Рус
Eng

Российское образование: два «ликбеза», разделенные столетием

Российское образование: два «ликбеза», разделенные столетием
Мнение

17 сентября, 11:15
Валерий Прохоров
Политолог
Извечный спор о том, какой быть российской школе в этом году, во время выборов, приобрел явный политический характер.  Для того чтобы понять откуда вышла и куда идет российская школа, политолог Валерий Прохоров в проекте Империя 3.0 разобрал все практики имперской, советской и российской школы.

По заявлениям некоторых экспертов для нормального функционирования современной экономики любого государства необходимо, чтобы от 3 до 5% трудовых ресурсов было занято в сфере информационных технологий. В нашей стране это показатель составляет 1,5%.

Объявленные руководством страны планы по цифровизации всех сфер деятельности нуждаются в серьёзной кадровой подпитке. Следовательно, в ближайшее время глубокую трансформацию будет переживать сфера образования – заявленный «цифровой ликбез 2.0» потребует не только мобилизации организационных и финансовых ресурсов, но и содержательной перезагрузки всей российской школы, включая вузы.

На самом деле, в области IT и информационных технологий русские воюют не числом, а умением. Наши специалисты-айтишники высоко котируются в мире, а предприниматели в цифровой сфере создают компании мирового уровня. Поэтому, рассуждая о сфере образования, мы говорим не столько о создании условий для выращивания специалистов в области высоких технологий, сколько о том, что президент России Владимир Путин определил как «формирование передового образовательного пространства в университетах, в вузах наших регионов и, конечно, в российских школах».

Драматические события, последовавшие после распада Советского Союза, создали в стране проблему «выпадения компетенций», без комплексного решения которой невозможна реализация планов национального развития России. Поэтому задача модернизации образования не является «изолированной» – она должна рассматриваться как важный элемент государственной политики в области развития человеческого капитала.

Для того, чтобы понять генезис образования в России стоит вернуться на сто лет назад и посмотреть, как происходил запуск советского образования, и какие задачи ставили большевики перед архитекторами системы народного просвещения.

Тогда, сто лет назад, особенностью процесса проектирования новой советской педагогики была попытка создания образовательной среды, которая не должна была иметь ничего общего с существовавшим ранее.

Ещё одной отличительной чертой была установка на «классовое воспитание» трудящихся масс – школа должна была стать «трудовой». Это давало широкое поле для педагогических экспериментов, которые зачастую шли в ущерб качеству образования. На протяжении 20-х годов прошлого века школы не столько давали знания, сколько формировали у учащихся навыки и воспитывали идеологически подкованных строителей социализма. К безусловной победе советских организаторов образования того времени можно отнести разве что ликвидацию безграмотности – воспетый большевиками «ликбез».

Строго говоря, на заре своего развития «советская школа» имела мало общего с тем, что представляла собой на закате советского периода. Например, начале 20-х годов прошлого века в школах отказались от классно-урочной системы обучения: вместо учебных дисциплин были введены комплексы по трем направлениям: «Человек», «Природа», «Общество». Эта новелла, приведшая к исключению из школьных программ изучение основ наук, была одной из наиболее «безобидных».

В конце 1920-х годов в период оголтелых экспериментов закончился и в советскую школу вернулись элементы дореволюционной системы просвещения, например изучение основ научных дисциплин или домашние задания. Именно эти элементы системной школьной подготовки и вспоминают с ностальгией поклонники советского образования. «Откат» был бы полным, если бы не одно фундаментальное отличие советских подходов от тех, что были «до» и «после». Оно состояло в том, что на протяжении всего советского периода развития образования ключевой идеей было то, что учащийся являлся именно объектом «воспитания». При этом задача «просвещения» была в большей степени «народно-хозяйственной», нежели гуманитарной. Суть её состояла, в первую очередь, в улучшении качества «производительных сил», а потом уже в «формировании современного советского человека».

Возвращаясь к теме современного политического диспута, развернувшегося вокруг задач реформирования системы просвещения в стране, можно отметить два подхода к проблематике. Первый - радикальный, столь любимый оппозицией: отменить ЕГЭ, убрать из программы какой-то отдельный предмет, или же сразу «вернуть советское образование». Второй предлагает Правительство и "Единая Россия" – весь комплекс образовательных мероприятий в российской школе (от начальной до высшей) должен обеспечить научно-технологический прорыв России. Цель этого процесса - всестороннее развитие человека, а не эксперимент ради эксперимента. Нынешняя "гибридная" система, сочетающая в себе элементы дореволюционного, советского и постсоветского нуждается в переосмыслении: все полезные практики должны остаться, а всё, что требует доработки, подвергнуто модернизации. Главное - сохранить принцип доступности без ущерба эффективности. Если принять тот факт, что качество школьной подготовки улучшается, а доступность высшего образования растёт из года в год, то вывод напрашивается сам собой.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter