Рус
Eng

Себе дороже: почему Запад терпит существование людоедских режимов

Себе дороже: почему Запад терпит существование людоедских режимов
Мнение

31 мая, 12:58
Марина Шаповалова
Писатель
Логика экономических санкций, которые развитые страны принимают против диктаторских режимов, противоречит декларациям, объявляющим главной ценностью человека, но поступить иначе они не могут.

Не знаю, как вы, а я в этих конвульсиях «давления на диктаторские режимы» вижу совершенно определённый тупик. Он в самой основе системы международных отношений, построенной на признании государственных суверенитетов в неприкосновенных границах.

Попробую объяснить.

Как идеологи санкционного давления объясняют его необходимость?

Прекрасно понимая, что вся тяжесть внешних ограничений ляжет не на руководство провинившегося перед мировым сообществом государства, а на его население, «воспитатели» рассчитывают сократить таким образом экономические и технологические возможности опасного (вредного или неудобного) партнёра. Проблемы населения шерифов не волнуют, это незначительный побочный эффект. Допустимый, поскольку, по мнению шерифов, на население можно возложить хотя бы часть ответственности за поведение властей предержащих.

Партнёр для них в границах любого государства один - это власть, какой бы она ни была, и кем бы ни была представлена. Хоть людоедом. Если власть у него в руках, суверенный партнёр - он. Гуманитарные контакты, вовлекающие в трансграничные отношения население - производная от отношений с партнёром-государством. Не только их интенсивность, но и возможность, прямо зависят от межгосударственных отношений: их ухудшение в первую очередь разрывает гуманитарные контакты. Под властью всеми осуждаемого людоеда население оказывается полностью изолированным от остального мира.

Отрезая санкциями экономические контакты с неугодным режимом, внешние акторы в идеале стремятся ограничить его ресурсы. Чтобы ослабить его экономику, помешать производить опасное для окружающих государств оружие, уменьшить внутренние средства для содержания армии, и т.д. Словом, закапсулированный в своих закрытых границах режим, по замыслу, должен с течением времени ослабеть. Это как бы цель.

Теперь вопросы.

  1. Сколько времени может понадобиться для достижения этой цели?
  2. В чём будет выражаться предельная слабость наказанного санкциями режима? По каким критериям её можно будет оценить как достаточную, как достигшую желательного уровня?
  3. Что потом?

Наглядные в реальности примеры дают неудовлетворительный ответ на первый вопрос. Одной Северной Кореи достаточно, чтобы понять: никогда даже полная изоляция не доводит диктаторский режим до нежизнеспособного состояния. Даже если природные ресурсы его скромной по размеру территории ничтожны.

В свете первого ответа сформулировать удобоваримое описание «предельной слабости» - то есть, собственно цели санкционной политики, не так уж просто. Какой признак нам покажет, что «клиент созрел»? Режим династии Кимов очевидно бодр и крепок, хотя подвластное ему население уже которое десятилетие то выживает с трудом, то мрёт с голоду. Переход всего населения на подножный корм, стало быть, не показатель. В чём ещё может выражаться крайняя степень слабости? А в пределах территории, большей и более богатой природными ресурсами, чем КНДР? А с ракетами, оснащёнными ядерными боеголовками?..

Что-то подсказывает, что, во-первых, внутренних ресурсов в замкнутой системе, даже в небольшой и с ограниченными ресурсами, всегда хватит на поддержание ядерного оружия в годном для применения состоянии. Более того, и для производства нового тоже. Потому что люди в условиях автаркии работать и хотеть есть не перестанут. Тем паче, будучи заложниками, которых, в случае чего, никто не будет стараться спасать от «побочных эффектов».

Но допустим. Допустим, возможен и достижим такой упадок всего хозяйства под диктатором, в котором нефтяные скважины пересохнут, газ весь выдохнется, месторождения всяческих руд иссякнут, уголь выгорит прямо в шахтах и карьерах, а ракеты окончательно проржавеют. Допустим, под действием вековых и тотальных санкций в закромах диктатора не останется ничего такого ценного для оплаты службы двух-трёх миллионов тонтон-макутов, отчего они, наконец, разбегутся. Прямо с оружием, разумеется, ибо некому будет его изъять, по просторам родной страны. Больше ведь некуда. Каков ответ на последний вопрос? Что потом? Есть на этот случай какой-нибудь план у прогрессивного человечества?

Но если не обсуждать всерьёз фантастику, то ещё менее понятно, к какому положительному результату должны привести санкции. Ничего кроме «побочного эффекта» - ухудшения условий жизни населения никак не просматривается. Ни к чему, кроме эскалации «стокгольмского синдрома» оно, в свою очередь, не приведёт.

Потому что логика санкций противоречит декларациям, якобы объявляющим главной ценностью человека. Главным ресурсом - человеческий. А это действительно так. Скрепляя диктатора с этим важнейшим ресурсом, внешние партнёры делают его режим устойчивым до полной неуязвимости. Этот ресурс ему всё обеспечит, из него он всё необходимое выкачает, не рискуя истратить - ресурс возобновляемый.

Если бы, следуя логике собственных деклараций, «свободный мир» признавал суверенным субъектом человека, а не группу, получившую власть над территорией, то ему пришлось бы признавать за человеком и человеческими сообществами все права. Право на свободу передвижения и выбор места жительства - всерьёз, без ограничений визовыми и прочими режимами. Право на свободу слова, не ограниченную нигде никакой цензурой, в том числе и политкорректной, в том числе по праву частной или корпоративной собственности на виртуальные ресурсы. Право локально организованных сообществ на односторонние сецессии с образованием политических субъектов - по факту их самопровозглашения.

Такой самоценный ресурс никогда не достался бы никакому диктатору в роли заложника и источника средств. На санкции, объявленные власти, под которой он находится, ресурс мгновенно отреагировал бы выходом из-под неё. Индивидуально (эмиграцией) или территориальными образованиями, желающими иметь беспроблемные и выгодные отношения с соседями. В любом случае, никаких ресурсов диктатор под собой сохранить бы не смог.

А почему партнёрам, которые сами - суверенные государства, заинтересованные в сохранении существующей системы межгосударственных отношений, такой способ борьбы с диктаторскими режимами совершенно не подходит, объяснять, я думаю, не нужно.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter