Рус
Eng

Психологический бунт. Почему Русская православная церковь теряет авторитет в обществе

Психологический бунт. Почему Русская православная церковь теряет авторитет в обществе
Мнение

13 июня, 12:59
Сергей Белановский
Социолог
Многим гражданам России не нравится крайне консервативная позиция, которую занимает РПЦ в отношении семейного насилия и бытовой толерантности.

В последнее время я стал замечать, что среди образованной части российского населения наблюдается (и, возможно, усиливается) негативизм по отношению к РПЦ. Это видно, в частности, и по высказываниям в соцсети. Я не собираюсь агитировать ни за, ни против, но обращаю внимание на то, что в этом негативизме имеется определенный эмоциональный перехлест. Возможно, взаимный.

Происхождение этого перехлеста требует изучения. Казалось бы, кому какое дело, кто верит в Бога и кто нет? Кстати, в 80-е и 90-е годы авторитет РПЦ в России заметно возрос. Священников любили избирать депутатами. Считалось, что они «не левые и не правые», а носители морали и непредвзятого отношения к общественным проблем. Возрос авторитет христианства вообще. Аудитории протестантских проповедников (надо отдать должное их эффективной риторике) собирали полные залы.

По моим наблюдениям, негативизм, о котором я говорю, заметно усилился в последнее десятилетие. Почему? Вопрос требует исследования. Могу лишь выдвигать некоторые гипотезы.

Первое, что приходит в голову - это аналогия с началом ХХ века, когда интеллигенция боролась за атеизм. Причина, вполне ясно сформулированная, была в том, что церковь идеологически поддерживала царскую власть. Сегодняшняя РПЦ тоже во всем поддерживает власть...

Но мне кажется, что в негативизме к РПЦ есть и неполитическая составляющая. В России, и не только в ней, еще с 70-х годов социологи отмечали рост толерантности, моральной терпимости, которое, пожалуй, может быть интерпретировано, как «все позволено». Правда, это не касается агрессии и насильственных преступлений. В США еще в 60-е годы социолог Рисмен писал о «длительной тенденции потери воинственного духа», делающей все менее вероятными возникновение историй типа Вестсайдской. В России (возможно, за исключением 90-х годов) в отношении бытового насилия наблюдается та же тенденция (война - это другое). Борцы с бытовым насилием апеллируют к отдельным случаям, но не к статистике и объективным данным.

РПЦ в отношении бытовой толерантности занимает крайне консервативную позицию. Это, как я предполагаю, может вызывать внутренний психологический бунт.

Я не хочу занимать в этом моральном споре какую-то позицию. Как социолог выдвигаю гипотезу о неодолимом тренде роста толерантности. РПЦ и другие религиозные группы пытаются этому противостоять. Эти группы, придерживающиеся консервативных ценностей, немногочисленны. Но они сохраняют высокую рождаемость. Где-то читал интересную демографическую статью, в которой говорится, что высокая рождаемость у таких групп и ее резкое падение среди невоцерковленных в обозримом будущем обещает первым демографическую победу.

Но я начал с роста негативизма российской интеллигенции к РПЦ. Вижу две причины: безоговорочная поддержка церковью любых действий государственной власти и несогласие широких масс населения с консервативной позицией церкви. Думаю, что это может стать темой для проведения интересного исследования. Но если российские поллстеры и решат его сделать, результаты будут политизированы и засекречены, а значит, толку от них не будет никакого.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter