Рус
Eng
Яков Миркин: Как спасти Россию от полного износа

Яков Миркин: Как спасти Россию от полного износа
Мнение

15 апреля 2017, 11:42
Яков Миркин
Экономист
Формулу «экономического чуда» в области дорожной, коммунальной и социальной инфраструктуры известный российский экономист предлагает на сайте OpenEconomy

На прошлой неделе волгоградские СМИ сообщили, что ямы на дорогах спасли жизнь пенсионерке: приступ аритмии прошел после скачков машины «Скорой помощи» на ухабах и кочках. Чудесная новость, но в остальном наши дороги мало радуют, да и не только дороги, а все, что в бытовом понимании является инфраструктурой — дорожной, коммунальной и социальной.

В начале января Всемирный банк написал, что России необходимо увеличивать инвестиции в инфраструктуру: в 2012–2014 годах на это выделялось менее 1% ВВП вместо необходимых 75%!

Чтобы бороться с износом нет денег — ни в бюджете, ни у частных предприятий: они не спешат инвестировать в долгосрочные проекты с непонятной окупаемостью. Тупик?

Насколько плоха ситуация с инфраструктурой в России?

1. Дороги

Протяженность сети автомобильных дорог в России — 948 тыс. км, но только 336 тыс. км. имеют качественное твердое покрытие, отмечается в январском докладе Всемирного банка.

Более 40% сухопутных территорий России не имеют надежного доступа к дорожной сети, всесезонными дорогами располагают только 2/3 населенных пунктов. В районах, где нет круглогодично действующих автодорог, проживает около 2 млн человек.

Доля дорог, не отвечающих эксплуатационным нормативым требованиям, по России — 61,9%, сообщал по итогам 2015 года Росстат. Хуже всего в Вологодской области (96,9%) и Калмыкии (93,7%), следом в «рекордсменах» — Саратовская (91%), Архангельская (87,7%), Костромская (84,5%), Рязанская (84%), Оренбургская (79%), Новгородская (75%) и Тверская (75%) области.

В исследовании Индекс глобальной конкурентоспособности по итогам 2015–2016 годов (включает 140 стран мира, автор — Всемирный экономический форум) Россия занимает довольно высокие места в рейтинге систем воздушного сообщения (12-е место) и мобильной связи (18-е), но по качеству дорог — одно из последних мест в мире (123-е).

Плотность дорог общественного пользования (37 км на 1 тыс. кв. км) очень низка по сравнению с этим показателем в Канаде (110 км) — крупной по территории стране со сходным климатом.

Протяженность федеральных трасс составляет лишь 8% общей протяженности автодорожной сети, но по ним осуществляется транспортировка 30–40% грузов и пассажиров — они эксплуатируются на пределе пропускной способности.

2. Здания

Мы все время говорим о стратегиях развития и сценариях экономического роста. А нужно бы о том — сколько вложить в жилье, чтобы привести его в порядок. В ветхом и аварийном фонде — 93 млн кв. м жилья, сообщал Росстат по итогам 2014 года. Получается, в три раза больше, чем было в 1990-м.

В России не менее 800 тыс. граждан проживают в аварийном жилье, заявлял глава Минстроя Михаил Мень.

Если проехаться по малым и средним городам России, оторопь берет от убогих фасадов, времянок и заводских бараков. Нижний Новгород — колдобины в прекраснейшем купеческом городе. Полуразрушенные, разломанные особняки и деревянные, почти легшие на бок, черные дома. Вышний Волочек — великолепный город, стоящий на трассе Москва — Петербург, находится в тяжелейшем состоянии. Торжок, Осташков и десятки других — эти города стоит восстановить.

При этом 48,1% зданий учреждений здравоохранения находится в аварийном состоянии или требуют капитального ремонта» (хуже всего в Забайкальском крае — 91,9%, но даже в Москве — 36,6%).

В «неудовлетворительном состоянии» — 39,5% зданий музеев, 38,8% зданий театров. Примерно такая же ситуация со зданиями школ. Это все данные Росстата по 2015 году.

3. Канализация

После всех богатейших лет, когда цены на нефть зашкаливали, мы так и остались с почти разрушенной канализацией.

Доля уличной водопроводной сети, нуждающейся в замене, в общей протяженности сети в России составляет 44,4%, в Москве — 58,6%, подсчитал Росстат по 2015 году. Даже не верится: для Томска эта доля составляет 95,4%, для Саратова — 81,9%, для Костромы — 79,2%, для Нижнего Новгорода — 74,7%.

Примерно такая же ситуация с отводом загрязненных вод. По России подлежит замене 43,6% канализации, по Москве — 69,8%.

«Большинство водопроводной инфраструктуры износилось более чем на 70% и буквально дышит на ладан. Трубы лежат в земле по 50–60 лет… В городе канализационная инфраструктура находится в «коме»… Если ничего не предпринять, то Ейск можно будет вообще закрыть», — пишет «Комсомольская правда» в Краснодаре. В Бологое «вода цвета кофе идет каждый день», пишет местное сетевое издание.

Почему нас всегда заботит что-то великое, а не правильное устройство канализации по всей стране?

4. Утилизация

«Доля не уловленных и не обезвреженных загрязняющих атмосферу веществ в общем количестве отходящих от стационарных источников» в России составляет 25,7%, в Москве — 60,4%, отмечал Росстат по итогам 2012 года.

Понимаете, о чем речь? Вообще-то — о воздухе, которым мы дышим. Есть те, кто превзошел Москву: в «лидерах» — Тюменская область с 98,5%, Удмуртия с 94,1%, Астраханская область с 91,3%.

В чем мы купаемся? «Доля сточных вод, не очищенных до нормативных значений, в общем объеме сточных вод, пропущенных через очистные сооружения» по России — 54,3%, по Москве — мизер. Но — Санкт-Петербург, Иркутск, Красноярск, Черкесск — 100%, Липецк, Рязань — 99,8%, Пенза — 99,7%, Самара — 99,6%, Омск — 99,4%, Краснодар — 98,3%.

Как можно спасти нашу инфраструктуру от полного износа?

Все это — вызовы. Ответ на них только один — много строить, переделывать российскую среду обитания, не наспех, качественно, по самими высоким стандартам. Шаг за шагом переустраивать не только Москву, стягивающую сейчас львиную долю ресурсов, но и все остальные регионы.

Необходимо тратить на все это гораздо больше. Сегодня расходы на инфраструктуру, на здравоохранение, на социальную сферу до обидного малы. Требуется разгонять на этой основе рост и модернизацию экономики, быстро догонять другие страны по качеству жизни (мы традиционно занимаем 100–104-е места в мире по продолжительности жизни).

Но для этого требуется совсем другая экономическая и финансовая политика, в центре которой — рост доходов и имущества российских семей, прежде всего среднего класса.

Какова формула «экономического чуда» в области дорожной, коммунальной и социальной инфраструктуры?

1. Доступный кредит в регионах на инфраструктурные проекты

В российском бюджете выделяется меньше средств на инфраструктуру, чем в бюджетах Китая и Южной Африки. Доля частного сектора в совокупных инфраструктурных инвестициях в России за период с 2006 по 2010 годы составила ориентировочно 16%, тогда как в Индии — 40%, в Чили — 66%, в США — 29%, в «старых» странах ЕС — 64%, следует из доклада Ernst and Young по итогам 2014 года.

У Банка России уже есть так называемые «специализированные механизмы рефинансирования» кредитов. Например, можно рефинансировать портфели ссуд региональных банков среднему и малому бизнесу на цели модернизации инфраструктуры под низкий процент, скажем, 2–3%, с ограничением процентной маржи банков (например, 2%), чтобы кредиты конечному заемщику стоили 4–5%.

Наконец, на тех же принципах рефинансировать портфели дешевой ипотеки для массового малоэтажного строительства в регионах.

2. Прочая поддержка бизнеса, вкладывающегося в инфраструктуру

Нужно предоставить максимум льгот — федеральных и местных, налоговых и имущественных — для бизнеса, который решился взяться за инфраструктуру. И, конечно же — льготы для прямых иностранных инвестиций, которые сегодня идут преимущественно в сырье.

Давайте уже приватизируем десятки тысяч мелких предприятий, принадлежащих государству и работающих в коммунальной сфере и других инфраструктурных областях. Сегодня они часто — «черная дыра», с мутными издержками, с неоправданными избытками, закладываемыми в цены и тарифы.

Это в конечном счете приведет к подавлению немонетарной инфляции — в ценах и тарифах, регулируемых государством.

Ну и, естественно, ждем расцвета государственно-частных партнерств, концессий, специальных инвестиционных контрактов, проектного финансирования с объединением средств бизнеса и государства.

3. Увеличение инвестиций бюджета и внебюджетных фондов в инфраструктуру

Только давайте не увеличивать объем средств, вкладываемых в ямы, пусть они будут вложены, например, в облигации — инфраструктурные, концессионные или любые иные, приносящие длинные деньги для тех, кто собирается модернизировать коммунальные сети, строить платные дороги, реконструировать театры и детские бассейны.

Или, например, сделаем возвратные вложения из бюджета в государственно-частные партнерства, в концессии, в специальные инвестиционные контракты. Любые формы объединения средств государства и бизнеса годятся, лишь бы в подмосковных городах была чистая вода не через полвека, а уже сегодня.

4. Рост государственного долга под вложения в инфраструктуру

Сегодня наш госдолг — 16–17% ВВП, но даже 30–35% ВВП — это очень низкие риски (у ЕС — в районе 70–80% ВВП, у США — больше 100%, у Японии — больше 250%).

Большая программа общественных работ для модернизации инфраструктуры — стандартный ответ правительства на кризисы в США, Бразилии, Китае и многих других странах. Последний пример — «трампономика» с ее лозунгом: $1 трлн инвестиций — в инфраструктуру!

Макроэкономический инженер всегда придумает еще сто инструментов для того, чтобы из малых и больших источников сложить большой конвейер инфраструктурных проектов, была бы политическая воля.

Оригинал здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter