Рус
Eng

Война с террором или курдами? Турция должна расставить приоритеты

Война с террором или курдами? Турция должна расставить приоритеты
Мнение

27 октября 2016, 12:37
Мехмет Эмин Икбал Дюрре
политолог
Когда турки на своей территории ведут войну с курдами, то это - сугубо личное дело Турции. Но когда эта борьба переходит в Сирию, проблема принимает мировой масштаб.

Думаю, что в России  прекрасно понимают: когда Турция на своей территории ведет борьбу с курдами, в частности с РПК (Рабочая Партия Курдистана) то это сугубо личное дело Турции, и Россию это не касается. Но когда эта борьба переходит на сирийскую территорию, то данная проблема выходит из категории внутренней проблемы Турции, принимая не только региональный, скорее мировой масштаб, учитывая немалую роль курдов в антитеррористическом противостоянии. А это в корне меняет ситуацию, в том числе и для России.

Во-первых, курды на территории Сирии активно воюют против запрещенной в России ИГИЛ и Эль- Нусры и не действуют против Асада. И во-вторых, не смотря на это, между Анкарой и Москвой наступило перемирие, все в России, в том числе и на официальном уровне признают, что былое взаимодоверие полностью не возобновилось и априори возобновиться в ближайшее время не может, тем более на фоне последних заявлений Эрдогана с «неоосманскими» идеями. И как бы в подтверждении этого Тайип Эрдоган недавно заявил, что Турция не может остаться в ее нынешнем облике, в географическом плане, и она должна либо увеличиться, либо уменьшится. Также он отметил, что города Мосул и Киркук исторически принадлежали Османской империи, и то, что они сегодня находятся вне турецких территорий -  «большая и непростительная ошибка» тех, кто допустил подписание Лозаннского договора (от автора, Лозаннский договор – подписанный 4 июля 1923 году, определяющий нынешние границы Турции).

Без сомнений могу утверждать, что наилучшей стратегией турецких властей в реалиях сегодняшнего дня это прекращение наступления на курдов в Сирии и полное средоточие на борьбе против запрещенной в России ИГИЛ. Это настолько очевидно, что объяснять, почему это полезно для самой Турции, не вижу смысла. Хотя история нам так часто демонстрировала полное игнорирование очевидного в контексте «все гениальное просто», что все же лучше поясню, чтобы спать с чистой совестью. Итак, только при условии выполнения вышеперечисленных аспектов Турция обретет необходимый уровень доверия (хотя я предпочел бы термин взаимопонимание) со стороны всех стран Запада, в том числе и России. Информация о том, что Турция поддерживает и даже финансирует исламский радикализм изрядно подпортила ее имидж, и вместо того чтобы в срочном порядке избавляться от этого пятна, она направляет свои силы на борьбу с курдами в Сирии. Странно, что при своих амбициях, Эрдоган до сих пор не научился расставлять приоритеты. Атака курдов в Сирии – это далеко не то, на чем сегодня нужно акцентировать свое внимание и силы, несмотря на то, что сама Турция придает этому большое значение. Это обстоятельство не спасет имидж Турции, а совсем наоборот, учитывая, что сирийские курды воспринимаются мировым сообществом как основная опора в борьбе с исламским террором. 

Иначе при всей неустойчивости и непредсказуемости сложившихся обстоятельств никто не может гарантировать, что С-400 случайно не встретится с турецким F16 в воздушном пространстве Сирии. А это совершенно никому не нужно, и тем более турецкому бизнесу.

Еще одно неблагоприятное последствие в рамках сложившейся обстановки - это угроза реализации «Турецкого потока». И тот факт, что договор по потоку уже подписан, отнюдь не является гарантом того, что он реализуется. Мы прекрасно помним, что еще несколько лет назад все говорили о «проекте Набукко» как о почти решенном, а сегодня о нем никто не помнит. А для того чтобы турецкий поток наверняка реализовался, нужно чтобы политические противоречия не перевесили значимость этого проекта. А весы эти, как показывает годичный опыт, легко перевесить одним опрометчивым поступком. Так что наши вновь пробудившиеся от зимней спячки  отношения на фоне ближневосточного кризиса можно охарактеризовать фразой «еще не вечер». А устаканить эти отношения и ввести в ровное и мирное русло будет возможно, когда ИГИЛ (запрещенная в России организация - ред.) будет полностью побежден, и когда Турция постарается урегулировать вопрос с курдами, конечно такая же инициатива должна исходить со стороны курдов. До этого времени все неоднозначно, зыбко и шатко, и может произойти что угодно. И даже нынешние договоренности между Москвой и Анкарой по Сирии  очевидно для многих, носят временный и тактический характер. А все потому, что Турция не может состоять стабильно и длительно ни в одном стратегическом союзе, имея за спиной тяжелый груз нерешенного курдского вопроса. 

Здесь необходимо отметить, что,пока курды в Сирии открыто заявляют о территориальной целостности Сирии (и даже РПК неоднократно заявляют, что они против смены контуров на Ближнем Востоке, из-за чего в свою очередь, подвергаются жесткой критике со стороны некоторых курдов), Анкаре не удастся втянуть Россию и Асада в борьбу против курдов. И надо напомнить, что одной из задач, наиболее интересующих Россию на поле сирийского конфликта - это сохранение территориальной целостности Сирии, а отнюдь не Турции. Вот когда у России будет такая же военная база в Турции, как сейчас в Сирии, тогда другое дело. До этого любое действие Турции против курдов в Сирии  ставит территориальную целостность Сирии под большую угрозу, потому что, во-первых, США не преминет воспользоваться этим моментом при любой удобной возможности в будущем (вспомните бесполётную зону в Иракском Курдистане), во вторых, курды Сирии могут подумать о том, что все это происходит заведомо с согласия Асада, и засем тогда нам сдалась такая центральная власть, которая позволяет уничтожать свой народ?  Конечно, лучшего подарка для США и не придумаешь, они можно сказать только этого и ждут, чтобы курды окончательно перешли под их крышу. 

Напоследок не могу не вспомнить недавнее признание Эрдогана о том, что после телефонного разговора с Путиным и по его просьбе Реджеп Тайип пообещал, что его люди при «определенных условиях» займутся выводом запрещенной в России ИГИЛ из Алеппо. От такого заявления мало-мальски разумные и думающие люди должны были пребывать в шоке или в оцепенении, все зависит от индивидуального восприятия. При нынешних условиях создается впечатление о том, что Турция по собственному разумению воюет против курдов в Сирии, а вот по недоразумению приходится еще и с террористами  бороться. А об Эль-Нусре я вообще молчу. Эрдоган практически не считает ее террористической организацией.

Кстати, Турция может теперь бомбить и Шенгал (город в Иракском Курдистане, населенный, в основном, курдами-езидами), обосновывая это тем, что там действует РПК под знаменами своего флага. Это я так, на всякий случай напоминаю, что такой сценарий нельзя исключить.

В конечном итоге  все эти действия усиливают внутриполитический электорат Эрдогана, который вплотную готовится перевести Турцию на президентскую систему правления. До этого  ни о каком сближении с курдами и говорить не приходится, как и о том, что Турция изменит свою жесткую внешнеполитическую риторику. 

Многие задаются вопросом, когда же закончится весь этот бардак на Ближнем Востоке? Полного конца этому хаосу я пока не вижу, однако некий спад напряжения мы увидим тогда, когда Эрдоган переведет Турцию на рельсы президентской системы. Так давайте же помолимся, что ли…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter