Рус
Eng

Сизифов труд: желающие попасть в политику упёрлись в стену

Сизифов труд: желающие попасть в политику упёрлись в стену
Мнение

19 июля 2019, 11:32
Вадим Жартун
Аналитик
Именно поэтому, любая информация о выборах подавляющим большинством избирателей немедленно отбрасывается как скучная и бесполезная.

8 сентября 2019 года — этот день мог бы стать главным политическим событием года, но уже никогда не станет, потому что всё самое важное уже, фактически, произошло, и можно подводить итоги.

8 сентября — единый день голосования, когда в РФ проходят выборы губернаторов и депутатов в региональные парламенты, в том числе — в Мосгордуму и муниципалитеты Петербурга.

Первое и самое важное, что вы должны понимать об этих выборах: для населения РФ их не существует. Народ по-прежнему ни черта не знает ни о выборах, ни о потрясающих по фактуре и накалу страстей событиях, разворачивающихся вокруг них.

Как же так?! — спросите вы — Навальный прожужжал нам все уши этими выборами, "Facebook" забит гневными постами, на "Медузе" эта тема не сходит с главной, в "Уoutube" куча роликов о творящемся беспределе..

А вот так. Огромное количество россиян по-прежнему живут в уютном информационном пузыре, максимально изолированном от реальной жизни. О телезрителях и говорить нечего, но даже активные пользователи Интернета прекрасно уклоняются от столкновения с суровой действительностью: проверили почту на mail.ru, заглянули во "Вконтакте", почитали забавную статью на "Adme", полайкали картинки в "Instagram" — и довольно.

Если какая-то информация о выборах и попадает внутрь этого кокона, то немедленно отбрасывается как скучная и бесполезная. За 20 лет людей приучили к тому, что выборы (тем более — местные) — это какой-то бессмысленный ритуал, участие в котором абсолютно ни на что не влияет.

И это, по большому счёту, правда. Во-первых, реальные полномочия региональных и муниципальных депутатов очень невелики, и, во-вторых, федеральная власть сделала всё, чтобы даже на эти скромные выборные посты допустить лишь лояльных ей персон.

«Всё» в данном случае не фигура речи, а ещё один важный факт. На московских выборах выстроена настолько мощная и глубоко эшелонированная система фильтрации кандидатов, что несмотря на колоссальные усилия в этом году, её не удалось преодолеть ни одному оппозиционному кандидату.

Для начала кандидат должен подготовить пакет документов и собрать подписи в поддержку своего выдвижения. Подписей нужно избыточно много — 3% от числа избирателей, времени в обрез, собирать их трудно и дорого — требуется брать у людей паспортные данные, заверять подписные листы у нотариуса, а для этого нужна большая и хорошо организованная команда сборщиков подписей.

Сложно, но пока реально. Избирком имеет право проверить подписи и отбраковать фальшивые — ну что ж, это справедливо. Казалось бы: а в чём проблема? Нужно просто поднапрячься и собрать подписи с запасом — не 6000, а 7000. Или 10000, чтоб уж наверняка!

Э, нет! — говорит избирком — запас на брак может быть всего 10%. Почему? Какой в этом практический смысл? А очень простой: чтобы не пустить кандидата на выборы, избиркому нужно отбраковать не несколько тысяч подписей, что было бы странно, а всего 600-700.

Ну, допустим — сжимает зубы кандидат, тщательно выверяет каждую подпись, приносит их и.. Подписи всё равно бракуют.

Как?! Очень просто. Для начала подписные листы вносят в электронные таблицы и сверяют с базой данных ГАС «Выборы». База содержит ошибки в именах, номерах паспортов и адресах избирателей и автоматически бракует какое-то число подписей.

Ещё какое-то количество ошибок и опечаток (как случайных, так и намеренных) появляется на этапе ручного ввода данных в электронные таблицы: лишний нолик в номере паспорта, проспект «Ленинский» вместо «Ленинградский» в адресе — и эти подписи тоже бракуются.

Если этого всё ещё недостаточно, к делу подключаются «графологи» (по факту — просто секретутки из избиркома), тыкают пальцем в произвольную подпись и говорят: нам кажется, что эта подпись — поддельная.

Что вы творите?! — возмущаются кандидаты и тут же показывают ошибки и опечатки, приводят реальных людей, чьи подписи были признаны поддельными.

А нам плевать, мы снимаем вас с выборов, — говорит избирком — А если вам что-то не нравится, пишите жалобы и идите в суд.

Тем кандидатам, которым не нужны подписные листы, отказывают из-за мелочных придирок к оформлению документов, «теряют» сданные под расписку документы, а в Петербурге пошли ещё дальше: просто не давали кандидатам подать документы — натурально закрывали двери комиссий и никого не пускали, либо организовывали фальшивую «очередь» из якобы кандидатов, которые за 500 рублей на человека занимали весь день работы комиссии.

В то же время провластные и подставные кандидаты с явно липовыми подписями регистрируются без всяких проблем.

И вот тут мы подходим к следующей важной теме: воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий это ст. 141 УК РФ, предусматривающая до 5 лет лишения свободы, и чтобы местная избирательная комиссия могла настолько нагло себя вести, она должна иметь полную поддержку Центризбиркома, МВД, Прокуратуры и судов.

Центризбирком не рассматривает жалобы, Прокуратура не видит нарушений закона, Полиция не допускает кандидатов в избиркомы, а суды либо отказывают в удовлетворении исков кандидатов, либо делают это когда сроки подачи давно прошли. Система неприступна, как скала, и это мы ещё даже не добрались до следующих линий обороны — избирательной кампании и фальсификаций на выборах!

В происшедшем в принципе нет ничего удивительного: все ветви власти погрязли в тяжких уголовных преступлениях — миллиардные взятки, крышевание наркоторговли, рейдерство, участие спецназа ФСБ в разбое, фальсификация уголовных дел и ещё чёрт знает что, так что для них фальсификация выборов — это примерно как для убийцы-рецидивиста перейти улицу на красный свет.

Интересно другое: на прошлых выборах оппозиционных кандидатов всё-таки регистрировали и даже давали им возможность победить. Их были единицы, они не могли почти ни на что повлиять, но они были — создавали хотя бы видимость демократии. В этот раз ожидалось примерно то же самое, но все 100% кандидатов от несистемной оппозиции просто выбросили за борт избирательной кампании уже на этапе регистрации. Это нечто новое.

Не вполне понятно, что это означает:

  • эксцесс исполнителей на местах, которые хотят таким образом выслужиться перед начальством;
  • опасение, что высокие результаты оппозиционных депутатов на выборах станут для общества маркером падения популярности власти и разрушат миф о 85%;
  • тестирование протестного потенциала на очередное «закручивание гаек» перед действительно важными политическими реформами, легитимизирующими власть Путина на неопределённый срок.

Протестный потенциал оказался ожидаемо скромным — несколько тысяч человек, вышедших на улицы в Москве. Увы, «свободные и честные выборы» для большинства это по-прежнему лишь абстракция.

Для сколько-нибудь заметных подвижек со стороны власти этого, мягко говоря, недостаточно. Будет ещё один (согласованный) митинг 20 июля на проспекте Сахарова, но и от него тоже не стоит ожидать слишком многого.

Даже простейшие мысли типа «допускаешь говно в депутаты — получаешь говно на мусорном полигоне под окном» внедряются в массовое сознание безумно медленно. Особенно, когда власти в медийном поле активно этому противодействуют.

И, вместе с тем, я считаю работу оппозиционных кандидатов на этих выборах тактическим выигрышем, а действия властей — очередной глупостью, приближающей её конец. Объясню, почему.

Власть — это нечто выдуманное от начала и до конца. Почему мы подчиняемся этому человеку, а не другому? Почему следуем законам, записанным в этой книжке, а не в другой? Просто потому, что большинство людей на какой-то территории считает это правильным, справедливым, полезным, и разными способами принуждает к этому оставшихся.

В общем, вся огромная государственная машина стоит на предельно эфемерном фундаменте из представлений людей о том, что так всё и должно быть. Сейчас её поддерживают четыре столпа:

  1. Люди не видят, что есть острая и понятная им проблема: «Живём же как-то — зарплату платят, дороги строятся, доллар почти не растёт и т.д.» Городские проблемы — предельно понятные, близкие и острые — свалка мусора под окном, три раза переложенная плитка вместо больницы, отравление детей в садике, высотка вместо сквера.
  1. Люди не видят проблему в органах власти: «Ну так надо было самим думать, нормальных депутатов выбирать». И вот тут как минимум 100000 подписавшихся за оппозиционных кандидатов становится понятно, что это именно органы власти изо всех сил упираются руками и ногами, лишь бы не допустить на выборы тех, кто готов решать проблемы.
  2. Люди боятся оказаться в меньшинстве: «85% за Путина, что тут можно изменить». О каком меньшинстве можно говорить применительно к проблемам города? Что, кто-то прям реально хочет бардак и воровство буквально на всём? Очень сомнительно.
  3. Люди боятся быть первыми: «Пойдёшь против власти — получишь проблемы. Пусть кто-то другой начнёт, а мы его поддержим.» На этих (недо)выборах появилось несколько новых интересных имён, несколько серьёзных заявок на право называться (и быть) настоящим политиком — они показали свои организаторские способности, стойкость, умение держать удар.

Я склоняюсь к тому, что в среднесрочной перспективе рост числа тех, кто, видя происходящее, осознаёт всю глубину разложения системы и необходимость реформ, полезнее, чем несколько оппозиционных депутатов в Мосгордуме.

Что сейчас нужно делать обычным людям:

  1. Идти на акции протеста против этого произвола на выборах. Власть не должна расслабляться, полиция должна быть задолбана (они заслужили это своей позорной ролью в происходящем), аполитичная часть населения должна видеть, что что-то происходит.
  1. Распространять информацию о вопиющих, грубейших, циничных нарушениях закона. О том, что окончательно сбрендила и не даёт людям решать самим даже самые примитивные вопросы городского быта (хотя бы эту статью суньте им в нос, вода камень точит).
  2. Участвовать в «умном голосовании» и помочь фальсификаторам выборов закопать себя ещё глубже, а «Единой России» указать на её реальное место.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter