Рус
Eng

Утраченные иллюзии, или почему я не аплодировал Ельцину

Утраченные иллюзии, или почему я не аплодировал Ельцину
Мнение

15 ноября, 11:12
Яков Миркин
Экономист
Уже в середине 1990-х было понятно, что мечты о свободе, о большой развитой экономике, о свободном дыхании, о том, чтобы быть на равных с другими развитыми – всего этого может не быть, что все крики о том, что не туда и не так, все эти крики упираются в глухую стену власти

Где-то в середине 90-х мы были на какой-то премьере в Кремлевском Дворце Cъездов, и в перерыве вышли подышать на внутренний балкон, прямо над фойе. Вдруг – видимо, нужно сказать «вдруг» - внизу появился, прямо в толпе, Ельцин. Была секунда всеобщего онемения – и раздались громкие аплодисменты.

Была середина 90-х, уже было ясное ощущение, что в стране происходит что-то не так, была война, было физическое убывание людей, были потери во всем – и уже все яснее, четче становилось понятно, что мечты о свободе, о большой развитой экономике, о свободном дыхании, о том, чтобы быть на равных с другими развитыми – всего этого может не быть, что все крики о том, что не туда и не так, все эти крики упираются в глухую стену власти, ее самомнения, ее высочайшего самопонимания, ее незыблемого чувства превосходства, во всяком случае, в экономике.

И - раздались громкие аплодисменты. И, внешне казалось, что он чуть ли не раскланивался, во всяком случае, этого ждал. Что это было? Что это было? Почему это так? Или сама природа самостийно взятой власти рождает аплодисменты – ты это ты, ты – нас взял, ты – выше и сильнее нас. Публика громко хлопала, хорошая публика – это был какой-то балет, если не ошибаюсь, не парадный съезд, просто люди собрались посмотреть на то, как пляшут и красиво пляшут.

Мы не аплодировали. Мы – это он и она – в недоумении смотрели вниз, спрашивая себя, что же нужно совершить, чтобы ни у кого не поднялись руки тебе похлопать. Или мы даже ничего не спрашивали, мы просто смотрели –лучше сказать, в ступоре - а все вопросы появились только потом, когда прошли тридцать лет и все мечты остались просто мечтами. А какие мечты? Свобода, зажиточность, легкое дыхание, достоинство, уровень жизни не хуже развитых стран, молодость движения – для всех. Для абсолютного большинства, то, что называется социальная рыночная экономика.

Но так ли это было? И что мы думали на самом деле? Память оставляет иногда лишь блеклые следы. Но все-таки мы это помним, мы очень ярко это помним – Кремлевский Дворец Съездов (он уже тогда так не назывался), мы – на балконе, пытаемся отдышаться, внизу в фойе вдруг появляется Ельцин, раздаются громкие аплодисменты, и мы смотрим друг на друга и спрашиваем себя: «Как же это так?», может быть, еще не совсем отчетливо понимая, что есть мечты целой жизни, а есть просто бытие, изо дня в день, много лет, когда они не сбываются.

И, самое главное, могут не сбыться.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter