Рус
Eng
Юрий Грымов: «Время паразитов заканчивается»
Интервью

Юрий Грымов: «Время паразитов заканчивается»

8 июня 2018, 13:51Веста Боровикова
Их расцвет пришелся на конец 90-х – начало 2000-х, а девизом было: «Деньги любой ценой»

Режиссер Юрий Грымов представил в театре «Модерн» пьесу Горького «На дне», перенеся ее героев в Москву нулевых годов. Сатин и Барон заботятся о своей внешности и носят дизайнерские пиджаки, а Лука говорит вещи, в который не верит сам, заманивая других в сети пустых надежд, где обольщение обернется отчаянием. Зачем Грымов поступил так с самым симпатичным героем этой пьесы, разбиралась корреспондент «Новых Известий» Веста Боровикова.

Лука по Грымову

– Вы сделали Луку человеком пустым, который изображает милосердие и не несет ответственности за сказанное. А его окружают люди, которые в милосердии крайне нуждаются...

– Он как мякиш, этот Лука. Как и все герои пьесы, Лука – это пустота. Все герои пьесы ничего не производят. Они не посадили дерева и не вырастили сына.

– И они не достойны милосердия?

– Они достойны сожаления.

– То есть, вы взяли на себя роль судьи?

– Да. Я беру на себя роль судьи. Я имею свою позицию, которая может нравиться или нет, но это моя позиция. И я отвечаю за то, что я делаю. Я не изменил в Горьком ни фразы.

– Вы считаете, что то, что говорит Лука – губительно для людей?

– Да.

Вы поставили спектакль о так называемых «социальных паразитах». Сейчас их время?

– Нет, я думаю, что время паразитов заканчивается. Их расцвет был с 1995 по 2010 годы. Их девиз: «Деньги любой ценой». Я знаю этих людей. Их образ жизни, их манеры. Я не могу назвать их своими друзьями. Но это мои знакомые. Сейчас изменилось время. Сейчас «так не носят». Я – производственник, и мне стало не по себе в середине 90-х оттого, что понятие производства стало исчезать. В Москве были уничтожены заводы, на их месте стали торговые ряды. А ведь производство – это рабочие места. Вместе с уничтожением производства, к которому приложил руку Лужков, в частности, исчез русский автопром. То же самое случилось с кино. Любой режиссер, выходящий из ВГИКа, мечтает об «Оскаре». Забывая о том, что это – национальная премия Америки. Кино разрушилось. А театр, в котором я системно работаю года три, он не разрушен. Причины тому – правильная государственная политика и энтузиасты театра. Только в одной Москве больше сотни театров. Хотя попытки уничтожения театра, например, заменой их на мюзиклы, происходили. Сюда мог бы прийти циничный Бродвей. Но театр не поддался.

Хотя народ и жаждет развлечений...

– У нас в театре идет «Затерянный мир» по Артуру Конан Дойлу. И родители бывают недовольны тем, что им мало показывают динозавров – только во втором акте, потому что это драматический спектакль, а не зоопарк. «Затерянный мир» – это спектакль о любви, о дружбе, об ответственности перед природой.

– Кстати, о родителях. По их доносу уволили учительницу, которая привела к вам детей на спектакль по Хаксли, «О дивный новый мир».

– Ее уволили полтора месяца назад. Мы узнали об этом случайно, она не жаловалась. Мы ей позвонили, пригласили на премьеру «На дне», поскольку она часто ходила к нам с детьми. Она сказала, что ее уволили, и что она не хочет огласки, потому что она уже трудоустроена. Она в системе. Ее потом никуда не возьмут, если она начнет об этом громко говорить. Поэтому я не назову вам ни номера школы, ни фамилии учительницы. Мне не нужна кровь. Я провел переговоры с Департаментом образования, он откликнулся, и я рад тому, что сегодня этот департамент вместе с Департаментом культуры разработал системную программу посещения театров школьниками.

– Так же это было и в моем детстве.

– И в моем тоже. Заканчивая тему, скажу, что я считаю, что педагог, который в свой выходной повел учеников посмотреть спектакль, по книге, которая входит в программу по внеклассному чтению в школе, заслуживает поощрения, а не наказания. Совершенно точно я также знаю одну вещь – что поход в театр для ребенка – это меньшее зло, чем соцсети. И что директор школы не должен быть заложником амбиций не всегда умных родителей. И я, пользуясь случаем, через уважаемое мной издание, приглашаю всех этих лицемерных «нравственников» в театр «Модерн». Посмотрите спектакль. Милости просим.

– У вас в планах премьера «Войны и мира».

– Это проект, который я пять лет предлагал разным театрам. Даже отобрал актеров и решил поставить в Калуге. Сделал две читки, и директор слился. Потому что пресса в его театр приехала, и ему больше уже не надо было ничего. Я четыре раза приезжал в Калугу ради этого спектакля. Я не смог поставить этот спектакль и в РАМТе у Бородина. Он мне лично отказал. Хотя я думаю, что «Война и мир» нужна молодежи. В июле мы отдохнем, с августа начнем репетировать, в ноябре я планирую спектакль выпустить. К юбилею этого великого произведения Льва Толстого.

– У вас будут отдельные сцены из романа, как у Петра Фоменко?

– Нет, у меня будет всё произведение целиком.

– И дуб?

– Нет, вот дуба не будет. Вообще, я поставил за полтора года шесть премьер. С отличной труппой. Поэтому нам есть что показать зрителю, помимо дуба.

КСТАТИ

О ситуации с уволенным учителем Юрий Грымов написал отдельный пост на "Эхе Москвы". Думается, он заслуживает внимания:

Приятно делиться радостью, но иногда приходится делиться болью. Случившаяся история — это моя сегодняшняя боль.

У нас в театре уже почти год успешно идет постановка «О дивный новый мир» по Олдосу Хаксли. Это знаменитая антиутопия, почти пророчество английского писателя о будущем человечества. То, что эта книга сегодня продается почти в каждом книжном магазине, — свидетельство того, что Хаксли здорово угадал. Очень во многом. И именно поэтому я выбрал этот роман для постановки в «Модерне». Но я не ожидал, что поле действия романа распространится на нашу актуальную, сегодняшнюю жизнь, выйдет за пределы сцены и затронет реальных людей. Однако произошло именно так.

Два месяца назад преподаватель литературы некой московской школы (я не называю имен, фамилий и номера школы; о причинах — позже) решила сводить свой класс на наш спектакль. Она купила в кассе десять билетов. А потом, когда состоялась премьера «Юлия Цезаря», мы позвонили ей и спросили — не хотите ли вновь прийти с ребятами, посмотреть Шекспира? «Нет, — говорит она, — не смогу, потому что меня уволили». Это был настоящий шок. Что же случилось?

Случилась невероятная и в то же время такая узнаваемая история. Когда ребята посмотрели спектакль, они рассказали об этом друзьям, поделились впечатлениями в соцсетях — в свойственной им манере: мол, спектакль про свободную любовь. Родители забили тревогу: как так?! Какая свободная любовь? Кто допустил? Конфликт дошел до директора школы, и он уволил учителя!!!

Сам директор не видел спектакля. И он не знает, что у нас на сцене не то чтобы нет «обнаженки» — ни единого скабрезного слова не звучит! А разговор о пресловутой «свободной любви» идет с точки зрения здоровой человеческой совести, которая не может примириться с тем, что «все принадлежат всем», которая воспринимает эти отношения не как любовь, а как порок больного общества, скатывающегося в пропасть. Ничего того, что нельзя видеть и слышать старшеклассникам, в пьесе нет — как, впрочем, нет ничего подобного и в самом романе Хаксли.

Почему я пишу об этом только сейчас? И почему не называю имен действующих лиц? Да потому что меня об этом попросила сама жертва. Да, она ушла из школы и устроилась на новую работу. И просила не поднимать скандал по крайней мере до тех пор, пока она не выйдет на новое место работы. Я, со своей стороны, обещал ей не называть фамилий, но оставить этот случай без огласки я не могу.

За что уволили учителя? За то, что он добросовестно, творчески подходил к своей работе? Вы много знаете школьных учителей, которые ходят со своими учениками в театр, чтобы увидеть сценическое воплощение знаменитого литературного произведения?

Я не поленился, полез в интернет и нашел список обязательной и дополнительной литературы для чтения летом для учеников 11-го класса. Будь я этим самым директором N, у меня бы волосы на голове встали дыбом: о, ужас! «Петр Первый» Алексея Толстого! Да там же кровища льется рекой — царь казнит стрельцов, разбойнички лютуют на лесных дорогах, староверы целыми скитами себя сжигают! А «Тихий Дон»? Дичь и мрак! Ужасы гражданской войны в красках — где рейтинг 18+?! А «Сто лет одиночества» Маркеса с его кровосмесительным кошмаром, убийствами и самоубийствами, темной тягой к запретному? Кого уволить за это?!!

А что мне как худруку теперь делать с новой премьерой — «На дне»? С произведением, которое десятилетиями входило в школьную программу, по которому несколько поколений выпускников писали сочинения? Там ведь тоже есть и насилие, и пьянство, и распущенность. Там человека убивают! Мы сделали это произведение понятным для современного человека, в том числе и молодого зрителя, — и что получается: теперь надо ждать новых сюрпризов со стороны поборников какой-то новой, железобетонной нравственности? Чем еще удивят нас адепты современного неопуританства?

Меня серьезно беспокоит та атмосфера в нашем обществе, которая порождает подобного рода случаи. Нравственность — очень правильная и нужная вещь. Но когда вокруг начинают происходить подобные странные вещи, закрадывается сомнение: а не сбит ли нравственный «прицел» у нынешних охранителей и запретителей? Учителя, который пытается заставить своих учеников думать самостоятельно, расшевелить их, отвлечь от «решебников», — уволить! Вы, борцы за нравственность, понимаете, что вы делаете? Не только с этим учителем — с детьми? Вы понимаете, что благодаря вам «дивный новый мир» побеждает уже сегодня?

Возможно, прав был Вознесенский, когда вложил в уста своих героев грустные слова: «Смешно с всемирной тупостью бороться, свобода потеряла первородство». Но я не хочу заранее соглашаться с этим и опускать руки. Тем более что, узнав о случившемся, в Департаменте образования Москвы были возмущены не меньше моего. И там точно так же считают, что произошедшее — это вопиющее нарушение, и с нравственной, и с профессиональной точек зрения.

Между прочим, сейчас Департамент образования вместе с Управлением по культуре разрабатывают программу посещения школьниками театральных спектаклей. Это прекрасно, это правильно! Со всемирной тупостью можно и нужно бороться, и бороться с нею нужно самым ценным и светлым, что у нас есть, — культурой.

Пожалуйста, не оставайтесь безучастными; расскажите об этой истории друзьям, напишите в соцсетях, выскажите свое мнение о произошедшем. Я хочу чувствовать себя гражданином. Я хочу жить в здоровом обществе. Уверен: вы — тоже.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter