Рус
Eng
Баррель: есть ли шанс на всплытие?

Баррель: есть ли шанс на всплытие?
Мнение

20 августа 2015, 00:00
Дмитрий ДОКУЧАЕВ
Баррель: есть ли шанс на всплытие?

Примерно год назад началось стремительное падение мировых цен на нефть. С тех пор баррель рухнул со стодолларовой высоты на нынешний уровень, недотягивающий и до пятидесяти. Для прочно сидящей на нефтяной игле российской экономики это обернулось неисчислимыми бедами: обрушением рубля, промышленным спадом, бюджетным дефицитом, взлетом инфляции, падением доходов населения.

Конечно, весь этот год звучали речи больших начальников и высоколобых экспертов о том, что вот-вот российскую экономику подтолкнут к росту импортозамещение, диверсификация, ставка на высокие технологии. Но если не заниматься прекраснодушными мечтаниями, то реальность такова: надежды хоть на какое-то улучшение ситуации связаны исключительно с повышением цены нефти. И чем дороже будет стоить баррель, тем лучше себя будет чувствовать отечественная экономика.

Беда в том, что нефть не выказывает никаких признаков грядущего подорожания, и даже наоборот – день ото дня дешевеет. Причина происходящего хорошо известна: переизбыток нефти в мире. Ее сейчас на глобальном рынке, по подсчетам Международного энергетического агентства (МЭА), производится уже на 3 млн. баррелей в день больше, чем потребляется. В сутки сейчас добывается уже под 100 млн. баррелей – это самый высокий уровень в XXI веке. Мировые нефтяные компании не готовы сокращать добычу – они ее наращивают, чтобы хоть как-то компенсировать свои потери из-за рухнувшей в прошлом году цены барреля. При этом на рынок еще не начали поступать новые объемы иранской нефти, «освобожденной» из-под санкций, которые способны добавить глобальному предложению еще 1–1,5 млн. баррелей в день. В результате большинство экспертов призывают готовиться в ближайшем будущем к ценам в 40 долларов за баррель, а кое-кто пророчит и 20–25 долларов.

Значит, шансов на рост барреля в ближайшем будущем нет? Как представляется, на рынке не все так однозначно. И существуют варианты развития событий, которые способны принципиально развернуть нефтяные цены от падения к росту.

Прежде всего подобный сценарий, о котором написало на днях в своем докладе МЭА, связан с возможным ростом спроса на «черное золото» в мире. Рост этот, по оценкам агентства, уже начался и в дальнейшем может происходить такими темпами, что опередит предложение, снова сделав нефть дефицитным, а значит – дорогим товаром на рынке. Эксперты МЭА уверены, что суточный спрос на нефть в текущем году вырастет на 1,6 млн. баррелей. Такие темпы роста спроса – рекордные за последние пять лет. В МЭА утверждают, что тем самым начался процесс восстановления баланса на мировом рынке «черного золота».

Конечно, на динамику спроса еще может негативно повлиять сложная ситуация на финансовом рынке Китая. Как известно, китайские власти за последние дни пошли на беспрецедентное ослабление юаня, с тем чтобы не допустить обрушения фондового рынка страны. А ведь Китай – второй в мире после США потребитель нефти. Возможное замедление темпов экономического развития там означает автоматическое понижение спроса на нефть со стороны Поднебесной.

Но девальвация юаня – это палка о двух концах. Как считают многие эксперты, ослабив юань, Пекин может развязать новый этап «валютных войн» – когда центробанки разных стран начнут дружно играть на понижение собственных валют, чтобы дать шанс своим национальным экономикам на рост. Ведь, как известно, чем слабее валюта, тем более конкурентоспособны товары, производящиеся в стране. А если на валютном рынке начнется свистопляска с игрой на понижение, то инвесторы начнут активно переводить свой капитал в другие инструменты, в частности на рынок нефти, что способно подтолкнуть баррель вверх.

К этому стоит добавить, что в недалеком будущем свою непримиримую позицию может изменить Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК), которая до сих пор предпочитала демонстративно не вмешиваться в ценовую ситуацию. Дело в том, что из-за падения цен на нефть трещит по швам бюджет Саудовской Аравии – лидера ОПЕК и всего мирового нефтяного рынка. Бюджет королевства, на 90% зависящий от нефтяного экспорта, на 2015 год верстался исходя из средней стоимости барреля в 100 долларов. А поскольку реальная цена нефти оказалась значительно ниже, дефицит бюджета Саудовской Аравии может достигнуть 20% ВВП, или 140 млрд. долларов. Наличие столь мощной дыры в казне вполне может заставить саудитов отказаться от политики невмешательства и начать предпринимать шаги, в том числе в рамках ОПЕК, для постепенного роста нефтяных цен.

Кроме того, политика низких цен на «черное золото», похоже, все-таки ударила по американской сланцевой добыче. Во всяком случае, ведущие компании – производители сланцевой нефти в США зафиксировали в первом полугодии 2015 года убыток, исчисляемый сотнями миллионов долларов. В начале года аналитики Raiffeisenbank предположили, что уровень цены, который позволит сохранить текущие сланцевые проекты в Америке, составляет 55–65 долларов за баррель. Теперь этот уровень практически достигнут, и компании сигнализируют об убытках. А если американский сланцевый бизнес разорится, то это неизбежно сократит глобальное предложение нефти и опять же подтолкнет баррель к росту.

Так что факторы, играющие на повышение цены нефти, на сегодняшнем рынке присутствуют. Но вот сработают ли эти факторы, и насколько быстро, – большой вопрос. Кстати, согласно недавнему консенсус-прогнозу 10 крупнейших инвестиционных банков, опрошенных Wall Street Journal, цены на нефть до конца следующего года дойдут до уровня в 70 долларов за баррель. Это, конечно, не те 100 долларов, в которые бочонок нефти оценивался еще год назад, но это все-таки и не сегодняшние 48 долларов. Словом, шансы на подорожание барреля есть, а там, глядишь, и во всей российской экономике дела наладятся…

Автор – редактор отдела экономики «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter