Рус
Eng

Согласие народа на бедность стало фундаментом российской власти

Согласие народа на бедность стало фундаментом российской власти
Мнение

1 сентября 2021, 09:04
Дмитрий Шушарин
историк
В предвыборном шоу «Единой России» наметилось распределение ролей. Дмитрий Медведев, как все уже поняли, выведен за штат. Сергей Шойгу и Сергей Лавров нагнетают параноидальные настроения, защищают внутреннее единство, историю, Сталина, пугают заговорами внешних сил, врагами, затаившимися в кольцах враждебности...

Не царское это дело – разъезжать по стране и народ пугать. Точнее, не императорское – в даровании Путиным денег пенсионерам и военнослужащим есть нечто древнеримское, ритуальное. Таким же ритуалом давно уже стали заявления о борьбе с бедностью.

Эти заметки представляют собой дайджест более объемного исследования, основанного исключительно на открытых данных, что принципиально важно – никаких расследований и сливов, никакого инсайда. Ссылки на использованные материалы здесь отсутствуют, дабы избежать выхода за медиа-формат, но они имеются.

Если приглядеться, то станет ясно, что борьба с бедностью для президента и прочих официальных лиц – это прямые выплаты социально неустроенным группам населения. Но вот статья Елены Бегловой еще 2016 года «Бедность в России: структура и формы проявления». В начале девяностых годов многодетные семьи составляли 60-80 процентов бедняков, но ныне – 7,5 процента. Безработица в стране незначительна, роста десоциализированных слоев населения, люмпенизации и пауперизации не наблюдается. И самое главное: доля бедных среди занятых в экономике – 62,4 процента. То есть российские бедняки – люди, имеющие работу и постоянный доход. Россия – страна работающих бедных.

Шестая часть всех работников в России не может обеспечить себя и свои семьи, говорилось в бюллетене Аналитического центра при правительстве «Работающие бедные в России и за рубежом». Их доходы в 2016 году были ниже прожиточного минимума трудоспособного населения. По данным Росстата, зарплату ниже прожиточного минимума получало около 2 млн россиян (7,3% работающих на апрель-2017). Если же учесть не только зарплату, но и остальные доходы, а также то, что эти доходы тратятся и на членов семьи, количество работающих бедных возрастает в разы – около 12,1 млн человек в 2016 году, или 16,8% трудоспособного населения.

Среднегодовая реальная минимальная зарплата в России существенно ниже, чем странах с близким уровнем ВВП на душу населения (22–25 тысяч долларов США): всего 3199 долларов в месяц, в то время как в Латвии – 7830 долларов, в Турции − 12075 долларов (данные за 2016 год). Соотношение минимальной и средней заработной платы в России тоже ниже, чем в рассматриваемых странах: в России – 17,5%, в Турции – 40%, в Латвии – 43,1%. Ниже и доля оплаты труда наемных работников в структуре национального ВВП, причем отставание России по этому показателю постоянно растет.

Владислав Иноземцев писал, что во всех развитых странах низкоквалифицированные работники получают меньше. Но в том-то и дело, что применительно к России речь идет о другом. о том, что бедность здесь не зависит от квалификации.

Исследователи Аналитического центра при правительстве РФ подчеркивали, что при нынешней практике начисления зарплат россияне зачастую отказываются от квалифицированного труда в пользу неквалифицированного, молодые квалифицированные работники уходят из производства в сферу услуг, где можно получать больше денег за менее квалифицированную работу.

Этот вывод согласуется с данными Росстата, что в России первое место по числу занятых с 2000 года занимает профессия водителя (5 миллионов россиян, или 7% занятых), второе – профессия продавца (4,9 миллиона человек, 6,8% занятых). Другими словами, каждый седьмой россиянин сегодня работает либо продавцом, либо водителем.

Как отмечалось в исследовании Boston Consulting Group, врач в России зарабатывает в среднем всего на 20% больше водителя. Для сравнения, в США разница зарплат врача и водителя составляет 261%, в Германии – 172%, в Бразилии – 174%.

Бедность занятого трудоспособного населения - это часть системы, гарантирующей безграничную и бессрочную власть группы людей, распоряжающихся ресурсами страны исключительно в собственных интересах. Такая же часть, как ядерный шантаж, территориальные захваты и бесконечные войны, истребляющие народы в разных странах мира. Но это только верхушка пирамиды. Обратная зависимость зарплаты от квалификации, поощрение отказа от социального роста, включая рост профессиональный, сознательное приумножение бедности – все это не результат указов президента, плановой экономики, всего того, что давно было названо административно-командной системой. Это рыночная экономика по-русски, деперсонализированный рынок труда, непризнание личностной и социальной субъектности наемного работника, замена партнерства подчинением во всех сферах экономики – от гигантских корпораций до малого и среднего бизнеса.

В 2017 году «Новая газета» опубликовала репортаж о буднях крымской крестьянки. В ее интервью содержится ценнейшая информация о том, что такое на самом деле в России (в Крыму пока российские законы) свободный рынок сельхозпродукции:

«— Продавать, кстати, тоже непросто — целую схему придумали. Сначала ко мне должен прийти депутат из сельсовета, посмотреть, что у меня действительно свой огород. Потом он составляет акт осмотра, с которым я иду к главе сельсовета. Глава сельсовета в присутствии двух понятых, соседей, сверяет акт: спрашивает у них, действительно ли на моем участке растет свекла, есть ли куры. И когда понятые подтверждают, то он выдает мне справку, что я могу продавать.»

Допуск к рынку становится привилегией, которую даже сословной не назовешь, - она предоставляется по усмотрению и произволу низших звеньев власти. Все это часть общего противодействия развитию. И вроде бы нет советской власти и марксизма-ленинизма. И никто не объявляет коллективизацию и прочую генеральную линию, но система, как и девяносто лет назад, нацелена на то, чтобы не допустить свободного рыночного развития отдельных людей и хозяйств, как хотел великий Ленин задолго до прихода к власти.

Допуск к рынку становится привилегией не только для сельских хозяев. Это общий тренд для социальной, экономической и политической эволюции России. В сентябре-2019 ЦБ подготовил законопроект о допуске граждан к фондовому рынку. По замыслу авторов, непрофессиональные инвесторы могли бы вкладывать в иностранные акции и другие рискованные активы не более 50 тыс. руб. в год. Чтобы перейти в следующую категорию, для которой доступен более широкий круг финансовых инструментов, инвесторам понадобилось бы накопить 1,4 млн руб.

Законопроект-2019 был частью политической стратегии и имел продолжение. В первый месяц 2021 года в бюджетах россиян резко вырос индекс «свободных денег» — на 82% по сравнению с декабрем 2020-го. Речь о показателе, который демонстрирует динамику превышения доходов над расходами. Индекс «свободных денег» (ИСД) января-2021 показал максимальный рост за историю наблюдений. При этом сумма инвестиций россиян на фондовом рынке по итогам 2020 года достигла 6 трлн руб., показав практически двукратный рост. Власть ответила на это законопроектом, в котором предлагалось ограничить продажу сложных финансовых и инвестиционных продуктов неквалифицированным инвесторам. Свободные деньги населения не должны работать на благо населения, которое не должно обогащаться, развиваться. Власть на всех уровнях сокращает возможности вовлечения новых людей в рыночные отношения, стремится предотвратить усложнение социальной стратификации к которому ведет свободная рыночная экономика. Возникает новая категория лишенцев – люди, не допущенные к рынку.

Во втором квартале 2020 года реальные располагаемые доходы россиян в годовом выражении обрушились на 21,8%. Такова была оценка экспертов «Центра развития» Высшей школы экономики. Это вдвое больше пиковых значений как кризиса-2008-2009, так и рецессии-2015-2016. Доступность 74% товаров и услуг, которые россияне активно покупали в 2013 году и продолжают покупать, к 2021 году упала в пределах 69%, показало исследование Forbes. Ответом на это стала подготовка закона о регулировании цен на продукты, то есть еще один шаг к мобилизационной экономике. И это единственные политические последствия, которые возможны. Никакого движения масс, протестов среди населения не предвидится.

Исследовании ВЦИОМа, показало бессмысленность линейной логики в рассуждениях о политических последствиях роста бедности. Продолжающееся падение уровня жизни превратилось в «новую норму» в массовом сознании населения России. Это показал проведенный в конце августа-2020 опрос ВЦИОМа. Перспектив повышения доходов люди не видели: 41% считал, что через год его семья будет «жить так же, как сейчас». Каждый четвертый ждал дальнейшего ухудшения материального положения.

При этом лишь 25% населения полагало, что страна движется в неправильном направлении. 33% считали курс верным полностью, а 37% - правильным с оговорками. Индекс оценки населением курса страны по сравнению с августом-2019 вырос на два пункта.

Вот он, вполне конкретный, выраженный в цифрах, установленный в статистических и социологических исследованиях тоталитарный консенсус. Точнее, часть консенсуса – согласие на бедность.

И это прекрасно понимают представители высшей правящей элиты. Например, министр иностранных дел России Сергей Лавров, заклеймивший либерализм как стремление к личному благополучию как нечто враждебное национальной гордости, заложенной в «генетический код» россиян.

Либерализм и в самом деле связывает чувство собственного достоинства человека, осознание им своей общественной значимости, своей причастности к чему-то большему с личным успехом. Все это и формирует то отношение к труду, на котором выросла иудео-христианская цивилизация. Отсылаю к Максу Веберу. Русская деперсонализация связывает человеческое достоинство не с результатами труда, а со статусом, достижение которого требует соучастия в воспроизводстве социальных отношений, а не креативных усилий в любой сфере деятельности. Главное – вписаться, а не достичь.

И прав, прав министр Лавров, вслед за Лениным объявляющий либерализм главным врагом русского тоталитарного устройства, в котором труд и его результаты не должны быть основой человеческого достоинства и чести, обусловленных лишь причастностью к великому общему делу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter