Рус
Eng
Изгнать Россию из Совета Европы — значит лишить россиян защиты

Изгнать Россию из Совета Европы — значит лишить россиян защиты
Мнение

14 октября 2017, 11:04
Каринна Москаленко
Адвокат
Сам факт наличия европейского права — это огромная сдерживающая сила против произвола, незаконных действий российских властей.

Сегодня появилась необходимость выработать новые правозащитные подходы к вопросу о нахождении России в Совете Европы. Раньше мы занимали в организации совершенно конкретное, очень прочное место, несмотря на возникавшие иногда разногласия и разнообразие мнений.

У России были свое лицо, свои права и обязанности, которые она исполняла. Именно обязанности с какого-то момента и начали тяготить российскую власть. Совет начал принимать все больше и больше резолюций, касающихся нарушения прав человека — власть стала воспринимать их достаточно нервно. Конечно, ключевым вопросом стал в свое время вопрос о Крыме, но эту тематику я не хочу сейчас затрагивать — я не политик, а юрист. Наступил какой-то новый этап для России, и он, поверьте мне, связан не только с украинским вопросом.

Что происходит во втором десятилетии XXI века: у Российской Федерации резко обостряются отношения со всеми соседями. Нельзя, конечно, говорить о том, что все остальные 46 государств Совета Европы придерживаются одинаковых позиций, и только Россия занимает другую. Однако острые конфликтные ситуации обсуждаются в Парламентской Ассамблее, а российская делегация, статус которой приостановлен, больше не принимает участия в решении этих вопросов. Это ошибка — всегда лучше быть внутри процесса, чем на его обочине, и тем более, за его пределами.

Сегодня у нас наступила серьезная стагнация в сфере прав человека. Я не отрицаю, что российские власти принимают серьезные меры для исполнения решений Европейского суда. Однако, как уже многократно заявлялось в адрес не только России, выплаты компенсаций по решениям ЕСПЧ — это еще не все. Обычно это не очень большие, скорее символические суммы, если речь не идет о нарушении права собственности, которая была по той или иной причине изъята из правомерного владения. Когда заявителей 300-400 человек, речь идет о суммах большего порядка. Тем не менее, выплатить их Российской Федерации всегда удавалось, а вот решить вопрос таким образом, чтобы принимались меры общего характера, никак не получается.

Приведу один пример систематического неисполнения РФ решений Европейского суда. В Европейской конвенции по правам человека есть очень важная статья 5, которая гарантирует свободу от необоснованных, незаконных и произвольных арестов и содержания под стражей. Эта норма была нарушена Россией столько раз, что решения по этим делам исчисляются сотнями. У нас, к сожалению, чрезмерное применение этой меры пресечения приводит к нарушению фундаментальных прав человека, гарантированных конвенцией. Суды загружены тысячами одинаковых повторяющихся дел.

Если бы Российская Федерация соблюдала пятую статью, как должна, тогда не пришлось бы выплачивать компенсации, которые, между прочим, причиняют ущерб и нам с вами, и любому россиянину. В общей сложности они складываются в громадные суммы. Все эти решения должны исполняться в части мер общего характера, что подразумевает обязанность не повторять подобные нарушения в будущем. Мы, адвокаты по правам человека, стерли языки, заявляя в судебных залах о том, что человека нельзя помещать под стражу, преждевременно делая вывод о его виновности. Иначе это нахождение под стражей превращается в форму отбывания наказания, тогда как человеку еще не вынесен обвинительный приговор, а, возможно, вынесен и не будет. Эта мера должна применяться только в крайних случаях, но российские судьи этого не слышат. Чем это заканчивается? Тем, что судьи нарушают Конвенцию, а Европейский суд штампует новые и новые решения. И это только один пример, я очень часто с ним сталкиваюсь, и удивляюсь, почему судьи так глухи к доводам, вытекающим из Конвенции.

Сейчас мы слышим заявления высокопоставленных чиновников и видных деятельниц российского истеблишмента о том, что Россия не будет исполнять решения Европейского суда. Зачем нам тогда это членство, зачем этот абсурд и лицемерие? Конечно, я понимаю, что многих из моих доверителей не было бы в живых, если бы не Европейский суд, и дело здесь даже не в том, что наш центр успешно провел порядка 330 дел. Конечно, не с каждым вопросом надо бежать в Европейский суд, но само существование такой процедуры, сам факт наличия европейского права — это огромная сдерживающая сила против произвола, незаконных действий российских властей.

Не думайте, что только в России нарушаются права человека. Если бы это было так, не было бы десятков дел в отношении других стран-членов Совета Европы. Это нормально — исправлять внутреннюю правовую практику с помощью решений Европейского суда, но нужно воспринимать эти решения всерьез, нельзя имитировать их исполнение.

Хочу подчеркнуть, что лучше быть там, где мы есть, чем вовсе лишиться доступа к правосудию, однако я испытываю тревогу и за сам Совет Европы. Не так давно вскрылись факты коррупции и прямого подкупа участников процесса со стороны отдельных лиц и отдельных групп лиц из Азербайджана. Сегодня мы должны говорить о необходимости сохранения высоких стандартов, которые существовали, когда в 90-е годы мы попросили о членстве в Совете. И России тогда были поставлены условия, к которым она относилась намного серьезнее, чем сейчас. Это действительно был огромный труд, мы выполнили все обязательства и в 1996 году члены Совета признали, что Россия идет по намеченному пути интеграции.

Сегодня же у нас совершенно другое отношение к своим обязательствам. Представители других стран, например, Великобритании или Италии, вдруг начинают заявлять: «А зачем нам этот Европейский суд?» Но эти государства, невзирая на выступления отдельных лиц, выполняют свои обязательства.

Когда наши политики вдруг говорят: «Такое-то решение ЕСПЧ мы исполнять не будем, мы с ним не согласны», это подрыв не только системы Совета Европы, но и Конституции. Кто-то ее ругает, кто-то хвалит, но, заметьте, Конституция уже больше 25 лет остается незыблемой. В статье 15, параграфе 4 говорится, что международные стандарты, нормы, признанные в том числе и Российской Федерацией, должны быть выше национального законодательства, если происходит конфликт или коллизия норм.

Почему? Потому что все соседние государства рассчитывают на то, что вы будете следовать этому принципу. Иначе не останется того фундамента, который гарантирует мир, благоденствие и ответственность друг перед другом или перед своими гражданами. Отмечу, что Конвенция защищает только основные фундаментальные права. Социальные, культурные права, права на достойный уровень жизни — вроде бы, тоже очень важные — не защищены Конвенцией.

Я считаю, что если мы не можем соответствовать даже минимальным стандартам, если мы не желаем исполнять нормы и решения, вынесенные на основании Конвенции, то мы напрасно входим в Совет Европы. Мы постоянно находимся в положении двоечников, которых ставят в угол, и поэтому наши власти раздраженно встали и вышли вон. Быть может, конечно, вся Европа ошибается, а мы всегда правы, но, боюсь, это не так. Я думаю, что истина где-то посередине, но мы не ищем истины, и я считаю это провалом внешней политики Российской Федерации.

Однако полный провал наступит, если государство, с таким трудом преодолевшее различия в системах и вступившее в Совет Европы, потеряет это членство. В этом случае совершенно неважно, лишат ли Россию этого членства или она сама совершит окончательный демарш и выйдет из Совета. Конечно, власть будет потихонечку пытаться подстелить соломки в виде рассказов о том, какой плохой Совет Европы, какая плохая Парламентская Ассамблея, как нас не понимают и не хотят слышать, не знают наших сложностей.

Но все-таки за эти годы позитивный облик, образ европейского правосудия сложился даже в России. Вы можете быть внутренне не согласны с решениями Европейского суда, но в целом любой человек, даже не большой любитель ЕСПЧ, должен будет признаться, что для России, для Италии, для Швеции, для любого государства, которое нарушило права человека, решение Европейского суда является оздоравливающим фактором. Среди россиян имидж Европейского суда положительный, и с этим вы пока ничего не сможете поделать.

Тот факт, что россияне рискуют потерять возможность надгосударственного правосудия по вопросам, отнесенным к универсальной юрисдикции, — это очень важный момент. Если мы не безответственные граждане и не безответственные политики, мы ни в коем случае не должны подрывать эти основы, а для этого от нас требуется исполнение решений Европейского суда. Если Парламентская Ассамблея, высший законодательный орган содружества 47 государств, в какой-то момент осознает, что непредсказуемость России несет опасность для самих устоев Совета Европы, разрушаются азы — боюсь, Россию не потерпят в Совете Европы. А это значит, что мы с вами потеряем — для меня как для юриста — самое существенное: право на беспристрастную юрисдикцию Европейского суда по правам человека.

Оригинал здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter