Рус
Eng
Пока не снесло башню

Пока не снесло башню
Мнение

13 марта 2014, 00:00
Сергей СОЛОВЬЕВ
Пока не снесло башню

Редкий человек, выходящий из метро «Тургеневская», сразу ответит, что за памятник возвышается на площади перед бульваром. Многие искренне считают, что это Тургенев. Но на то Москва и самый загадочный город на земле, что логика (и градостроительная, и мемориальная) тут отсутствует напрочь. Те, кто приглядится повнимательней, увидят перед пьедесталом медные шестеренки и зубчатые передачи. Перед нами памятник великому инженеру, изобретателю и рационализатору Владимиру Шухову. Он стоит в эффектно развевающемся пальто рядом с офисом нефтяной компании – благо, Шухов изобрел какой-то хитроумный способ перегонки нефти, которым пользуются и поныне. Иными словами, инженер – а заодно и его внуки, значащиеся среди авторов монумента – не обижены.

Но вот в чем проблема. Главное и самое известное творение Шухова – его уникальная башня на Шаболовке – на краю гибели. Та самая ажурная радиовышка, выполненная в начале 1920-х по принципу гиперболоидной конструкции. Шедевр конструктивизма, по значимости равный Эйфелевой башне. Сегодня она, понятное дело, не используется, огорожена забором и вот-вот развалится от ржавчины и многолетнего бездействия ее содержателей (структуры Минкомсвязи).

После громких заявлений краеведов и наследников Шухова дело, судя по всему, сдвинулось с мертвой точки. Но сдвинулось так, что лучше бы не сдвигалось. Башню предложено разобрать, а потом, заменив прогнившие модули, собрать где-то в другом месте. То есть сохранить, потеряв и подлинность материала, и подлинность места. Решение, конечно, странное, если бы оно не было нормой вообще для всей московской культуры. Это две системные проблемы Москвы, два ее вируса, разъедающие город изнутри.

Во-первых, совершенное отсутствие в глазах чиновников и строителей ценности подлинных исторических вещей. За это надо сказать «гран мерси» предыдущему мэру. Он всех убедил, что муляж на месте снесенного здания ничем не хуже. Что сверкающий турецким евроремонтом дворец куда как круче каких-то развалин XVIII столетия (пусть и садово-парковых). Что дом (монумент, природный объект) можно разобрать, а потом «собрать», присовокупив парковки, офисы и прочие «полезные» элементы. Что «реконструкция» равносильна сносу – не ковыряться же со старорежимными кирпичами и балками, когда прямиком из Китая доставляется добротный небоскреб.

Вторая проблема, общая уже не только для власть предержащих, но и, что удивительно, для хранителей культурного наследия. Пресловутая капитализация. Злосчастный «квартирный вопрос», губящий москвичей. Это когда из любого метра надо выжать по полной. А если этого сделать не удается – то интерес мгновенно пропадает. Вот монумент «Рабочий и колхозница» худо-бедно пережил евроремонт не в последнюю очередь потому, что под статуей разместились выставочные залы департамента столицы. А что разместить в Шуховской башне? Это памятник чистой воды, сугубо затратный. Можно, наверное, построить что-то рядом. Что-то обслуживающее монумент. Но для этого придется много думать, решать, креативить без всякого расчета на быструю прибыль. Это вам не случай с нефтяной компанией, которая поднимает свою самооценку, разместив под окнами статую инженера (эдакая замена рекламному щиту, а заодно выслуга перед городским начальством). А вот если одним махом освободить место на дорогой Шаболовке, убрав ржавые железяки, то и думать не надо – инвесторы слетятся, мама не горюй.

Московскую культуру развратили деньгами. Не в том плане, что в нее «закачали» деньжищ, которые никак не освоить. Развратили тем, что деньги (нефть, бизнес-престиж) давно стали важнее духовных ценностей. Что архитекторы и реставраторы вынуждены капитализировать свой труд. Что в то время, когда разрушается реальный памятник, где-то в другом, странном и нелогичном месте, устанавливается в честь этого памятника и его создателя многомиллионный новодел.

Автор – арт-обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter