Рус
Eng

Искусство оскорбляться: чем отличается современное общество от стаи бабуинов

Искусство оскорбляться: чем отличается современное общество от стаи бабуинов
Мнение

1 ноября 2021, 17:46
Илья Вайцман
Публицист
Весь прогресс человечества достигнут исключительно за счет отказа от непосредственного управления нашими поступками со стороны иерархических инстинктов «чести», а по сути переходом от простой драки за право жрать и размножаться к сотрудничеству, к информационному обмену и выработке взаимоприемлемых решений

Что общего у смерти Пушкина, «извинений перед Кадыровым», убийством детенышей львами и концлагерем за «оскорбление чувств верующих» из-за «непристойной» фотографии на фоне церкви? Всё это - и миллион других ужасных вещей, кои перечислять можно бесконечно (типа «семейного насилия» и кровной мести) - продукты т.н. «культуры чести», являющейся по сути своей голой зоологией, которую разум облек в красивые слова. Когда целью и смыслом существования является размножение, обставляемое как недопущение «унижения», а целью любого общения - «не дать себя опустить», и когда выискивание/избегание того, что может кому-то при определенных условиях показаться прямо или косвенно задевающим его личную или групповую (семейную, клановую или национальную) «честь» (помешать размножению) - становится главным занятием и критерием оценки происходящего. И, разумеется, «делом чести» является месть реальному или вымышленному «оскорбителю», ведь если не вызвать его на дуэль или не принудить к извинениям, то общество не поймет, посчитают трусом и... И ты не размножишься. Вымрешь.

Узнаете? Да, совершенно верно, это же оно самое из подворотни: «если не «врубить ответку», то пацаны не поймут и сочтут «опущенным», за что и извергнут из своего круга, т. е., лишат доступа к некоторым благам, обеспечиваемых статусом «реального пацана». Хорошо всем нам знакомые блатные «понятия»! Удивлены? Напрасно.

Да, как ни странно, но культуры лощеного высокообразованного дворянства и блатной гопоты из подворотни, с трудом и однообразно комбинирующей несколько нецензурных слов удивительно похожи, «до степени смешения», как это называется. Если разобраться, то удивляться нечему: и та, и другая культуры уходят корнями через фазу бандитской стаи в до-человеческое прошлое приматов (а то и не приматов, у собак, к примеру, примерно так же), когда определенный взгляд или поза являлись вызовом к драке за положение в стаде, за самку или еду. Просто дворянство прошло фазу захватившей власть банды на тысячу лет раньше, чем современная гопота. Пообтерлись маленько. Так вот: что в стае, что в банде - всё происходит одинаково: Вызывающий заявляет требование («кидает предъяву»), и у вызываемого только два варианта - драться с какими-то шансами на успех или сразу отступить, потеряв всё. Так работал естественный отбор, когда размножался физически сильнейший.

Собственно, что такое дуэль, если отбросить романтическую про «звон шпаг» и серенады? Схватка двух самцов за обладание самкой и право на размножение с ней. Кто сильнее - тот и отправил свой набор ДНК в будущее. Ничего больше. У животных, а иногда и у людей это сопровождается убийством детенышей от других самцов.

С течением времени и развитием членораздельной речи способы «вызова» усложнились, и у сложносоциальных животных появился такой инструмент стравливания третьих лиц, как сплетня («...а ещё они называли тебя желтым безногим земляным червяком!», ага), тоже не оставлявшая «оскорбленному» выбора, кроме как проявить агрессию в адрес того, кому сплетня приписывала «оскорбление». Иначе «общество не поймет!». Ну вот Пушкин так, примерно, и нарвался на пулю… Механизмы «косвенного оскорбления» усложнялись, совершенствовались, с их помощью натравливались друг на друга целые народы и государства. «За нашу честь!!» (да, правильно вспомнили источник, «Пятый элемент»), ревели взбудораженные толпы на улицах, а затем многомиллионные армии сходились в битвах, пропитывая землю кровью. Искусство оскорбляться к новейшему времени достигло такого уровня, что не оскорбить кого-нибудь чем угодно стало решительно невозможно. Любое (sic!) слово или действие путем цепочки болезненных рефлексий и аллюзий можно подвести под «оскорбление чести», причем, в сложносочиненных обществах даже не оскорбление индивидуума, а некоего общественно-значимого символа (или того, что таковым символом приказано считать). Если захотеть, конечно.

В какой-то момент стало понятно, что так жить нельзя, что с развитием СМИ и персональных коммуникаций (телеграфа и, особенно, телефона) эта концепция оскорбленчества срывает мир в непрерывную кровавую свалку. Шок Первой Мировой оказался хорошим лекарством от оскорбленчества, и человечество стало помаленьку отступать от края. Медленно, неуверенно, с жуткими рецидивами, вроде Второй Мировой (обратите внимание: все идеологии фашизма и национал-социализма крутятся вокруг так или иначе именуемой «чести» и мести за «оскорбления и унижения»), но к семидесятым годам прошлого века традиция чуть что сразу оскорбляться и вцепляться клыками в глотку «обидчику» была, казалось бы, окончательно отброшена. Дуэли и приговоры за «оскорбления символов» окончательно вышли из моды (кроме СССР, конечно), что привело к расцвету свободы мысли и дискуссии и, как следствие, к стремительному прогрессу в науке и в общественных отношениях. Просто стало можно говорить на любые темы, не рискуя получить пулю в лоб от «оскорбленного» конкурента или простого обывателя, которому что-то там показалось. В самом крайнем случае будет повестка в суд с гражданским иском, который рассматривается в нормальном суде (не путать с «российским судом»). Результат такой свободы сами видите: это и научно-техническая революция и невиданная в истории свобода и примат прав личности (см ВДПЧ и остальное). Оставшиеся бабуиньи атавизмы, в виде того же семейного насилия и агрессивных проявлений ревности активно осуждались, с этим эффективно боролись во всем мире (кроме СССР, но об этом ниже) и все бы неплохо, если бы не странное.

На рубеже 70-х и 80-х годов прошлого века мы натыкаемся на неприятный феномен: в принципе, человечество в целом, имея в виду европейское в той или иной степени общество, фазу «культуры чести» миновало, казалось бы, да? Ура? Хорошо бы так, но тут всё внезапно поехало обратно… Палку перегнули в обратную сторону, забыв, что кривая палка - это в любом случае кривая палка, независимо от направления изгиба. На Западе это приняло формы «политкорректности», которая, по сути, та же «культура чести», требующая уничтожения реального, вымышленного или даже потенциального (sic!) «оскорбителя», только вместо прямого физического убийства теперь применяется «гражданская казнь» в виде «отмены» (хотя могут и физически).

Но это еще полбеды. В России, например, «культура чести» и стайная иерархия во главе с альфа-самцом, которому принадлежит всё (пока его не убьют в очередной драке), возрождается в явном виде непосредственно государством, причем, сразу с нескольких позиций. Путинский режим заинтересован в этом и как в способе уничтожения любой критики и сомнений, которые тут же объявляются «оскорблениями», и как в единственно понятном тамошней публике «из питерской подворотни» способе существования («не прогибаться», «бить первым» и всякое такое, сами в курсе). Как в стае бабуинов принято было, так и ничего не изменилось. Правда, и бабуины за последние миллионы лет несильно по пути прогресса продвинулись, зато с «честью» там до сих пор все прекрасно.

Одновременно, принудительно внедряемый через СМИ в общество принцип «чести» (и ее вариантов под названиями «нравственность», «духовность» или «особый путь») позволяет подключить пропитанные лагерными «понятиями» и архаичными представлениями о норме массы к травле и уничтожению политических противников - достаточно заявить, что они «оскорбляют символы», и готово дело. Ширнармассы же вполне понимают, что нельзя не «врубить ответку», и даже если не вполне понимают, в чем тут «оскорбление чести» всегда готовы поддержать тех, кто «всё по-пацански сделал, по понятиям». Причем, даже если это идет вразрез с законом и здравым смыслом, и более того - с их собственными интересами. «За нашу честь!» же…

Вот взять скандал с видеозаписями пыток, которые проводятся в порядке ОРМ в «исправительных учреждениях»: какая предполагается нормальная (современного типа) человеческая реакция? Прекратить совершение преступлений, наказать всех виновных, предотвратить повторение этого кошмара. Какую реакцию диктует «культура чести»? Убить тех, кто «разгласил», конечно же. Обнародование доказательств и публичное обвинение - это «оскорбление чести ФСИН», свидетельство некомпетентности «допустивших утечку», их унижение - поэтому оскорбителей нужно уничтожить, а распространение информации пресечь (для чего «роскомпозор» аж в гугл обратился). В рамках «культуры чести» все правильно, «по-пацански». В ту же кассу и дикая история из Томска, где и власти, и работодатели дружно гнобят парня, который проник в «красную зону», чтобы ухаживать за своей бабушкой и рассказал про творящийся там кошмар. Его уволили и угрожают его жизни за распространение «оскорбительной» для «чести» государства и отдельных чиновников информации. И что? Все всё понимают - это же нормально в рамках «культуры чести». Главное не решить проблему, а уничтожить «бросившего вызов». Продолжить ряд примеров можете сами.

Кто постарше - должны же помнить главный страх в СССР при любой беде и по любому поводу: «на Западе узнают!!!», а значит будут «унижать» и «оскорблять». Из этого страха быть «униженными», а вовсе не из-за каких-то особенных военных тайн в СССР было засекречено вообще всё. Демография, информация об авариях и катастрофах, статистика — и, зеркально, нас «защищали» от информации с Запада, чтобы мы не начали «унижать и оскорблять» вождей. Именно поэтому основные усилия направлялись на обеспечение защиты от утечки информации, больше чем на решение проблемы, как таковой. Собственно, почему про Чернобыль молчали и врали до последнего? Почему врали про «Курск», про «Норд-Ост», про трагедию в Беслане? Ровно по той же причине: чтобы не дать возможности «врагам» (реальным, но чаще мнимым) «унизить» и «оскорбить». Были и другие мотивы, но «защитить свою честь» один из основных.

Из той же оперы и т. н. «оскорбление чувств верующих». Когда-то, давным-давно, в раннем Древнем Риме считалось, что преследовать людей за оскорбление божества нельзя - если божество сочтет себя оскорбленным, то как-нибудь само справится с наказанием обидчика, людям влезать со своим разумением тут не следует. В принципе, логично. Но через некоторое время римляне так развернулись с казнями за «оскорблениями божества», что мама не горюй. Почему? Очень уж повод для мобилизации стаи был удобный - понятный и «объективный». Ну как такой инструмент упустить? И понеслось… По религиозным мотивам - а фактически, опять же, «за нашу честь!», в порядке мести за «оскорбление символа» - было пролито крови столько, что все остальные мотивы просто нервно курят в сторонке. По той же самой причине так популярно «оскорбление чувств верующих» и в путинской России: это инструмент сплочения стаи натравливанием на понятную ширнармассам цель (конкретно: малообразованных «верующих» (именно в кавычках) среднего и старшего возраста на молодежь в целом). Приучение общества к «убийствам чести» в самом прямом смысле слова. Сначала приучат к тому, что сажают за фоточки, а потом и к тому, что сжигают (обливают кислотой) за «неподобающий вид», «неправильные слова» и так далее (в Чечне, к примеру, это уже давно состоялось, теперь просто по всей России ползет). «Процесс пошел», как говаривал Михаил Сергеевич, «окно Овертона» поехало. Причем, вера не обязательно должна быть религиозной, вполне годятся и любые другие реальные или выдуманные символы. Можно подтянуть за оскорбление чего угодно.

Ничем с технической точки зрения не отличается от этого метода и назначение врагов «иностранными агентами», эксплуатируются такие же стайные рефлексы и «оскорбленная честь» - как это так, какие-то «иноагенты», чужаки, будут тут нам указывать?! Рефлексы «чести», такие же, как у любых стадных приматов, требуют немедленно «врубить ответку», чтобы «защитить честь стаи» от посягательства со стороны чужаков или, хотя бы, не мешать вожаку с подельниками «отстаивать суверенитет» любыми способами. С точки зрения личного состава стаи вожак в своем праве: чужаки ему бросили вызов, он его принял и уничтожает конкурента. Все нормально, древние рефлексы не протестуют. Власть, «законно» раздавившая недовольных тоже довольна, общество не возражает. В ту же кассу и нарастающая статистика посадок за «оскорбление символов», с личным поручением Бастрыкина посадить за «кощунство» в отношении Вечного Огня, с коллективной травлей рэпера Моргенштерна, и так далее, и тому подобное. Как же, «они оскорбили нашу честь!»…

Звучит странно, но и алогичное на нормальный взгляд поведение путинского режима во время эпидемии, когда одновременно объявляется об успехах и сознательно проваливается вакцинация (просто рикошетом от неистовой борьбы «за честь» против западных вакцин прилетело) - тоже имеет своими корнями «культуру чести», впитанную в подворотне и уходящую далее, в стадо бабуинов. Если рассмотреть их поведение под этим углом, то становится очевидным: реальной задачей властей является не борьба с эпидемией, а попытка выкружить себе «рейтинга», не допустить «умаления чести» и одновременно «опустить» весь остальной мир. В другой парадигме они мыслить просто не могут. «Стаж!».

Вот только в чем проблема-то: бабуины, живущие только ради «чести», в непрерывной борьбе за место в иерархии - т. е., только за право на пищу и размножение, так и остались бабуинами, несмотря на то, что стая бабуинов даже может отогнать львов от добычи. Весь прогресс рода Homo, включая и наш вид, Homo Sapiens, достигнут только и исключительно за счет отказа от непосредственного управления нашими поступками со стороны иерархических инстинктов «чести», а по сути переходом от простой драки за право жрать и размножаться к сотрудничеству, к информационному обмену и выработке взаимоприемлемых решений. Что напрочь исключено в «вертикали власти».

P.S. Может показаться, что я отрицаю вообще понятие чести, но это не так. Просто не надо путать честь в человеческом смысле и ранговые схватки бабуинов за корм и самку. Это разные вещи.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter