Рус
Eng
Об инфантильности постсоветского человека на фоне коронавируса

Об инфантильности постсоветского человека на фоне коронавируса
Мнение

5 марта , 17:36
Алина Витухновская
Писатель
Инфантилизм, граничащий с преступной беспечностью, оголтелая бесшабашность вкупе с советской железобетонной уверенностью, что «коронавирус придумали СМИ», делает ситуацию в России все более опасной

Масштабные кризисные ситуации всегда находили свое отражение в массовом бессознательном. При этом в результате получались и шедевры, и безумие, и всеобщее оцепенение перед лицом неминуемой смерти. Так многие работы великих мастеров живописи эпохи Возрождения создавались в атмосфере эпидемии чумы, охватившей Европу. Не говоря уже о практически перманентных войнах, бушевавших на континенте вплоть до середины прошлого века.

Сейчас человечество впервые живет в эпоху относительного достатка, комфорта и безопасности. Поэтому особенно интересно наблюдать за реакциями современного общества на глобальные вызовы, например, на внезапно возникшую пандемию коронавируса. А еще интересней сравнивать то, что происходит в цивилизованном мире и что происходит в России, откатившейся в своем милитаристском регрессивном пафосе, в своей демонстративной отчужденности фактически на несколько столетий назад, в полусредневековую архаику.

В то время как Европа мобилизуется против незримого врага, прорабатывая контрмеры по неотложной помощи своим гражданам, «богоспасаемая» сверхдержава, озабоченная обновлением своего конституционного фасада, в инфантильном угаре отплясывает победоносный канкан. Впрочем, так она делает каждый год по весне. А с учетом новой всемирной проблемы, практически отдалась во власть непрекращающегося, полуживотного безумия.

Изрядно набившая оскомину «истина», заключающаяся в том, что всякое существо, будучи подверженным риску прямого, непоправимого телесного ущерба или даже гибели, в качестве компенсационного механизма включает то самое либидо, воспетое небезызвестным координатором всего инстинктивного Зигмундом Фрейдом, как никогда проявляет себя именно в сегодняшней России. Причем душные эманации эротизма исходят отнюдь не от молодого, уже практически асексуального поколения, а от миловидных дедушек и бабушек, заставших, наверное, еще сталинские времена. И тем страннее и нездоровее все это выглядит сегодня.

Появилась целая плеяда авторов, воспевающих сексуальные утехи, с особым акцентом на их «крутость» еще в бытность Советского Союза. Притом не понятно, то ли они утверждают некую безусловную ценность и сакральность секса как такового, то ли констатируют некую витальность, качественность, успешность самого «красного проекта», в котором «все было», несмотря на «отдельные недоработки на местах». Скорее всего, конечно, они нахваливают и то, и другое, будучи кровно, онтологически привязаны «к корням».

Усердие их, впрочем, проистекает не только из родственных чувств, из некоей патриотической созвучности, сколько из животного почти ощущения момента. А исторический момент нынче таков, что происходит не только юридическая легитимация преступного советского проекта посредством антиконституционного переворота, но и его культурная адаптация. И вот уже недавние заклятые враги — крымнашисты и либералы пожимают друг другу руки и ведут совместные публичные дискуссии. Российское культурное поле становится пространством токсичной терпимости. И это не только следствие политических причин, но и экономических. Закрытая территория, которой стала нынешняя Россия, обречена не только на бесконечное переваривание пронафталиненных смыслов, но и на бедность, граничащую с нищетой. Поэтому, чтобы как-то выжить, писатель, например, вновь становится по совместительству — советским писателем, а именно — посредником между властью и населением, то есть, пропагандистом.

Возвращаясь к теме секса, стоит заметить, что всякая экстремальная ситуация действительно приводит к повышению либидо, правда лишь у архаичного человека. Именно таким архаичным человеком оказался постсоветский, готовый пуститься во все тяжкие, нарочито пренебрегая опасностью. Внезапно участились предложения сомнительного, авантюрного содержания, которые присылают публичным персонам сетевые поклонники. Взрослые интеллигентные люди на полном серьезе задаются в фейсбуке вопросом — стоит ли им отметить семейный юбилей в Италии. А на поэтическом мероприятии молодой автор, несколько раз обкашляв всех вокруг, хохоча выпаливает — «Но ведь это не коронавирус!» И все улыбаются. Воистину, классический пир во время чумы! Инфантилизм, граничащий с преступной беспечностью, оголтелая бесшабашность вкупе с советской железобетонной уверенностью, что «коронавирус придумали СМИ», делает ситуацию все более опасной.

Советский человек как модернистский конструкт, когда прошло его историческое время, увы, не преобразовался в нечто новое, а воскрес как зомби, налился инфернальной какой-то силушки и пошел вперед, по головам собственных детей, повторяя мантры из прошлого, словно молитвы, как основы своего сумасшествия. Совершая при ходьбе нелепые возвратно-поступательные движения, мнящиеся ему в делириозе чуть ли не формой новой сексуальности.

Ни одна страна из социалистических не вернулась в ад прошлого. И только Россия, пренебрегая современностью, цивилизацией и здравым смыслом, словно медведь-шатун, пятится назад, наступая ненароком в чумной капкан коронавирусного небытия.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter