Рус
Eng
Почему нельзя принимать закон об «искажении истории»

Почему нельзя принимать закон об «искажении истории»
Мнение

19 февраля 2018, 12:04
Сергей Баймухаметов
«Искажение истории Великой Отечественной войны» не является юридической категорией, поскольку сама «история Великой Отечественной войны» - не юридическое понятие.

Сергей Баймухаметов

Парламент Чечни вносит в Госдуму законопроект об уголовной ответственности «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».

В принципе, ничего нового. Хотя казалось, что апофеозом «исторического» законотворчества власти стали Федеральный закон от 05.05.2014 N 128-ФЗ и статья 354.1УК РФ – «Реабилитация нацизма».

Цель и название правильные. Однако закон и статья оставляют за пределами уголовного наказания действительные проявления нацизма, в частности, «пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». Оно предусмотрено Кодексом об административных правонарушениях, но практически не применяется. Более того, в Ростовской области воздвигнуттрехметровый памятник Петру Краснову,начальнику Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий Третьего рейха. На открытии памятника присутствовали официальные лица. Все протесты общественности остаются втуне вот уже 22 года.

Нацизм – человеконенавистническая государственная идеология и практика гитлеровского режима, включает многие составляющие.

Но ничего этого в законе и статье 354.1 нет. Она гласит: «Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны…»

Законодателей беспокоит «искажение истории». Им как будто неведомо, что история – гуманитарная, общественная наука. Они фактически вводят цензуру на исследования, объявляют критику любых действий СССР в период Второй мировой войны уголовным преступлением. Уже имеется судебная практика. Широко известен приговор пермскому автослесарю Денису Лузгинуза высказывание в Сети о сотрудничестве СССР и фашистской Германии в 1939 году, когда Вторая мировая война против фашизма уже началась: Нашим законодателям как будто неведомо, что в 1939 году газеты СССР печатали фотографии с совместного парада советских и гитлеровских войск в Бресте – после раздела Польши, широко публиковали официальные заявления: «Во избежание всякого рода необоснованных слухов насчет задач советских и германских войск, действующих в Польше, правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия этих войск не преследуют какой-либо цели, идущей вразрез с интересами Германии или Советского Союза… Германо-советская дружба теперь установлена окончательно. Обе страны никогда не допустят вмешательства третьих держав в восточноевропейские вопросы. Оба государства желают, чтобы мир был восстановлен и чтобы Англия и Франция прекратили абсолютно бессмысленную и бесперспективную борьбу против Германии. Если, однако, в этих странах возьмут верх поджигатели войны, то Германия и СССР будут знать, как ответить на это».

Проект федерального закона, подготовленный парламентом Чечни, практически лишь дополняет статью 354.1 понятием «Великая Отечественная война» - с ужесточением наказания «за искажение истории». Но сложность в том, что даже сейчас, при полном вроде бы единодушии народа, имеются «трудные вопросы истории» (формулировка Академии наук РФ). К ним, по мнению Академии наук, в том числе относятся «оценка внешней политики СССР накануне и в начале Второймировой войны;цена победы СССР в Великой Отечественной войне». И не только. Попадут ли эти и другие «трудные вопросы» под уголовную статью «за искажение»?

Нельзя не отметить, что инициаторы нового репрессивного закона – депутаты, избранники чеченского народа. Казалось бы, уж чеченцы-тохорошо знают, что такое правда войны и «искажение истории войны» на примере депортаций1943-1944 годов, когда «предателями» были объявлены целые народы–карачаевцы, крымские татары, турки-месхетинцы, чеченцы, ингуши, балкарцы, калмыки- чьи сыны героически сражались на фронтах.

Например, карачаевцев по переписи 1939 года было76 тысяч. Из них – 3 Героя Советского Союза и 9 Героев России –отмеченных высоким званием «За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Калмыков по той же переписи было 107 тысяч. Из них – 10 Героев Советского Союза

Карачаевцев, калмыков и других представителей репрессированных народов в 1943-44 годах сняли с фронтов и отправили в ссылку.

Уголовное наказание, в отличие от общественного осуждения или суждения, тем более, в отличие от общественной или научной дискуссии, должно быть строжайше регламентировано рамками закона. Депутаты парламента Чечни и депутаты Госдумы как люди образованные, юридически грамотные, безусловно понимают, что «искажение истории Великой Отечественной войны» на сегодняшний день не является юридической категорией, поскольку «история Великой Отечественной войны» - не юридическое понятие.

Чтобы ввести его в Уголовный кодекс, надо для начала создать ЕДИНЫЙ ТЕКСТ истории Великой Отечественной войны и истории Второй мировой войны. Затем этот ЕДИНЫЙ ТЕКСТ утвердить законодательнокак единственный и единственно верный.То есть выпустить Федеральный закон «Об учреждении в России ЕДИНОГО ТЕКСТА…». Потом – принять Федеральный закон «Об ответственности за высказывания и исследования, не соответствующие ЕДИНОМУ ТЕКСТУ…» (Можно такое представить?Как знать, как знать…) И только после этого – вводить специальную статью в Уголовный кодекс РФ.

Вот какая долгая работа предстоит. Иначе получится самодеятельность, дающая широкий простор для произвольного толкования.

А закон такого не терпит, не позволяет. В принципе.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter