Рус
Eng

Китай для Запада - всего лишь глобальный соперник, а Россия - смертельный враг

Китай для Запада - всего лишь глобальный соперник, а Россия - смертельный враг
Мнение

16 июня, 12:50
Сабиржан Бадретдинов
Журналист
Западным странам, и прежде всего США, следовало бы дифференцировать свой подход к Китаю и России, и, если их лидеры приглашены на празднование 100-летия Компартии Китая, то им не мешало бы согласиться

1 июля 2021 г. Китай будет отмечать 100-летие со дня основания своей коммунистической партии. А 23 июля будет отмечаться 100-летняя годовщина первого съезда КПК. Между этими днями будут проводиться различные праздничные мероприятия с участием высокопоставленных иностранных гостей со всего мира.

КПК встречает юбилей с гордостью за свои успехи. И в самом деле, страна, которая совсем недавно была отсталой и аграрной, сегодня является одной из двух экономических и военных сверхдержав мира. Индустриальный и технологический прогресс страны налицо. Сотни миллионов китайцев были подняты из нищеты и пополнили ряды среднего класса. Из приграничных российских городов, так и оставшихся захолустьями, видны взметнувшиеся ввысь китайские небоскрёбы.

Наследники советских коммунистов, члены КПРФ с завистью смотрят на своих азиатских коллег. "Что мы сделали не так? Какую ошибку допустили?" - наверняка недоумевают лидеры российских коммунистов. Ответ на эти вопросы довольно прост: советские коммунистические руководители начали реформы с политических преобразований, тогда как китайские коммунисты - с экономических. Это, похоже, и предопределило успех одних и неудачу других.

Компартия Китайской народной республики (последние два слова, наверное, нужно брать в кавычки, так как диктатура не может быть ни республикой, ни народной) с самого своего возникновения обладала удивительной гибкостью и приспособляемостью. В том числе в вопросах идеологической догмы.

Её создатели, группа молодых людей в г. Шанхае, вдохновлённые русской революцией, сначала мало чем отличались от большевиков. Основатели партии верили, что движущей силой революции будет пролетариат. Но к 1930 годам они сообразили, что в аграрной стране, где практически нет пролетариата, движущей силой может быть только крестьянство. Это было первым серьёзным изменением марксистской догмы. Естественно, вследствие этого пришлось отказаться также и от учения о диктатуре пролетариата.

В конце 1950-ых - начале 1960-ых годов, когда возникли разногласия между КПСС и КПК, китайским коммунистам пришлось отказаться и от принципа интернационализма. Это было вторым изменением догмы.

А в 1970-ых годах, по инициативе Дэн Сяопина, КПК отказалась от идеи государственного контроля над всеми средствами производства. В стране начали усиленно внедряться капиталистические отношения, элементы свободного рынка. Они и привели Китай к невиданному экономическому успеху. Использование механизмов свободного рынка стало третьим важным изменением идеологической догмы.

Эти успехи затмили все ужасные события, случившиеся по вине компартии: самый смертельный за всю историю человечества голод, чистки и показательные суды, аресты и расстрелы миллионов безвинных людей. Збигнев Бжезинский в своей книге Out of Control (1993) оценивает число погибших по вине КПК китайцев в 29 миллионов.

О гибкости и адаптируемости КПК, в том числе в вопросах марксистской догмы, свидетельствует также тот факт, что Китай не стремится к разрушению или фундаментальному изменению либерального мирового порядка, созданного передовыми капиталистическими странами после Второй мировой войны. Нет, Китай стремится лишь вписаться в него и постепенно видоизменять его с учётом своих интересов.

У Китая есть огромный военный и экономический потенциал и если бы он хотел заменить нынешний порядок на свой, пойдя на конфронтацию с Западом, то он мог бы это легко сделать, но он этого не делает. Просто потому, что у китайского руководства другие приоритеты. Оно полностью ориентировано на экономический рост, международную торговлю и сотрудничество. У Китая нет каких-то мессианских глобальных амбиций.

Это резко контрастирует, например, с геополитическими амбициями России, которая не желает встраиваться в либеральный мировой порядок и постоянно пытается подорвать его.

По этой причине, западному миру (в лице G7), и прежде всего США, следовало бы дифференцировать свой подход к Китаю и России. Если Китай для Запада - это всего лишь глобальный соперник, то Россия - смертельно опасный враг.

Поэтому, если Байден, Макрон, Меркель, Урсула фон дер Ляйен и другие лидеры западного мира приглашены на празднование 100-летия КПК, то им не мешало бы согласиться.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter