Рус
Eng
Мохмад-Эми Ахмадов: как платят пенсии в Чечне
Интервью

Мохмад-Эми Ахмадов: как платят пенсии в Чечне

5 марта, 08:00
Руководитель отделения ПФР по Чеченской республике Мохмад-Эми Ахмадов ответил на вопросы "Новых Известий"

Общественное мнение и СМИ зачастую неблагосклонны к Чечне. Но факт очевиден: за один век народ перенес войны, разруху, депортацию. О том, с каким трудом возрождалась мирная жизнь в Чеченской Республике, рассказал нашему корреспонденту руководитель ОПФР по Чеченской Республике М-Э. И. Ахмадов.

— Мохмад-Эми Исаевич, давайте вспомним военное время. Как пережили его сотрудники пенсионной системы?

— В июне 2000-го Ахмат-Хаджи Кадырова стал главой Чеченской Республики, которая почти 10 лет жила как бы в "автономном" режиме от федерального центра и всей России. Нужно было заново создавать институты власти. Я тогда работал в Пенсионном фонде Ленинского района Грозного. Который постоянно попадал под сильные бомбежки. Когда стало ясно, что очередной обстрел накроет и наше отделение, я загрузил весь архив управления в машину и вывез к себе домой, в Шали.

Но вскоре и в Шали вошли войска. Мы с мамой вдвоем сидели дома. Старший брат и сестры вместе с детьми выехали за пределы Чечни. И тут пошли так называемые "зачистки". Наряд солдат явился и в наш в дом. Обыскивали все что можно. Электричества не было. Один из солдат спустился в темный подвал и уже оттуда стал кричать: «Да тут дудаевский архив!». А те, кто оставался наверху, тут же решили: «В расход его!».

Но, наверное, Всевышний меня спас! Когда меня вывели во двор, навстречу шел майор. И я ему попросил его: «Хоть вы спуститесь, посмотрите, что там находится!». Мне показалось, что он меня не услышал,. прошел без всяких эмоций. Но уже внутри дома громко скомандовал своим:

— Ребята, постойте!

Потом вернулся ко мне и спрашивает:

— А вы кем работаете?

— Я начальник управления Пенсионного фонда Ленинского района Грозного, — отвечаю.

— А документы есть?

Я предъявил удостоверение. И майор неожиданно отвечает : «Его не расстреливать, ему памятник надо ставить! Это пенсионные дела, ребята!».

Выходит, что офицер не поленился пойти в темный подвал, посмотреть документы... Благодаря этому ответственному и благородному человеку я до сих пор жив.

Что касается архива, то позже его перевезли в Грозный и он стал основой для возобновления нашей работы.

— Насколько это важно было тогда?

— Без архива мы бы заново восстанавливали дела каждого пенсионера. Сделать это дистанционно было невозможно, пришлось и самим старикам доказывать свое право на пенсии и их размер. Сами понимаете, многие из них были больны, многие даже из дома не выходили, получать какие-то справки в госорганах, которых тоже не было, крайне сложно. А ведь им бы потребовалось еще и доказывать свой трудовой стаж. Но предприятий и организаций, где они работали, уже не осталось, их архивы во многом уничтожены...

Но проблема не только в архивах. Тогда у сотрудников фонда не было своего офиса, компьютеров, транспорта... Однако отвечать за доставку пенсий приходилось без скидок на обстоятельства и условия войны. Хотя были случаи нападения на глав администраций, перевозивших деньги, вооруженные грабежи отделений и сотрудников ПФР.

- А новые власти помогали?

- Разумеется. Я лично обратился к Ахмад-Хаджи Кадырову за помощью. К тому времени я исполнял обязанности начальника городского управления Грозного.

Кадыров-старший соединил меня с военным комендантом города и республики, а те дали спецподразделение, которое было в моем подчинении в период расчетов и выдачи пенсияй. Военные с пониманием отнеслись к нашей просьбе и очень четко выполняли все просьбы и меры по обеспечению безопасности.

Ну а затем предыдущий глава пенсионного фонда ЧР стал депутатом парламента и мне предложили возглавить республиканское отделение.

- Главная проблема - кадры?

- Да, специалистов физически не хватало. А те, кто остался, мало что знали о новой системе персонифицированного учета пенсионеров, принятой в России. Да и, повторяю, во многих районах архивы были частично утеряны из-за боев и пожаров. Так что пришлось срочно отправлять людей на учебы.

- В Москву, Ростов?...

- Москва сильно помогла. Нас серьезно поддержал председатель Правления Пенсионного фонда России Геннадий Николаевич Батанов, который на первой же встрече с Рамзаном Ахматовичем Кадыровым (он тогда был первым замом председателя правительства), пообещал помочь с материально-технической базой. И свое слово сдержал! Мы получили все необходимое - от сканеров и компьютеров до автомобилей и офисов.

— В советское время Чечено-Ингушетию называли "краем долгожителей". А что сегодня?

— Получателей пенсий старше 80 лет сейчас около 13 тысяч, а за 100 лет и выше осталось всего 70 человек. Но долгожителям уделяем особое внимание. Старики в Чечне пользуются особым авторитетом.

Но надо помнить, что мы — регион, переживший долгие годы безвременья и две военные компании. Этот фактор пагубно отразился на здоровье и долголетии граждан.

Всего же чеченское отделение ПФР обслуживает более 417 тысяч человек. Но в процентном отношении численность пенсионеров значительно меньше, чем в центральных регионах России, где почти каждый третий — получает выплаты от государства. У нас — не более 25 процентов.

— Используете ли вы современные технологии, интернет-сервисы в своей работе?

— И не просто используем не хуже, чем у других. Даже изобретаем свои ноу-хау. Недавно, например, открыли сервис «Видеоприемная руководства». Любой житель республики сегодня может позвонить в любое территориальное отделение Пенсионного фонда и руководству головного отделения, в том числе и мне: сесть перед монитором, набрать любого из нас, высказать свои проблемы и пожелания.

Такой электронный сервис не имеет аналогов в России, и потому Пенсионный фонд России планирует реализовать наш опыт на федеральном уровне.

Также мы придумали сервис «Вотсап-консультант». Там стоит назвать свою фамилию, имя, отчество, кодовое слово - и можешь задавать любые вопросы.

В общем, можно сказать, что мы преодолели 10-летнее отставание от российской пенсионной системы за два года.

— Чем помогает вам глава республики Рамзан Кадыров?

— Зная его трепетное отношение к старикам, руководители чеченских министерств, ведомств, главы районов всегда шли навстречу. Иногда даже не приходилось выходить на Рамзана Ахматовича. Но не было случая, чтобы мы к нему обратились и он не помог.

Недавно на юбилее нашего фонда Кадыров сказал: «Я очень горд, что стоял у истоков воссоздания Пенсионного фонда, внес свою лепту, свою частицу. И у вас сложилось ведомство, одно из образцовых в республике».

У нас сегодня работают 20 клиентских служб, в которых есть компьютеры для посетителей. Все "окна" унифицированы, услуги посетителям предоставляются по всем направлениям.

— Действительно, в Чеченской Республике недавно был зафиксирован самый высокий уровень удовлетворенности населения качеством госуслуг ПФР...

— Электронная система «Ваш контроль» проверяет эффективность нашей деятельности по объективным данным. Это - время предоставления услуг, ожидания в очереди, вежливость и компетентность сотрудника, комфортность условий в помещении, доступность информации о порядке предоставления государственных услуг. Оценивается работа по пятибалльной шкале.

Скажу без всякого преувеличения: все услуги Пенсионного фонда можно получать в электронной форме, без визита в офисы, с помощью сайта Пенсионного фонда и портала Госуслуг.

Правда, автоматизация не исключает и личного общения с пенсионерами. Не секрет, что в этом деле случаются разные ситуации. Сотрудникам ПФР надо иметь высокую личную культуру, чтобы разговаривать с людьми вежливо и не терять достоинства.

А действительно достойных людей - как в Чечне в целом, так и в наших отделениях ПФР - много. Именно они определяют лицо коллектива и его эффективность.

Беседовал Сергей Сенин

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter