Рус
Eng

Сдержать порывы свободы... Готовы ли мы к будущему?

Сдержать порывы свободы... Готовы ли мы к будущему?
Мнение

10 июня, 11:14
Алина Витухновская
Писатель
На днях смотрела видео из Шанхая. Там какой-то ужас. По китайскому небу летает дрон и предупреждает людей «сдерживать порывы свободы и сидеть дома». Случилось это после того, как в нарушение антиковидных мер жители 20-миллионного города вышли на свои балконы, чтобы опротестовать жесткие антиковидные меры властей.

Пели они там какую-то полуреволюционную песенку. Это ладно. Но из того же Шанхая шлют видео, где люди, запертые в своих квартирах, тысячами выходят на балконы и кричат на весь город. Просто кричат, потому что им уже невыносимо сидеть дома. Мне это напоминает какой-то плохой фильм ужасов о городе, захваченном зомби. А смотреть это, реально, признаюсь, тяжело.

Такое происходит в наши дни и пока что, формально, причина подобного поведения властей — забота о здоровье нации. Но кто знает, с чем на самом деле связаны столь любопытные и столь чудовищные социальные эксперименты. Практика показала, что загоняй людей в норы или не загоняй — КОВИД живет по каким-то своим правилам и карантин — не всегда выход. То, что мы видим в эти дни в Шанхае и есть стремительно наступающее будущее. Наш шаг в сторону «матрицы» развитого искусственного интеллекта. И будет ли жить хорошо человек в век высокоразвитых технологий — довольно спорный вопрос.

Давайте вспомним год эдак 1988-й. Если бы вам сказали, что в 2022-м вы будете подобно героям фантастических фильмов звонить не с грузных аппаратов, подключенных к телефонной сети, а откуда угодно и что при желании сможете увидеть человека, живущего от вас в нескольких тысячах километров, по видеосвязи, вы бы точно такому собеседнику посоветовали обратиться к психиатру.

Однако, вот он 2022-й год — с интернетом, облаком, возможности которого соотносимы разве что с божественными, возможностью создавать чат-боты на основе голоса умершего человека, опытами (довольно успешными) над телепортацией субатомных частиц. И все это реальность и никакого удивления не вызывает. Большинство людей даже не готовы анализировать, что же произошло с нами, каким образом за последние 20 лет мы продвинулись в науке больше, чем, пожалуй, за предыдущие 500. Юваль Ной Харари по этому поводу сказал, что современный мир предлагает нам огромное количество различных возможностей и необязательно разбираться в текстильной промышленности, чтобы уметь застегивать ширинку на брюках. То есть, мы просто предпочитаем не задумываться о характере тех изменений, что происходят в современном мире, к чему они ведут. Да и времени не хватило бы во всем разбираться. Но все же — чем больше современные мы будем понимать о себе — тем лучше.

У российского визионера и экономиста Игоря Диденко в бестселлере 2020 года «НеВенец творения. Все, что вы боитесь знать о будущем» написано, что обыватель, скорее всего, к этому «светлому и радостному» будущему совершенно не готов. Под понятием «НеВенец», как, наверное, уже догадалась почтенная публика, имеется ввиду человек со всеми его эмоциями, слабостью, религиозностью (не путать с духовностью) и прочими атрибутами, мешающими стать ему сверхсуществом, способности которого помогут получить билет в будущее. Всем нам, высшим приматам, есть чего бояться, ибо, не изменившись, не став гибче и технически подкованнее, мы в этом будущем выжить не сможем. Мир будущего по Диденко не представляет собой привычный в нашем, человеческом понимании мир. Скорее, это локомотив, неудержимо несущийся вперед со сверхзвуковой скоростью, и выбор у нас только один — нестись вместе с ним или спрыгнуть с него, но и то, и другое будет выбором скорее не осознанным, а эмоциональным.

Время настолько стремительно уходит вперед, что поспеть за ним, или, тем более, осознать его, уже совершенно не представляется возможным. Скажу за себя, как мне это видится. У обывателей прямо сейчас (повторюсь, если еще не поздно) есть выбор. Надо много работать, чтобы к определенному возрасту накопить необходимую сумму для более или менее безбедной старости, потому что лет через десять такой возможности уже не будет. Скорее всего, большинству из нас придется работать до последнего вздоха, потому что из зарабатываемых денег у нас не будет возможности даже откладывать на черный день, ибо примерно к 2040-му году за все, абсолютно за все, как в сериале «Черное Зеркало», нужно будет платить. Мир превратится в огромный азиатский рынок, который будут контролировать 0,1% людей, в руках которых будут сконцентрированы огромные ресурсы, прежде всего цифровые. Именно эти люди станут теми Гольденштернами и Розенкранцами, описанными в одном из последних романов Пелевина. Пока все человечество будет бороться за жизнь и кусок хлеба, они будут восседать на своих виртуальных престолах, продлевать жизнь до бесконечности, улучшать настройки организма с помощью биотехнологий. Пелевин, кажется, тоже не видит ничего хорошего для человечества в ближайшие лет 50, хоть и описал все это в привычном иносказательном стиле.

Давайте вернемся к началу текста и снова и вспомним год эдак 1988-й. Выйдите на улицу, посмотрите на людей, обнаружьте в своих руках гаджет, без которого вы шагу сделать не сможете и сделайте вывод. В будущее еще можно успеть. И все, что мы можем сделать для этого — работать. Много и исступленно.

В то же время будущего не стоит бояться, его надо принимать таким, как оно есть, считает Диденко, и готовиться к нему. Да и смысл бояться того, что еще не наступило? Ведь несмотря на предсказания даже самых выдающихся умов, может, например, случиться ядерный конфликт.

Но вернемся к будущему. Как в красках описывает Диденко, оно во многом предопределено климатом, демографией, а также экономикой, технологиями, то есть, в моем понимании, тем этапом развития, на котором сейчас находится общество. В этом, наверное, и есть сверхсмысл многих экономических трудов последнего времени: пытаться изменить будущее невозможно, от рядового человека, да и от элитария, вообще мало что зависит. Мировая цивилизация подошла к своим естественным пределам экстенсивного роста — выйти в космос, как выясняется, она реально не может — доступных, экономически оправданных технологий нет, а если нет экономического роста, то нет и капитализма с его потребительским обществом. Есть только «общество стабильности» — а это, фактически, неофеодализм, о котором так много говорят в последнее время, «Новое Средневековье». Но мы с вами этого, как я надеюсь, уже не увидим.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter