Рус
Eng
О трансформации человека в ковидную эпоху

О трансформации человека в ковидную эпоху
Мнение

16 сентября , 11:22
Алина Витухновская
Писатель
Общество разделилось на две большие группы: одна стала соблюдать все меры предосторожности, другая, напротив, бравировать готовностью умереть.

На фоне глобальной пандемии КОВИД-19 и входящих в политическую моду отравлений, сценарий ближайшего будущего может выглядеть примерно так. Постепенно вирусы и химические вещества атакуют значительную часть популяции, превращая своих носителей в своеобразных зомби, от которых останется лишь внешняя человеческая оболочка.

Но в связи с высокой приспособляемостью человека к любым негативным воздействиям, будут неизбежно происходить мутации. При этом отличить мутанта от здорового человека будет практически невозможно. Развяжется глобальная гибридная война химических веществ и вирусов против человека. Но выглядеть она будет как обычная война между людьми.

Общество разделится на три категории — инфицированные, проходящие лечение и прочие, находящиеся в состоянии невротизации, большинство последних будет жить под антидепрессантами, наркотиками, алкоголем. Ибо то, что они вынуждены наблюдать, слишком невыносимо для психики.

Эта ситуация вынудит человечество искать способы и технологии освобождения от физиологического плена и связанных с ним ограничений сознания. В том числе и путем решения глобальных экологических задач. Но помимо проблем окружающей природной среды, проблема самого человека, как существа, потенциально способного к преодолению своей сущности, уже сегодня требует безотлагательного решения. Одним из первых шагов на этом пути является создание и эксплуатация нейроинтерфейсов.

Страх перед чипизацией — это всего лишь вытесненный страх перед будущим, притом, что настоящее даже для современного человека уже превратилось в подобие тоталитарного пространства антиутопии, в котором с помощью вполне традиционных инструментов человеческая воля и сознание не столько подавляются, сколько перенаправляются на нужды поддержания социума. Тогда как сама суть прогресса, помимо прочих его составляющих, заключается в освобождении, пожалуй, единственного невосполнимого ресурса — условного времени жизни.

Мир радикально изменился, а модели поведения субъекта и социума — нет. И это является глобальной проблемой. Практически ни один человек не может вынести правды о себе, как и не может признаться в том, что всю жизнь занимается не тем, что ему нужно на самом деле. Даже модные нововведения, шокирующие поначалу — от бодипозитива до пересмотра гендерных отношений, ничего не меняют по сути, ибо нововведениями они являются только внешне. Время давно обогнало и их. Дистанцирование человека от времени, в котором он живет, чревато не только масштабными социальными психотравмами целых общественных групп, но и перспективой цивилизационной деградации.

Интересны наблюдения современников эпохи КОВИДа. Например, поэт, прозаик, переводчик и издатель Дмитрий Волчек пишет:

«Эпидемия как пародия на сталинский террор. Зараженных (врагов народа), попавших в больницы (арестованных) и умерших (расстрелянных) становится все больше. Попутно нарастает паника, и появляются гигантские очереди желающих сдать анализы, словно очереди с передачами в тюрьму. Члены семей изменников родины тоже оказываются под арестом (карантин).

При этом не прекращаются массовые увеселения, в парках и домах культуры суетится народ, и даже возобновился пресеченный в марте фестиваль документальных фильмов. Я посмотрел Lovemobil — фильм о проститутках, работающих на автобане возле Вюрцбурга. У них есть седовласая покровительница, бывшая проститутка, которая купила десяток трейлеров, расставила их в лесу и берет с девушек по 70 евро в день. Клиенты — работники местного завода BMW, изнывающие от стресса.

Сейчас, надо думать, этот бизнес погиб. Главные жертвы эпидемии — проституция и кинематограф. А вот при Сталине они процветали.»

По своему обыкновению, я устроила опрос у себя в фейсбуке. И получила немало интересных наблюдений. Например, о том, что полностью утрачено доверие к СМИ. Симптоматично, что речь идет даже не о российских источниках, а о немецких.

Стоит заметить, что люди и сами не столько интересуются фактологией, сколько ищут эмоционального созвучия внешних информационных вибраций со своими мыслями, а также довольствуются хитро закрученными, порой внутренне безупречно логически выстроенными теориями заговора, но неизбежно рассыпающимися при попытке их элементарного сопоставления с реальностью.

Сильно изменилось и отношение людей к собственному здоровью. Общество разделилось на две большие группы. Одна стала соблюдать все меры предосторожности, делать необходимые анализы, изучать рынок витаминов, добавок и лекарств, вообще самостоятельно изучать все связанные с пандемией КОВИД-19 медицинские аспекты. Другие, напротив, высказывают демонстративное пренебрежение к карантинным мероприятиям, самоизоляции и бравируют готовностью умереть. Мне, признаться, эта бравада отвратна. Ибо такие люди подвергают опасности не только себя, но и других. Удивительно и парадоксально, что я, пессимист по натуре, субъект, отвергающий бытие как метафизический концепт, ношусь со своим организмом как с писаной торбой. Мало того, что это обусловлено тем, что я считаю необходимым доделать свои дела и осуществить свои идеи, мне кажется умереть глупой смертью — это стать лузером. А я никогда не хотела им быть.

В 2008 году, когда в политизированной Москве витала опасность гибридной революции, Гейдар Джемаль, с которым я тогда часто общалась (меня интересовали его экзистенциальные воззрения), сказал мне, что переезжает на другой адрес. Он пояснил это тем, что перечитав книги о событиях 1993 года в Москве и узнав, какие дома были в секторе обстрела, понял, что находится в опасности. Это, конечно, можно назвать и паранойей. Но я считаю, что он был по-своему прав. Как экстраординарная личность, осознающая свою ценность и значимость, он поступил вполне разумно. Вопреки Кастанеде и его легковнушаемым поклонникам, призывающим избавиться от чувства собственной важности. Кастанеда, как и Пелевин, очень хорошо ложатся на русскую безысходность и парадоксальное сочетание гуманизма с абсолютным фатализмом и равнодушием к собственной жизни.

Не забывайте о чувстве собственной важности, соблюдайте социальную дистанцию, носите маски и перчатки в общественных местах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter