Рус
Eng
Эльфы, орки, гномы... В Белоруссии воплощаются фантазии Толкина

Эльфы, орки, гномы... В Белоруссии воплощаются фантазии Толкина
Мнение

2 ноября , 13:46
Вадим Жартун
Аналитик
Красивые битвы добра со злом бывают только в книгах и фильмах, а белорусские протесты закончатся буднично: самых ретивых орков просто затопчут, те, чьи руки в крови, попытаются сбежать, остальные присягнут на верность новому вождю.

Я долго пытался осмыслить, объяснить самому себе происходящее в Беларуси. Почему так странно развиваются события? Откуда такое очевидное и бескомпромиссное разделение на добро и зло? Что это вообще такое? И, наконец, понял: всё дело в том, что есть три вида людей. Три абсолютно разных расы.

Есть «эльфы». Они умные, честные, смелые, красивые и креативные. Они верят в свободу, добро и справедливость, ценят свою и чужую жизнь, и хотят, чтобы все вокруг были счастливы. Их любимое занятие — магия, с помощью которой они лечат людей, создают удивительные артефакты и произведения искусства.

Есть «орки». Они сильны и жестоки, но туповаты и не любят думать, предпочитая выполнять приказы, подчиняться и подчинять. Не умея ничего создавать сами, орки вынуждены кормиться тем, что отбирают или получают за свои услуги от других. Их стихия — война, и им, в общем-то, всё равно, с кем воевать.

И есть «гномы». Они работящие, прагматичные и немного пессимистичные. Некоторые считают их трусоватыми, но на самом деле гномы просто не любят высовывать нос из своих пещер и встревать в драки, которые считают чужими, предпочитая заниматься простыми полезными делами, потому что главное для них — это труд.

Когда орки захватили страну, эльфы не смогли смириться с несправедливостью, но насилие противно самой природе эльфов — они чувствуют, что, проливая чужую кровь, могут сами превратиться в орков, и лишь это по-настоящему их пугает.

Поэтому эльфы снимают ботинки, становясь на лавочку, рисуют плакаты, становятся вдоль дорог, взявшись за руки, берут в руки флаги, водят хороводы и поют вечерами душевные песни о свободе и счастье.

Надеясь пробудить в орках совесть и сострадание, когда-то эльфы дарили им цветы, но орки умеют испытывать и понимать лишь две эмоции — страх и злость. Принимая миролюбие эльфов за слабость, орки их презирают.

Пытаясь подчинить себе эльфов, орки унижают, бьют и запугивают их — отчасти получая от этого удовольствие, отчасти — из страха не выполнить приказ вожака, быть изгнанными из орочьей стаи и сдохнуть от голода.

Особенно сильно орков бесит то, что эльфов нельзя просто так взять и убить всех, или изгнать навсегда из страны, потому что без эльфов остановятся все волшебные машины и механизмы, некому будет лечить и кормить орков.

Кажется, что противостояние орков и эльфов — это тупик, потому что длится уже много дней, ситуация не меняется, и ни одна из сторон не может взять верх. Но это только кажется, потому что главное происходит вдали от посторонних глаз — в пещерах гномов.

Гномы так часто переживали трудные времена, что больше склонны думать о настоящем, а не о будущем, и о себе, а не о других, но понятия добра и зла им тоже не чужды. Им не хочется драться с орками, не хочется рисковать своей работой, не хочется лишних хлопот, но чем сильнее звереют орки и чем достойнее держатся эльфы, тем больше гномов выходит из своих пещер и становится плечом к плечу с эльфами.

Они выходят поодиночке или небольшими группами, но там, в глубоких пещерах, с каждым ударом орковской дубины, с каждым лживым словом, с каждой угрозой копится не ярость, нет. Угрюмое раздражение, которое уже готово выплеснуться наружу.

Никто не знает, когда именно это случится и сколько эльфов пострадает до тех пор, но когда это произойдёт, мы не услышим красивых напевов — только гул шагов от тысяч ног и лязгание металла, потому что у гномов нет красивых флажков и остроумных плакатов — зато есть молоты, топоры, ломы и огромные тяжёлые машины.

Красивые битвы добра со злом бывают только в фильмах, поэтому закончится всё быстро, буднично и даже как-то скучно: самых ретивых орков просто затопчут, те, чьи руки в крови, попытаются сбежать, остальные, даже не моргнув глазом, присягнут на верность новому вождю. А потом..

Потом будет трудное и, одновременно, радостное время. Время обновления и созидания, время скорби по погибшим и надежд на будущее. Но это уже совсем другая история.

Оригинал здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter