Рус
Eng

Безучастные. Российское общество вернулось в обычное аполитичное состояние

Безучастные. Российское общество вернулось в обычное аполитичное состояние
Мнение

3 августа, 20:36
Дмитрий Михайличенко
Политолог
С конца марта этого года внимание общества к спецоперации в Украине снижается, что свидетельствует о постепенном возвращении российского социума в формат привычного для него аполитичного бытия.

Общество рассматривает свой аполитизм как способ дистанцирования и снятия с себя ответственности за происходящее, что позволяет ему жить по принципу «нас это не касается».

Интенция на усиление политизации власти проявилась достаточно отчетливо, в том числе и за счет усиления патриотическо-воспитательной компоненты в школах и вузах, однако к тотальной тактике власти не переходят и прагматично оставляют возможности для проявления в массах стратегии аполитичного безучастия.

Рост аполитичности формирует дилемму для власти, ведь ее усиление работает на рост индифферентных настроений обывателей, а также снижение уровня патриотизма и роста социального недовольства.

Однако для власти это не является критичным: даже если рейтинг власти снизится на 10-20% ничего критичного не произойдет. Тем более, что снижение рейтинга чревато не столько ростом протестных настроений, сколько усилением все того же безразличного аполитизма и конформизма.

Потенциал для этого достаточно высок, а вот искусственное усиление патриотической мобилизации вряд ли будет иметь нужный эффект: пределы этого очевидны. Массированная патриотическая накачка остается в арсенале власти, но применять ее будут только в случае резкой актуализации социального недовольства и разочарования.

Пресыщение насилием и дисциплина молчания

Снижение фокуса общественного внимания к спецоперации в Украине, помимо всего прочего, объясняется еще и тем, что запрос на насилие со стороны части общества оказался удовлетворен с лихвой. В этом плане разумно было бы минимизировать трансляцию всех ужасов боевых действий для общества, а не подчеркивать их ради стремления запугать противника и решения прочих, тактических задач.

Базовые оценки социума по поводу сроков спецоперации характеризовались краткосрочными ожиданиями, а сейчас многие выражают мнение, что военные действия затянулись. В этом плане растет число тех, кто хочет скорейшего завершения спецоперации или, по крайней мере, заморозки конфликта.

При этом общая активность россиян в выражении своего мнения резко снижена: общество приучено, что молчать лучше, чем говорить. В этом плане общественные настроения будут оказывать минимальный эффект с точки зрения принятия стратегических решений в геополитике. По сути, общественное мнение в стране подменено пропагандой, в которой много резких и громких слов, но мало осмысленного содержания и стратегических смыслов.

В этом плане стратегия российских властей во многом остается реактивной, в зависимости от позиции Запада. Победить полностью коллективный Запад даже на уровне целеполагания никто не предлагает, а проактивной стратегии и образа будущего мироустройства не прослеживается. Про ШОС и БРИКС как столпы нового миропорядка говорят уже более десяти лет, но ситуация практически не меняется.

Однако главное в ином: общество не чувствует себя бенефициаром геополитических изменений, пусть даже и триумфальных, поэтому усиление общей индифферентности и отстраненности в вопросах священной войны против Запада продолжится.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter