Рус
Eng

Газовая война Европы: проиграть самой себе, Азии или России?

Интервью
Газовая война Европы: проиграть самой себе, Азии или России?
Газовая война Европы: проиграть самой себе, Азии или России?
11 августа, 09:29Фото: ФОТО: profile.ru
Европа и Азия схлестнутся за рынок сжиженного газа. Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов оценил перспективы ЕС, назвал чушью планы европейцев о добровольном сокращению потребления голубого топлива на 15%. И сравнил энергорынок ЕС с “зеленым корабликом” в бурю.

Екатерина Максимова

-В одном из ваших исследований отмечалось, что в разгар мирового энергетического кризиса, то есть с прошлого года, Европа активно закупает сжиженный газ (СПГ). И готова была платить такие цены, что стала премиальным покупателем, сместив Азию. Как европейцы, столкнувшись с недопоставками трубопроводного газа из России, и азиаты, у которых закончился локдаун, теперь будут делить рынок СПГ?

-Мы делили апельсин, много наших полегло. Примерно так они и будут делить сжиженный газ. Рынок СПГ состоит из нескольких неравновесных сегментов. И та часть, которую можно делить оперативно, перебрасывать между покупателями, ориентируясь только на наиболее выгодные ценовые предложения, занимает менее 30% от этого рынка. Это включая краткосрочные контракты, то есть они заключены на срок до четырех лет. Все остальное зарезервировано среднесрочными и долгосрочными контрактами. А на долю Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) приходится порядка ¾ всего мирового спроса. Это если ориентироваться на итоги прошлого года.

Европа оказалась в самом уязвимом положении

-То есть европейцы могут рассчитывать исключительно на 30% от доли мирового рынка СПГ? Им этого явно не хватит, чтобы прекратить сотрудничество с Россией.

-Даже не на все 30%, а на долю от этого объема. Точнее борьба за дополнительные поставки со стороны каждого из игроков разворачивается сейчас вокруг доли от этого объема. Давайте перенесемся в 2021 год, когда наступил мировой энергетический кризис. Европа тогда, если сравнивать страны с наиболее значимыми экономиками, оказалась в самом уязвимом положении.

Уязвимость Евросоюза связана с тем, что ценообразование на газ там привязано к бирже, а от нефтяной привязки Евросоюз отказался. Для сравнения: АТР получает порядка 70-75% газа, ориентируясь на стоимость нефтяной корзины. И только 25-30% покупается через биржу. Поэтому средняя цена для Азии в любом случае оказывалась в течение энергетического кризиса более низкой, притом значительно более низкой, чем для Европы.

И вот в конце прошлого года европейские потребители создали на бирже повышенный спрос, на фоне которого произошел экстремальный рост цен на голубое топливо до отметок выше 2000 долларов за тыс. куб. м. Та часть газа, которая не была связана долгосрочными контрактами, развернулась с азиатского направления и, ориентируясь исключительно на биржевые котировки, поплыла в Европу. К январю 2022 года европейский рынок стал премиальным для рынка СПГ, там сложились самые “вкусные” цены.

За счет высоких цен ЕС смог, по данным Еврокомиссии, за первые шесть месяцев 2022 года привлечь дополнительно 21 млрд кубометров СПГ не из России. Текущая ситуация показывает нам, что это, скорее всего, был максимум, который Европа может взять на мировом рынке исключительно за счет высоких цен. И сейчас, во втором полугодии, Европа в лучшем случае может претендовать на те же 21 млрд кубов. Или даже меньше, учитывая, что 5 млрд кубометров прибыли с американского завода, на котором в июне произошла авария.

Немного абсурда

-Увеличить объемы поставок СПГ Европа в дальнейшем, соответственно, сможет только за счет долгосрочных контрактов?

-Такая попытка была европейцами сделана. В первом полугодии они обращались к Катару, у которого есть планы к 2027 году увеличить производство в полтора раза, примерно на 50 млрд кубических метров. Катар ответил: не вопрос, давайте заключим долгосрочный контракт. И мы с 2027 года будем вам поставлять эти объемы. Европейцы ответили: не хотим долгосрочно, не можем, у нас “зеленая” повестка, будем покупать на бирже.

Такая позиция вызвала, мягко говоря, некоторое недоумение у катарской стороны, потому что подобный подход выглядит слегка абсурдным. Производство СПГ – дорогое удовольствие. На 1 млн т мощности завода вам придётся потратить примерно 1 млрд долларов. Это не строгая величина, но она позволяет оценить примерный масштаб. Так, 50 млрд куб. м – это примерно 36 млн т СПГ. Вот такие деньги производителю надо возвращать. Чтобы их вернуть – нужны гарантии в виде долгосрочного контракта, то есть минимум на 15, а лучше на 20 лет.

Но Европа же взяла курс на декарбонизацию своей экономики в рамках «зеленой сделки» к 2050 году и заявляет об отказе от газа в ближайшие десятилетия. Контракт начнет исполняться в 2027 году, а к 2047 году, по планам ЕС, газ им вообще уже не будет нужен.

-Как страны Евросоюза вообще продержатся пару десятилетий до наступления обещанной ими “зеленой” эры? Если прошлом году Европа (включая Великобританию) потребила примерно 500 млрд кубометров газа, из них почти 150 млрд кубометров поставлял Газпром. Доля СПГ – 104 млрд. Сейчас по “Северному потоку - 1” поставки снизились до 20%, от “Северного потока -2” из-за СВО европейцы отказались.

-Это заблуждение, связывать текущие проблемы европейцев с военной операцией. Наши европейские партнеры большую часть своих действий пытаются объяснить именно этим. Действия европейских властей в рамках санкционного противостояния с Россией сейчас несколько усугубляют те последствия, которые принес мировой энергетический кризис.

Не сейчас, а с конца 2021 года в Европе посыпалось потребление газа под давлением высоких цен. Промышленные предприятия начали приостанавливать свою деятельность еще в прошлом году.

И сейчас Европа, несмотря на дефицит газа, не хочет платить за тот же СПГ больше других. Но она пока что вынуждена это делать. Азия, к слову, тоже не хочет, но у нее больше степеней свободы - ценообразование не привязано только к бирже, есть собственные ресурсы угля, которыми она не брезгует пользоваться.

Все, что могло случиться и что играет важную роль в данный момент, началось до украинских событий. И ситуация сейчас принципиально не меняется, ситуация изменилась лишь в том ключе, что Евросоюз отсекает от себя энергоносители из России. Это главное отличие всей этой истории.

Риф, на который налетел “зеленый” европейский корабль

-Это стремительное отсечение от российского газа для европейского рынка критично или просто временные неудобства?

-Заявления, что РФ манипулирует европейским рынком, публично начали озвучиваться еще в сентябре 2021 года. Мол, в Азии и США цены растут – это одно дело, а вот в Европе – только потому, что Россия этими ценами манипулирует, чтобы запустить “Северный поток-2”. Почувствуйте насколько мы, оказывается, всесильные: можем крутить рынками и Европы, и Азии, и США.

Обвинять нас в манипуляциях европейцы начали год назад, отказываться (или точнее – снижать зависимость) от российского газа на законодательном уровне решили, как минимум, 13 лет назад. А на уровне концептуальном - 20 лет назад.

Вот то, что мы наблюдаем в данный момент - это один из рифов, на который налетел “зеленый” европейский корабль. А то что буря (то есть кризис на энергетическом рынке) случится - это был вопрос не вероятности, а неизбежности. Интрига была только в сроках, когда он наступит. И если Евросоюз не вынесет из текущей ситуации необходимые уроки, кризис повторится. Скорее всего, довольно быстро.

Проблема Европы в реформах, которые она с конца 2000-х годов проводит в энергетике. Система, сама структура европейского рынка, которую они создали, не может работать в кризисных условиях. Они предназначены только для условий тепличных.

Зима близко

-Вы бы взялись описать предстоящую зиму в Европе?

-Тут прогнозировать невозможно. Потому что есть несколько неизвестных. Во-первых, погода. Во-вторых, посмотрим, насколько активно европейцы будут закрывать глаза на возможные схемы «серого» импорта энергоносителей из России. Например, уголь, экспорт которого из России прекращен с августа. А если он не совсем российский, а из Турции пришел. Вы вроде догадывайтесь чей он, но верите, что из Турции.

Третий момент - запустится ли “Северный поток -2”. Это, мне кажется, даже не столько нас должно интересовать, сколько европейцев. Я сомневаюсь, конечно, что запустят, потому что в сознании европейского руководства - это капитуляция. Но жизнь не исключает такой возможности. Газопровод «Ямал – Европа» уже остановлен, украинское направление загрузить на полную мощность невозможно. Плюс чисто технические проблемы не позволяют использовать более 20% мощности “Северного потока”.

Четвертое неизвестное - уровень спроса. За первое полугодие 2022 года уровень спроса на газ в ЕС сократился на 27 млрд кубов. Это очень много. И основной объем сокращения пришелся на промышленный сектор. А данный сектор потребляет примерно четверть всего газа, поступающего в страны Евросоюза. Насколько упадет потребление по итогам второго полугодия - вопрос, но понятно, что падение будет. Те промпредприятия, которые в первом полугодии не работали, во втором тоже работать не будут.

Пятый момент - цены на газ. Какими они будут, пока никто не знает. Если сохранятся на текущих уровнях - от 1 до 2 тыс. долларов и более, то у меня плохие новости для европейских соседей.

“Мало ли что этот человек трындит про “Северный поток - 2”

- ”Северный поток -2”: во-первых, как бы лично вы объяснили рядовому россиянину, зачем в его строительство вложили около 10 миллиардов долларов, если Европа честно заявляла о постепенном отказе от российского газопроводного газа. Во-вторых, канцлер Германии Шольц уже исключил возможность его запуска.

-Одно дело политические заявления, совсем другое - суровая реальность. Трубопровод строился совместно с европейскими компаниями. Это был совместный проект хозяйствующих субъектов, относящихся к энергетической отрасли.

И эти субъекты, по своим оценкам, считали, что “зеленые” планы, которые хотел реализовать Европейский союз, не реализуемы. Евросоюз, за свою непродолжительную историю, вообще много чего не реализовал из озвученных планов. Там много чего спускали на тормозах. «Ну, не шмогла я, не шмогла». Например, в 2010-х годах европейцы старались обеспечить условия равного доступа к энергоносителям для всех стран ЕС. Не вышло.

Более того, пришедшие сейчас ко власти Шольц и другие европейские лидеры заявляли о развитии возобновляемых источников энергии и расширении доли газовой генерации. Потому что Европа планирует отказываться от угля в электрогенерации, а конкретно Германия отказывается от АЭС. Значит, их надо чем-то замещать. Планировали заместить газовыми электростанциями. Планировалось, что потребление газа в Германии к концу 2020-х годов увеличится примерно в четыре раза. Это что касается целесообразности строительства «Северного потока – 2».

Про заявления Шольца… Мало ли что этот человек трындит, извините, пожалуйста. С одной стороны, сегодня Шольц канцлер, завтра нет. С другой стороны, если “Северный поток -2” будет запущен, то Европа решит все свои текущие проблемы с газом. Россия, как поставщик голубого топлива, в долгосрочной перспективе, является для Европы безальтернативным партнером.

Но, как я уже сказал выше, сомневаюсь, что сейчас могут быть положительные решения по “Северному потоку -2”.

А вдруг Шольц туда гаечный ключ бросил или проводок оторвал

-Ваш прогноз, что будет дальше с первым “Северным потоком”? Его запустят на полную мощность осенью? Сколько мы еще будем смотреть сериал про турбину?

-К осени не запустят. Это невозможно. Там сейчас не работают семь турбин. И эти семь турбин находятся не в одинаковом состоянии. Одна турбина сейчас в Германии. Стороны не могут договориться о её перевозке в Россию. Три турбины требуют капремонта, их надо везти в Канаду на завод-изготовитель. Сейчас их везти туда невозможно из-за вопросов по правовой базе. Есть еще три турбины, которые требуют вмешательства специалистов Сименс на месте – в России. Возможно, каким-то из них тоже потребуется капитальный ремонт.

И если вот прямо сейчас, сию минуту, разрешатся все проблемы, связанные с документальной стороной, с доставкой застрявшей турбины, то ее включат где-то к концу августа. И газопровод сможет выйти примерно на 67 млн кубометров, сейчас 33 млн кубов в сутки.

Историю с турбиной я могу назвать только одним словом - идиотизм. Особенно после того, как посмотрел видео с канцлером Германии. Когда турбину из Канады почему-то доставили не в Россию, а в Германию, Шольц подошел к ней, потрогал руками и на полном серьезе заявил с трибуны - я посмотрел, она работает. Сама ситуация невменяемая: мало того, что чужую турбину почему-то привезли в Германию, распаковали, она лежит, не огорожена, без охраны. Подходи кто хочешь, делай что хочешь. И к ней подходят какие-то люди, которым просто нельзя находиться рядом с оборудованием, и наложением рук определяют ее состояние.

Рядом с канцлером, если уж ему захотелось диагностировать агрегат, как минимум, должен был находиться представитель заказчика - Газпрома. А вдруг Шольц туда гаечный ключ бросил или проводок оторвал. Шучу, конечно. Но если серьезно, то после того, как турбину распаковали без свидетелей со стороны заказчика и пощупали, она опять требует диагностики.

Но повторюсь, если вот прямо сейчас решить все юридические (документальные) вопросы, отбросив политические манипуляции, то ситуация с “Северным потоком” может развиваться благоприятно не ранее, чем к концу года. Можно будет выйти на, предположим, почти на 100% мощности. Но каждая неделя простоя приводит к тому, что это все так не работает. И все смещается к весне. Это лучший вариант развития событий.

А пока представители Сименс говорит, что «Газпром вам врет, нет никаких санкционных ограничений на доставку турбины из Германии в Россию». У Газпрома логично возникает вопрос: зачем вы это для СМИ говорите, мы хотим бумагу с этими словами. Официальную, с внятной формулировкой, с печатью и подписью той же Урсулы фон дер Ляйен.

“Зачем ждать зиму? Уже ломается система”

-Значит хранилища Европа заполнить не успеет?

-Странно, что все привязались к зиме. Замерли в ожидании: сейчас ударят морозы и европейцам будет плохо. Это их повестка - как зиму пережить, и мы почему-то в не включаемся.

Да не в этом дело. А дело в том, что у них в принципе сконструирована такая система, которая не может не ломаться. Зачем ждать зиму? Уже ломается эта система, больше года ломается. Сколько бы газа в хранилищах ни накопили, эти все накопления не имеют смысла без гарантий стабильных поставок летом и зимой. И эта вся беготня - “мы не разрешим “Северный поток- 2”, “это Газпром плохой” - это уже следствие того, что они не справляются. Для меня это сигнал, что они в отчаянии.

Не надо, конечно, ожидать, что в разгар зимы Европа приползет на коленях. Нет. Они будут рассказывать, как приняли план по экономии газа на 15% и выполняют его.

А от какого показателя 15%? Я вам скажу: они собираются сократить спрос на газ от среднего объема, характерного за последние пять лет в период с 1 августа по 31 марта. А помните, я вам сказал, что они только в первом полугодии сократили потребление газа на 27 млрд кубов. И что во втором полугодии будет сопоставимое сокращение. Фокус в том, что они уже близки к целевому показателю сокращения спроса. Они априори за следующие восемь месяцев будут демонстрировать снижение. По всей видимости, у каждой из европейских стран будет этот показатель колебаться в пределах 10-15%.

И европейским лидерам можно выйти и сказать: вы знаете, наша экономика находится в очень неприятном положении, мы не справились как управленцы. А можно заявить: вот видите, какие вы, европейцы, молодцы, мы вам сказали сокращать потребление, и вы сократили. Это значит, мы приняли управленческое решение и все ему последовали.

Эти заявления про сокращение - это профанация чистой воды, чушь собачья.

-Судя по вашей оценке, получается, что бредовость ситуации объясняется только политикой?

-У любого управленца должен быть виноватый. Если его нет, то его надо назначить, чтобы было на кого свалить свои промахи. При том положении дел, который сложился на энергетическом рынке ЕС из-за целого ряда факторов, у ЕС обязательно должен быть свой виноватый. Россию и назначили.

В нас тычут пальцем и говорят - это все РФ, это не мы. Европейцу показывают - вот турбина, вот Шольц рядом с ней, она работает, а газа нет. Удобно?

Сейчас перед большинством европейских лидеров стоит выбор: на одной чаше весов их политическое будущее, на другой - благополучие европейской экономики. Какая чаша должна перевесить?

Плюс еще один фактор: любые подвижки, связанные с улучшением ситуации, без российского газа невозможны. А если кто-то из политиков хотя бы попробует что-то предпринять, то это будет означать - прогнулся, снимает санкции. В Канаде до сих пор не утихает общественно-политический скандал из-за отправленной для России турбины.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter