Рус
Eng
"Учитель года" Погодин: "Я верю в людей, а не в реформы"
Интервью

"Учитель года" Погодин: "Я верю в людей, а не в реформы"

1 сентября, 10:09
Накануне 1 сентября  Минобрнауки разделился на Министерство образования и науки и Министерство просвещения. О том, что это дало,  мы поговорили с учителем  информатики из Новой школы, «Учителем года Москвы» Владимиром Погодиным.

- Что, на ваш взгляд, даст разделение полномочий?

- В первую очередь - то, что мы, похоже, оторвались от науки. И школе можно как бы уже и не связываться с ней... Раньше, когда была сквозная линия школа - вуз, вопросы могли решаться напрямую. Сейчас, вероятно, между министерствами будут осуществляться какие-то смычки. Возможно, очень классные. Пока они толком не начали работать. И мы о них ничего не знаем.

- Кто теперь министр просвещения?

- Васильева.

- А министр науки?

- Не знаю. Вот видите. Разделение уже произошло!

- Когда у нас последний раз было Министерство просвещения?

- В прошлом веке. У нас был Наркомпрос, потом Министерство просвещения.

- Москва переходит на электронные учебники. В учебнике истории можно одним кликом вызвать множество иллюстраций древности и вообще в нее погрузиться, в литературе посмотреть фильм по тому произведению, которое изучаешь. Все отлично. Но по медицинским показаниям на экран можно смотреть 15 минут. Дальше вредно. Что делать?

- На тот экран, что отражает свет, можно смотреть дольше. Но СанПины опаздывают за развитием технологий. И вопросы, конечно, есть. Первый - то, что эта система именно внедряется. За использование МЭШ учителю идет поощрение. Это настораживает, зачем вводить внешний мотив? Во-вторых, авторские наработки по моему предмету мне, например, хотелось бы использовать. Но, если их загрузить в МЭШ, возникают вопросы с авторскими правами. В-третьих, как раз по истории есть оппонент у МЭШ в лице Энвера Абдуллаева, главного редактора журнала «Преподавание истории в школе». В шестом номере журнала есть очень интересные замечания к материалам МЭШ по истории.

- За МЭШ выступает хотя бы тот факт, что ребенку не надо таскать с собой тяжелый рюкзак с учебниками. Тем более, что сейчас его и запретили носить, если он больше трех кг весит.

- А разве ребенок всегда носит такой рюкзак? Все большее количество школ обзаводится шкафчиками для учеников, где можно хранить и учебники.

У меня к МЭШ есть некий вопрос о том, что там нет по-настоящему совместной работы, можно просто пользоваться ресурсами других людей, плодя новые сущности. И еще мне неизвестны исследования о том, что МЭШ действительно улучшает качество образования.

- Вы были директором школы, вопрос как к директору: зачем объединили школы?

- Для оптимизации ресурсов и с целью изменения системы управления. Потому что изменение качества образования - а это главная цель объединения - невозможно без изменения системы управления. Придумали, как ее изменить – оптимизировали систему. То есть изменили менеджмент - люди заработали лучше. Не в ста процентах случаев, но в ста процентах случаев ничто не работает.

- Если раньше родители не могли войти в школу вообще, то сейчас родители диктуют администрации свою волю.

- Как бывший администратор, скажу: родители, которые хотели что-то диктовать, становились моими союзниками. Ведь они приходили ради детей. Значит, цель одна. Вот когда не приходят, когда сразу пишут жалобы в департамент, это проблема. Потому что департаменту важно, чтобы жалоб не было.

- Получается, родитель втемную написал жалобу на директора в департамент, и того сняли.

- Если поняли, что человек не справляется с проблемой.

- И как справляться?

- Только договариваться с родителями. Если ты подписывался, работаешь. Не можешь так работать - не подписывайся.

- Что дает управляющий совет родителей?

- Бесценный родительский ресурс. В идеале это должен быть совет спорщиков, которые стремятся к одной цели.

- Кем в споре родителей и учителя должен быть директор?

- Щитом. Конечно, никто не отменял статью, по которой можно снять директора в 24 часа без объяснения причин. Но есть судебные решения о восстановлении. Потому что в этой статье не говорится, что причин не может быть вообще.

- Кем, в первую очередь, должен быть хороший директор- педагогом или управленцем?

- Я считаю, что директору всегда надо быть педагогом, потому что если ты чистый администратор, тебе трудно будет понять учителя как учителя. И вместе с тем ему надо быть менеджером. И эти две роли не совпадают и даже вступают в противоречие. Проблема не решена.

- Может, функции разделить, как в театре? Есть худрук, и есть директор. Один отвечает за творчество, второй - за ремонт и гастроли. Если очень грубо все объяснить.

- Качество школы не может быть выше качества работы учителей. А вот насколько качественно работают учителя – бывает, серьезно зависит от администрации.

- Сейчас учителям подняли зарплаты, и многие руководители нагружают учителей под завязку. Потому что если меньше занятость, то меньше зарплата учителя и, следовательно, директора.

- В школе 1535 так не делают, у Ильи Бронштейна в 1468 так не делают, хороший директор выйдет из положения и будет действовать в интересах детей. Потому что детям вреден сгоревший учитель. Помню, когда работал директором, пришел в управление образования, сказал, что у меня слишком высокая зарплата и спросил, можно ли ее понизить. Конечно, оставили как есть. Тогда я вложился за свой счет в ремонт школы. Нормально. Многое зависит от директора.

- На вас писали доносы, пока вы работали директором?

- Конечно. А на кого их не пишут?

- И как?

- Ну вот, я не директор. Наверное, человек, писавший их, удовлетворен. Я работаю учителем в школе, и тоже удовлетворен. Потому что давно понял, что мое. Видеть в человеке его призвание и мотивировать его на то, чтобы его раскрыть. Я получаю удовлетворение от этого.

- Вы получаете от детей благодарность?

- Как только начинаешь ее ждать, ты как педагог кончаешься. С детьми просто классно. Все нормальные педагоги – они молодые до старости. У всех «шило в одном месте». Я верю в них, а не в реформы.

- Вообще, реформы образования влияют на отношения «учитель -ученик»?

- Не думаю. Для этого нужно с вниманием отнестись и к учителю, и к ученику. А этого нет. Александр Наумович Тубельский говорил, что не знает ни одной реформы, которая бы не отчиталась, как хорошо она прошла, и… не провалилась при этом.

Встречалась Веста Боровикова.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter