Рус
Eng
Кто не ищет, тот не найдет

Кто не ищет, тот не найдет
Мнение

27 мая 2014, 00:00
Ольга Швейцер
Кто не ищет, тот не найдет

Какая красивая форма у нашей полиции, какая яркая! Совсем европейцы стали, если б не лица, не обещающие никакого действия, никакой помощи, когда она понадобится.

В конце апреля нас обокрали. Буквально на глазах у троих соседей – они были дома – взломали замок и за время нашего четырехчасового отсутствия превратили уютную квартиру в ворох содержимого шкафов и шкатулок.

Долго буду помнить тот момент, когда, пытаясь вставить ключ в замочную скважину, чертыхалась, крутя его так и эдак, а сердце уже обрывалось от осознания причины, продолжала обманывать себя, что это просто ключ сломался, и уже старалась не прикасаться руками к двери, чтоб не оставить отпечатков.

Зайти к себе домой, не зная, что и кто тебя там ждет, – это требует мужества. Стою на пороге, осторожно тяну шею и вижу раскрытые шкафы, вывернутые ящики, разбросанные по полу бумаги. Жаль, но это не сон.

Звонок по «02», когда делаешь его впервые, кажется спасительным. Тебе отвечает бодрый женский голос, высылает участкового, и спустя 20 минут, что неплохо для предпраздничного вечера, полицейский стоит в дверях. Готовый, как казалось, к бою.

Кратко представляется, осматривает наш бедлам, вызывает бригаду с собакой. Все по-настоящему. Он, доблестный, в новой черной форме, приступает к опросу соседей. Журит нас, глупышей, за плохой замок: «Ах, у вас не было сигнализации?.. Ну, вот вам визиточка, поставьте. Всего 30 тысяч и абонентская плата. Что, дорого? Ну, ничего, наскребите уж».

В ответ я робко советую поскорее, по горячим следам посмотреть запись камеры у входа в подъезд. Днем лица всех входивших можно хорошо разглядеть. Но выясняется, что просмотр камеры надо сперва «заказать», а потом «осуществить». Был ли этот просмотр «заказан» и «осуществлен», я не знаю до сих пор…

Дальнейший вечер прошел с появляющимися, как двое из ларца, все новыми и новыми представителями доблестных полицейских профессий. Девушки в форме с усталой четырехлетней овчаркой, обывательски расспрашивающие о дизайне нашей квартиры. Следователь с широченными вялыми плечами, контролирующий подробное изложение событий потерпевшими: два листа мелким почерком. Строгая женщина-дактилоскопист, черной краской измазавшая вещдоки, а ими стали любимые книги, одежда, мебель…

Под конец – процедура снятия наших отпечатков пальцев и совет напоследок: не вздумайте смывать мылом, мыло только закрепит краску. Так мы узнали, что отмыть руки после общения с полицией можно только содой.

Спектакль подходил к концу, все устали. Три раза выкипел чайник, дважды подгорела курица. Они собрались уходить. На мой вопрос, находят ли квартирных воров, пожали плечами: «Ну, бывает…»

А я подумала: не бывает. Потому что находит тот, кто ищет. Воры искали деньги и золото – и нашли. У них была цель.

Цель же нашей полиции состоит не в том, чтоб найти и наказать вора, а награбленное вернуть хозяину. Цель нашей полиции – соблюсти инструкцию, отчитаться в рапорте и получить за это зарплату. Работа вроде бы сделана. Хотя, по сути, не сделано ничего.

Уходя с задания, люди в погонах обещали «в скором времени» вызвать нас в отделение. Мы должны будем написать заявление, они – отчитаться о проделанной работе.

Прошел месяц. Клиент ждет. Власть молчит.

Автор – бильд-редактор «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter