Рус
Eng
Аул раздора

Аул раздора
Мнение

3 июня 2014, 00:00
Саид БИЦОЕВ
Аул раздора

Скандал вокруг фильма «Приказано забыть», которому Минкульт РФ отказал в выдаче прокатного удостоверения, набирает обороты. Продюсер картины Руслан Коканаев сообщил недавно в сетях, что парламент Чеченской Республики готовит по этому поводу специальное заявление.

Напомним, что в картине рассказывается о человеческой драме целого народа, который в феврале 1944 года выгнали из родных мест и насильственно отправили в Среднюю Азию и о трагических событиях, сопровождавших невиданную в истории массовую депортацию. В частности, об уничтожении небольшого хутора Хайбах вместе с отставшими от основной колонны жителями, которых не успели транспортировать из-за выпавшего снега...

Вячеслав Тельнов – директор департамента кинематографии Минкульта объясняет отказ тем, что в архивах НКВД нет данных о сожжении людей в Хайбахе (Чечено-Ингушская АССР). Следовательно, описываемое событие, скорее всего, «историческая фальшивка». Кроме того, показ фильма может вызвать в стране национальную рознь, чуть ли не межэтнический коллапс.

Стоит ли говорить о том, что больше трети чеченцев и ингушей погибли в мерзлых вагонах по пути следования и в первый год ссылки. В контексте той ужасной драмы запрет Минкульта – не просто техническое решение чиновника, не желающего лишний раз муссировать темы жутких деяний Берии-Сталина. «Закорючка» министерства дает иное звучание самой теме депортации. Отрицать ее нельзя, но можно интерпретировать, представляя ситуацию не столь однозначно и трагично. Также, как ее причины и следствия. Вдруг все было иначе: изгнали не силой, а добровольно уехали, не в мерзлых эшелонах без окон, дверей и туалетов, а в удобных плацкартных вагонах...

Дело в том, что Тельнов и иже с ним вольно или невольно повторяют точку зрения некоторых современных «поп-историков», которые на голубом глазу отрицают очевидное или трактуют все по-своему. По их мнению, никакого Хайбаха не было, никто никого не сжигал. Да и сама депортация в тех условиях оказалась единственной вынужденной мерой. При этом, исходя не из конкретных фактов или глубоко исследуя тему «в полевых условиях», а сидя в своем кабинете и ковыряя мизинцем в ноздре.

Для таких «кавказоведов» аутентичными являются не показания пострадавших людей или очевидцев, а донесения чекистских палачей. Как будто не было в стране Ягоды-Ежова-Берия, не было «троек», бессудных казней, «дела врачей» и т.д. по выдуманным «фактам». Или жертвы

ГУЛАГа тоже фальшивка? Отрицая геноцид, так называемые «исследователи» исподволь выгораживают, даже реабилитируют тех негодяев, которые уничтожали миллионы людей по ложным доносам ради служебных карьер или по своей природной склонности к жестокости.

Аул Хайбах после трагедии просто перестал существовать и исчез со всех географических карт. Эту историю много лет изолировали и максимально скрывали от людей. Впервые поведал о ней журналистам Зияуддин Мальсагов, бывший в годы войны заместителем министра юстиции ЧИАССР. Он стал невольным свидетелем того, как несколько сотен стариков, женщин и детей (среди них и рожденных в то утро младенцев – Хасана и Хусейна Гузуевых) загнали в колхозную конюшню, обложенную заранее сеном, и подожгли...

Заметку о той жуткой истории в конце восьмидесятых опубликовала молодежная газета «Комсомольское племя». Затем ее перепечатали в журнале «Огонек», являвшемся тогда рупором перестройки. И со всей страны хлынули сочувственные письма от родственников жертв сталинских репрессий. И никакой межнациональной розни не случилось.

Главный аргумент, приводимый так называемыми «хайбаховедами» – нет никаких документальных подтверждений о казни. Подчиненные Берия вряд ли бы стали протоколировать свои злодеяния. Трудно представить, чтобы виновники трагедии (Кобулов, Серов, Деканозов, Меркулов, Гвишиани) составляли «историческую справку» или донесение в Кремль о заимствовании ими фашистского метода концлагерей по уничтожению невинных людей. В ингушском селении Таргим в тот же день были сожжены около 200 человек, которых также не могли вовремя вывезти… Но все делалось в тиши и отдалении, да так, чтобы не осталось никаких свидетелей.

Но самое поразительное в истории с отказом в прокате фильма то, что на самом деле все официальные документы о действиях НКВД в местечке Хайбах, имеются. Существует официальное уголовное дело № 90610010, возбужденное в свое время прокурором Урус-Мартановского района ЧИАССР Русланом Цакаевым, в котором скрупулезно, чуть ли не по минутам, исследованы обстоятельства трагедии. Тогда еще были живы свидетели: матери, отцы, братья и сестры, казненных чекистами. А уже упомянутому Зияуддину Мальсагову еще в конце пятидесятых удалось встретиться с Хрущевым в Алма-Ате и лично рассказать ему обо всем. В Грозный была направлена специальная комиссия, которую возглавил заведующий отделом административных органов ЦК КППС Вадим Степанович Тикунов. Следствие длилось около полугода, были опрошены сотни людей. При раскопках на месте бывшей конюшни обнаружили много обугленных останков, пули и гильзы от оружия. Материалы расследования есть в архивах и желающие могут с ними ознакомиться. Если, конечно, ставят перед собой цель докопаться до истины, а не наоборот.

Нет никакого смысла скрывать сегодня прошлое, вину за которое несет сталинский режим. Не отрицаем же мы Хатынь, Саласпилс, Лидице, Освенцим на том основании, что это может потревожить чьи-то чувства или палачи не оставили о своих преступлениях подробных письменных признаний.

Автор – обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter