Рус
Eng

После референдума: теперь турецкий "Царь-батюшка" - один

После референдума: теперь турецкий "Царь-батюшка" - один
Мнение

22 апреля 2017, 10:43
Мехмет Эмин Икбал Дюрре
политолог
У Эрдогана в дальнейшем не будет возможности использовать отговорку «Царь батюшка хороший, а министры - плохие», потому что теперь «Царь Батюшка» – один.

Партия справедливости и развития Реджепа Эрдогана находится у власти с 2002 года, но до 2011 года у партии все же не было полной власти в стране. И сосредоточить всю власть в своих руках партии мешали, во-первых, националистически настроенная бюрократическая система и, во-вторых, традиционно сильное влияние военных. Именно эти реалии мешали Эрдогану свободно действовать.

Еще один важный момент заключается в том, что в период, когда партия Эрдогана пришла во власть, у нее не было достаточного количества кадров для успешного управления государством. Поэтому они решили действовать через людей Феттулаха, которые были идеологически близки членам партии Справедливости и Развития, и, которые за десятки лет были успешно внедрены в государственные органы, особенно в ряды армии, чему свидетельствует попытка государственного переворота прошлым летом.

Президент Турции Эрдоган. 17 апреля 2017 года

Но после выборов 2011 года Эрдоган начал активную борьбу против и тех, и других. И решил провести серьезную зачистку. Но этого было недостаточно для того, чтобы Эрдоган смог реализовать все реформы, которые он задумал. Ему помимо бывших единомышленников мешала традиционная система управления государством в форме парламентской республики. И как следствие, Эрдогану понадобилась новая система управления для того, чтобы беспрепятственно и без всяких политических, бюрократических, и конституционных преград воплощать в жизнь свои планы. Более того, подобная перемена системы власти, полностью совпадает с планами США в регионе (как известно, в 2003 году турецкий парламент не разрешил США перебросить свои войска через территорию Турции в Ирак).

В связи с переходом Турции на президентскую форму правления, на мой взгляд, эпохе кемализма в стране грозит серьезная опасность, она уже, как бы это громко ни звучало, стоит на краю идеологического обрыва. И еще один аспект, который может быть актуализирован по итогам референдума, и который меня лично больше всего интересует - это то, что в новой президентской системе, хотя пока что чисто гипотетически, вырисовывается возможность решить курдский вопрос в Турции путем автономии.

Как может повлиять новая система власти в Турции на внешнюю политику? Я уже упоминал, что новый режим полностью совпадает с планами США в регионе. И переход на президентскую систему, и это, по-моему, ни что иное, как часть реализации проекта «большого Ближнего Востока». Вашингтон планирует реализовать свою глобальную задумку, используя и Турцию, в том числе. И США не желают, чтобы системные неполадки Анкары были преградой в реализации принятых Вашингтоном решений.

Что касается отношения Европы к новому режиму в Турции... Мягко говоря, это не совсем желательный вариант для Европы. Во-первых, из-за того что в связи с этим фактом увеличивается роль США в регионе. Помимо этого, Европа, в частности Германия, привыкла иметь дело с Турцией как с парламентской республикой. Тем более, что у Германии большой исторический опыт взаимодействия с традиционной военной системой управления Турции. Но теперь Эрдоган в новой системе власти стал еще более непредсказуемым. Германия в данной ситуации теряет определенные рычаги влияния на Анкару, которые у нее сложились исторически. Тем более, что отношение Европы к личности Эрдогана широко известны. И это отношение можно охарактеризовать как хроническое недоверие - теперь уже к человеку с неограниченной властью.

Что касается отношений новой Турции с Россией. Мое субъективное мнение в том, что президентская система в Турции, являясь частью плана Вашингтона, в принципе не может означать что-то хорошее для России. Но это с одной стороны. Понятно, что Россия не имеет такого политического влияния на Анкару как Вашингтон, но, нельзя не учитывать, что основной составляющей наших взаимоотношений является экономика. Поэтому, я думаю, особых изменений в наших отношениях не будет. А, напротив, исчезновение некоторых бюрократических преград в новой Турции может быть на руку обеим сторонам.

Одновременно надо отметить, что в период создания Турецкой республики, а также во время ее экономического развития и становления, СССР и Россия сыграли большую роль. И, таким образом, у Москвы сложились определенные рычаги влияния на Анкару. Естественно, Россия тоже, как и Европа, привыкла иметь дело с Турцией с уже былой парламентской системой управления. Теперь, так или иначе, по некоторых моментам и пунктам, придется перезагрузить наши отношения, и привыкнуть к новому положению дел. Хотя, как известно, в результате трагических событий Эрдоган чувствует себя виноватым перед Путиным (это на мой взгляд). И он стал своеобразным заложником Москвы в своей сирийской политике. В результате, Эрдоган и как лидер, и как человек стал Путину понятен. Он уже достаточно предсказуем для Москвы, поэтому, как мне представляется, президентская система власти в Турции во главе с Эрдоганом для Москвы более предпочтительна, чем парламентская во главе с кем-либо другим. Хотя бы потому что у Эрдогана в дальнейшем не будет возможности использовать отговорку «Царь-батюшка хороший, а министры плохие», потому что теперь «Царь-Батюшка» – один.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter