Рус
Eng
Безопасность без ответственности

Безопасность без ответственности
Мнение

7 апреля 2016, 00:00
Анатолий Степовой
Безопасность без ответственности

Пойдем от частного к общему. В № 24 «НИ» от 18 февраля с. г. была опубликована статья «Форменная фикция?», в которой, в частности, приводились примеры застарелых «болячек» в работе одного из подразделений МВД, а именно – Государственной инспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД). Точнее, одного из ее подразделений – УВД по ЮАО МВД РФ по г. Москве. Еще точнее – Отдельного батальона дорожно-патрульной службы (прошу прощения за аббревиатурный язык) – ОБ ДПС ГИБДД.

И хотя речь в моей статье шла о недостатках в организации и обслуживании безопасности дорожного движения (как я понимаю – ключевое определение в названии ГИБДД) в масштабах не отдельного батальона патрульной службы, а всей этой полицейской структуры в масштабах страны, примеры, конечно, были почерпнуты из личной практики вождения автомобиля и опыта многих товарищей-автомобилистов. Объявленная реформа в виде переименования милицейских работников в полицейские предполагала реальные изменения не только в форме, но и в содержании службы.

Что изменилось? В первую очередь заметно улучшилась техническая оснащенность орудовцев-гаишников-гибэдэдэшников: от отечественного мотоцикла с коляской – до добротных иномарок. На улицах и магистралях развешаны многие тысячи камер наблюдения за дорожной обстановкой. Как говорится, все схвачено (полицией), за все заплачено (нами, налогоплательщиками). И что в результате? Штрафов автомобилисты стали платить в многомиллиардном рублевом исчислении, но улучшилась ли от этого безопасность на дорогах? Если верить ведомственной статистике – год от года только ухудшается. И винит в этой плачевной статистике ГИБДД исключительно одну сторону, тех, «которые понаехали тут».

В марте на специальном заседании президиума Госсовета, посвященном проблемам безопасности дорожного движения, заместитель министра внутренних дел Дмитрий Миронов бодро рапортовал: «В настоящее время действующая система автоматической фиксации нарушений включает более 10 тысяч зон контроля. С их применением в прошлом году вынесено свыше 50 млн. постановлений об административных правонарушениях, что составляет 67% от общего количества выявленных административных правонарушений». В денежном выражении «штрафной налог» озвучен не был, но удельный вес автофиксации назван: две трети случаев нарушений. Оставшаяся одна треть, выходит, приходится на живое участие патрулей ГИБДД.

Об одном эпизоде такого «обслуживания» и рассказал в статье «Форменная фикция?» автор этих строк. Встреча с патрульным нарядом ГИБДД произошла в столице, на улице Сумской, в один из февральских вечеров. Закончилась эта встреча выпиской штрафа за якобы дорожное нарушение в районе пешеходной «зебры». Все доводы о надуманности этого нарушения (не пропустил якобы пешехода на нерегулируемом переходе) инспектором ГИБДД были решительно отвергнуты. Доказательной базы нарушения не оказалось (куда это подевались камеры фиксации?). Все определялось «на глазок» инспектора Кузьмичева («Что я, своим глазам должен не верить?»). Знакомый «убойный» аргумент. Еще с достопамятных дореформенных времен. Одно отличие: гаишники брали «налом», гибэдэдэшники – премиями за перевыполнение плана по штрафам.

И в чем тогда их ответственность за безопасность на дорогах? Ее, по большому счету, нет. А есть корпоративная безопасность без ответственности.

Никто ведь не наказывает сотрудников ГИБДД за высокую аварийность на раздолбанных дорогах («все претензии к дорожникам»), за жертвы на пешеходных переходах («все обвинения водителям»). На разбитых дорогах богаче штрафной улов, когда объехать яму можно только через пересечение сплошной линии разметки. Автофиксация-кормилица не дремлет.

На оживленной «зебре» установить пешеходный светофор? Да, безопасность усилится, но траты на установку такой аппаратуры «не отобьются» штрафным рублем. Вот и идут отчеты: отдельной строкой – по жертвам дорожного движения, другой строкой – по размерам взысканных с водителей штрафов. Штрафная строка – в победных рапортах генералов ГИБДД, «жертвенная» строка – исключительно на совести нерадивых автомобилистов, которых надо еще сильнее прижать к ногтю. Такая получается улица с односторонним движением в правах и обязанностях.

И не случайно на все том же мартовском заседании президиума Госсовета Владимир Путин подверг критике медленную работу правительства в сфере обеспечения безопасности дорожного движения в стране. «Складывается впечатление, что мы очень легко относимся к этой тяжелейшей проблеме, поверхностно, как к какой-то, извините, бытовухе», – сказал он.

И что, что-то изменилось после резкой критики главы государства? Слышу только голоса автомобилистов: нет, ничего не изменилось.

Правда, я еще лично располагаю одним голосом с другой стороны движения. Голос этот пришел в письменном виде на полутора страницах убористого машинописного текста и, как я понял по подписи, принадлежит командиру ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮАО ГУ МВД

России по г. Москве А.Г. Белоусько. Можно было бы порадоваться за правильную и своевременную реакцию государственного служащего на публикацию федеральной газеты, но что-то не получается.

Во-первых, письменный ответ пришел не в редакцию «Новых Известий», а на мой домашний адрес (с базой персональных данных граждан, действительно, в МВД все схвачено). Чем, так сказать, была понижена планка ответственности – от общественно значимого до личного. Во-вторых, хотя статья «Форменная фикция?» была напечатана в газете, командир Белоусько предпочел в своем ответе назвать эту публикацию моим обращением, опубликованном на сайте «НИ».

Такая, казалось бы, небольшая хитрость убивала сразу «двух зайцев». Дается ответ частному лицу по частному случаю. Не официальный ответ общефедеральному изданию (что предписано законом о СМИ), а какой-то интернет-странице. Понятно, что «поступившее через УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москве» поручение на ответ не позволяло г-ну Белоусько критически посмотреть на состояние дел за пределами зоны ответственности вверенного ему батальона. Это вправе были сделать вышестоящие начальники. Но они, кроме частного случая, ничего в статье не увидели. Привычный до слез финт бюрократического «футбола».

А г-н Белоусько со своим заданием справился вполне успешно. На полутора страницах разъясняются все ведомственные инструкции и распоряжения, обильно цитируется выдержки из различных законодательных актов, вплоть до использования электронной подписи. В результате уже моя «жалоба на постановление по делу об административном нарушении, поданная в электронном виде (?) и не подписанная квалифицированной электронной подписью, не может быть принята к рассмотрению в порядке главы 30 КоАП РФ».

Все, как в известной репризе Аркадия Райкина о запущенной «дурочке»: «Грузите апельсины бочками!»

Такая вот пореформенная полицейская «бытовуха» получается.

Автор – редактор отдела политики «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter