Рус
Eng
Грустная история Людмилы

Грустная история Людмилы
Мнение

11 октября 2013, 00:00
Йохан БЕКМАН
Грустная история Людмилы

История, которую я хочу рассказать, увы, во многих отношениях типична. Нечто похожее происходит со множеством русских матерей, которых судьба занесла в Финляндию. Недавно мне звонила Людмила. Она – родом из Санкт-Петербурга. Людмила познакомилась с жителем Хельсинки. Они поженились. Людмила переехала в Финляндию. У нее родилась дочь. Нормальная жизнь, нормальная семья... Но скоро началось преследование со стороны финских социальных служб.

Если верить рекомендациям финского министерства здравоохранения, русские родители относятся к «группе риска». Они такие особенные родители, что могут запросто избить своих детей или – еще того хуже – могут уехать со своими чадами в такое опасное место, как Россия. Поэтому социальные службы Финляндии уделяют семьям с русскими родителями особое внимание.

Вот соцработники и зачастили к Людмиле – благо, для подобных визитов по финскому законодательству не требуется ни разрешений, ни ордеров. У меня нет информации о том, что Людмила била свою дочь. Не было такой информации и у финских соцработников. Но Людмилу стали обвинять, как обычно происходит в подобных случаях, в чем-то неопределенном. Например, соцработникам показалось, что в ее доме не очень чисто и что она слишком требовательна к дочке. И вообще, у ребенка слишком много занятий. Значит, девочка гиперактивна. Нет ли здесь вины мамы? Ну и, конечно, главный повод для подозрений – намерение Людмилы свозить свою дочку в Санкт-Петербург.

Все могло бы кончиться очень плохо. Случаев, когда русских детей под непонятными предлогами забирают у родителей, в Финляндии много. Но Людмила сделала единственно правильный вывод: она уехала вместе со своей дочерью к родственникам в Израиль. Отец остался в Хельсинки, но регулярно ездил к семье.

Долгие годы Людмила с дочерью жили в Хайфе. Девочка пошла в школу, у нее появились друзья, она начала говорить на иврите. Дочь и мать получили гражданство Израиля. Мама работала, все было вроде бы нормально – если не считать того, что отцу, чтобы просто увидеться с семьей, приходилось лететь за тысячи километров. Может быть, так бы все и продолжалось дальше. Но через пять лет после своего отъезда из Финляндии Людмила допустила ошибку. Она подумала, что финские «ювеналы» уже забыли о ней, и решила свозить свою дочь, которой исполнилось 13 лет, в Хельсинки, в гости к отцу.

Каким-то образом об этом узнала финская социальная служба.

Когда воссоединившаяся семья пила чай у себя дома в Хельсинки, финские полицейские взяли штурмом квартиру. Они попытались забрать дочь Людмилы на основании решения, которое было принято много лет назад. Девочка (кстати, не говорившая по-фински – она знала лишь русский и иврит) оказала сопротивление. Тогда полицейские применили силу. Для дочери Людмилы эта история имела тяжкие последствия. Она попала в психиатрическую больницу, а уже оттуда – в детский дом.

Не менее печально эта история закончилась для Людмилы. Скоро ей позвонили из полиции и вызывали на допрос. Финский прокурор обвинил Людмилу в похищении ребенка и незаконном лишении его свободы. Хотя и дочь, и финский муж доказывали в суде, что никакого похищения и уж тем более незаконного лишения свободы не было, Хельсинский городской суд приговорил Людмилу к тюремному сроку.

Сейчас Людмила на свободе, живет в финской столице. У нее за плечами судимость, ее семья уничтожена. Работы у нее нет. Как и любая мама, она мечтает увидеться с дочкой. С той самой дочкой, с которой ее разлучила финская ювенальная юстиция.

Автор – правозащитник, председатель Антифашистского комитета Финляндии

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter