Рус
Eng

Гости из чудесной страны: кого тревожит внешность Жанны Агузаровой

Гости из чудесной страны: кого тревожит внешность Жанны Агузаровой
Мнение

25 апреля, 08:55
Алина Витухновская
Писатель
Удивительно сколько людей «с прекрасными лицами» решили обсудить в фейсбуке новую внешность Жанны Агузаровой. В большинстве своем это люди без лиц (буквально — с сомнительными аватарами) и уж точно не звезды, в отличие от самой Жанны.
Фото:Соцсети

Кто-то даже написал: «Неудивительно с ее то биографией!». Интересно что за биография у него самого? Ясное дело — никакой.

Тему подкинула известный тележурналист, а поддержала известный политолог. Остальные слетелись как воронье на «все дозволено».

Некто задается вопросом: «Разве не для того меняют внешность, чтобы ее обсуждали?» Отвечаю. Нет, не для того. Внешность — для себя. Чтоб в зеркало смотреть. Потом — остальное.

Говорят об отсутствии эмоционального интеллекта как о пороке. Но отсутствие сие можно скрыть. Здесь мы имеем дело с псевдоинтеллектуальным гопничеством. Поскреби иного интеллигента, получишь гопника — это известный факт. С детства задыхающиеся в удавке культурных норм, эти интеллигенты желают наконец снять напряжение, ослабить ошейник. И тут мы видим не только отсутствие эмоционального интеллекта, сколько отсутствие понимания рационального (выгодного).

Ну не выгодно же политологу смеяться над певицей! Политика — это понимание выгод. В том числе и в первую очередь. Выстраивание разумного поведения в связи с этим и в том числе. Вот почему русская политика превращается в кухонное брюзжание, в невротическое КСП. А русская журналистика — в желтопресный снобизм.

Естественно, что всякое публичное лицо будет так или иначе обсуждаться. И не только его профессиональная деятельность, но и внешность, и личная жизнь. Однако, есть текст и есть контекст. Когда внешность обсуждается в желтых СМИ или даже в глянце, это понятно и допустимо. Когда же подобной практикой начинает злоупотреблять политическое, либеральное издание, это выглядит несколько иначе и уже напоминает буллинг. Не говоря о том, что это свидетельство крайнего непрофессионализма.

Я и не стала бы писать на эту тему, если бы не совокупность обстоятельств. Тот самый контекст, о котором сказано выше. То есть, если бы подобное обсуждение происходило в свободные девяностые, скорее всего, я подумала бы о том, что тот, кто его затеял — человек не очень этичный и забыла бы о нем навсегда. Сейчас ситуация кардинально иная. Мы живем в вполне себе авторитарном государстве, где альтернативных либерально-демократических медиа — раз, два и обчелся. И именно поэтому их репутации и репутации их работников так важны. Не только с политической, но и с морально-этической точки зрения. Все это, заметим, происходит на фоне преследования и фактического изживания альтернативных медиаресурсов. Так 23 апреля 2021 года Министерство юстиции Российской Федерации внесло «Медузу» в список иностранных агентов. В этой экстремальной ситуации мы должны держаться особенно достойно, не уподобляясь системному агитпропу, уже давно превративших свои тексты в желто-коричневое месиво.

Так журналист Антон Красовский, пытаясь неловко иронизировать над участниками протеста, заявил: «Идут дети, кричат «Мы здесь власть». Я вам хочу ответственно заявить – это мы здесь власть. И власть эту мы вам не отдадим ни хрена и никогда, даже не надейтесь». Конечно же, Красовский — никакая не власть. Это грошовый системный паяц, таких хозяева пускают в расход первыми.

Естественно, границы дозволенного нельзя устанавливать извне. Иначе мы скатимся в советскую цензуру. Или же в современную «политкорректную», которая ничем не лучше, а часто и абсурднее тоталитарных практик прошлого. Границы дозволенного должен устанавливать сам субъект. И тут возникает закономерный вопрос — а почему же он это не делает? Уверена, журналист, позволившая себе обсуждение внешности Жанны Агузаровой, прекрасно понимает, что это «не тот уровень», но она просто решила «побаловать себя». Увы, часть либеральной российской элиты, та самая так называемая тусовочка, плоть от плоти советской «элиты», по сути — фарцы, до сих пор считает, что имеет больше привилегий, чем остальные.

И тут бы мне промолчать. Потому что я сама либерал. И на первый взгляд, мне политически невыгодно выставлять коллег по убеждениям, хоть порой и номинальных, в неприятном свете. Однако, то, что вижу я, видят и все остальные. Нет, я не клинически принципиальна и на многое готова закрыть глаза. Но сейчас я вижу этакий переборчик в снобизме, который грозит перейти в открытый конфликт между общественными стратами (или классами — по старинке). Поэтому для меня эта ситуация стала тем самым символическим, знаковым событием, когда я вижу настоятельную необходимость для себя «решительно и определенно размежеваться» с этими людьми.

На мой опрос в фейсбуке по теме статьи, ответы распределились следующим образом.

Художник Татьяна Кузьмина-Чугунова считает, что «...это верх бестактности, невоспитанности, тем более если уход от темы — на переходящую в обсуждение «личностного».

Другой пользователь добавил: «Обсуждение внешности вообще неуместно нигде! Это низость!»

Политический блогер Егор Седов отмечает: «Когда все прочее таково, что клейма некуда ставить. Вот тогда можно и про внешность. Но только после всего прочего — просто как пример гармонии внешнего и внутреннего.»

Комментарии в фейсбуке у самой журналистки не были однозначными. Приведу лишь пару самых приличных, прозвучавших в поддержку певицы.

«Эта женщина может себе позволить выглядеть как угодно. Мне иногда кажется, что весь этот эпатаж, чтобы люди заметили в ней что-то еще кроме голоса. 35 лет назад, сидя во дворе с кассетным магнитофоном, мы слушали как она поет, обсуждали. И один мальчик сказал: «Какая разница, как она выглядит? Голосииинааа!» Вот ничего для меня не изменилось.»

«…Жанна очень талантлива и ранима, а еще, похоже, честный человек: не припомню, чтоб кого-то подсидела, растолкала локтями, продалась за возможность удачной карьеры. Неуместное и жесткое «острословие».

Жанна Агузарова — звезда и символ свободных 1990-х. Свобода досталась тогда всем нам, в том числе, так называемым системным либералам, чьи интересы представляет вышеописанная журналистка, фактически даром. Но свобода приходит нагая. И уходит тоже. Уводя за собой и этику, и приличия. Увы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter