Рус
Eng

Моргенштерн и все, все, все

Моргенштерн и все, все, все
Мнение

4 сентября 2021, 11:06
Алина Витухновская
Писатель
Впечатление, что вся политическая, экономическая и культурная жизнь России поддерживается кругом, численность которого едва ли превышает сто человек. Основной его задачей является поддерживать существующий в данный иерархический баланс. То есть, самим не выглядеть лучше своих хозяев. И другим не давать.

Не дай «бог» народ захочет жить лучше! Начнет требовать, считать, сверять бюджеты, смахнет блины с лопаты, сбросит со скатерти-самобранки гнилые безботоксные молодильные яблочки, да опрокинет корыто с высокодуховной манною кашей.

В чем смысл нынешней России как инфернальной мануфактуры? В том, чтобы все было плохо. И лицо. И одежда. И душа. И мысли. Этакий антиЧехов, приправленный бодипозитивом. Потому что если станет вдруг хорошо, тут же возникнет разделение. На субъектов (в первую очередь политических) и всех остальных. Необходимо будет начать конкурировать. И что самое страшное, необходимо будет начать думать.

Но невозможно вглядываться в черное зеркало, ожидая увидеть «прекрасное будущее». Зеркало это хорошо тем, что не искажает, но отражает истинную суть. А королевство кривых зеркал давно пало, хотя их осколки встроены в кремлевские звезды.

Вот, например, Вера Полозкова дает интервью Светлане Бондарчук. Дети, слезы, несчастная любовь, страстные тексты, страдания, опять же бодипозит, нарочитая антигламурность, утверждение духовного над материальным. Полный суповой набор скреп русской литературы, приправленный модными трендами. И все это для того, чтобы ублажать скучающих светских львиц. Чтобы им было на чьем фоне отсвечивать. И ни для чего более. Ничего в мире не меняется. Бодипозитив — бедным. Гламур — богатым. Ни более, ни менее. Просто оттенки приглушили. Чтобы классовое чутье не будоражило. Вера толкает ту же государствообразующую практически тему, что и Пелевин — «русскому человеку денег не надо». Только попроще и для «женщин-женщин». Как же тошно от всего этого.

Бурю негодования у российской политизированной интеллигенции вызвало недавнее интервью рэппера Моргенштерна украинскому журналисту Дмитрию Гордону. По всей видимости, возмущенная публика до сих пор считает институт моральных авторитетов значимым, а себя, по меньшей мере, планетами или даже звездами в этом сияющем космосе. Только оказалось, что это и не планеты, да и не космос. При ближайшем рассмотрении выясняется, что половина возмущенных работает на два лагеря, а кто-то при жизни захотел стать святее Папы Римского, но не стал. То есть, фактически, мы видим как менее удачливые завидуют более удачливым. Невыносимость чужого успеха — основной психический паттерн советского человека. Безотносительно того как этот успех был достигнут, то есть, чисто в техническом плане.

Моргенштерн — это яркий феномен успеха постинформационного постпанка в стране победившей автократии. Моргенштерн — это воплощение диктатуры в кривоватой форме музыкального поп-арта трэшевого направления.

Критикуя авторитарную власть с моралистских, но не с технических (ресурсных) позиций, вы проиграли ей и продолжаете делать то же самое с упорством, достойным лучшего применения.

Интервью Дмитрия Гордона с Моргенштерном оказалось покруче «Фауста» Гете, не говоря уже о, прости «господи», каком-то провинциальном Пелевине. Это фактически выжимка, микс из всего периода авторитаризма, его самая откровенная политическая манифестация.

Разумеется, сам Моргенштерн является проектом. Саморазоблачается он в тот момент, когда начиная нахваливать нынешнюю Россию, он внезапно проговаривается и говорит, что сам Президент «является фронтменом, он ничем управляет». То есть, Моргенштерн говорит в данном случае и про себя тоже.

Далее он отрабатывает программу, заявляя, что «Россия — страна возможностей». И главное — не рыпаться против власти. Интересно замечание о Навальном, которого он поддерживал до того, как не встретился с ним и «понял, что он биоробот и все, что с ним происходит, запрограммировано».

Еще раз подчеркну, что все успешные проекты подобного рода в России — спецслужбистские. И даже не из соображений идеологии. Потому что идеология — идеологией, искусство — искусством, угар — угаром, а деньги мимо кассы пройти не должны!

Многие остались недовольны моим недавним интервью, где в том числе обсуждался сюжет с Моргенштерном. Моя почта сейчас завалена гневными письмами. И это отличный маркер. Потому что сие есть запоздалое признание собственной исторической и политической непоследовательности, приведшей к нынешнему незавидному положению дел.

Я обращаюсь в первую очередь к системно-либеральной интеллигенции и образованному вокруг них медийному и прочим общественным консенсусам. Сначала вы упустили экономику, еще в конце 90-х — начале 2000-х, позволив войти в нее откровенным гб-шникам. Кстати, нынешнюю власть, помимо прочего, легализовал и допустил никак не Ельцин, а Б.А.Б. (Борис Абрамович Березовский), как к нему ни относись, ибо у него были свои немалые заслуги.

Затем вы вполне закономерно сдали и политику, которую начали обслуживать условные Павловские и иже с ними — псевдодиссиденты, пошедшие в услужение и умудрившие даже не заработать себе на приличную старость. Таких я называю идейными идиотами. Тщеславными лакеями, оставшимися без ливрей. Так сам Павловский осознал, что оказался не при делах только когда в 2011-ом году увидел, что его кремлевский пропуск просто не сработал.

Ну и наконец, в качестве вишенки на торте, вы просто слили культуру. Теперь вы возмущаетесь Моргенштерном? Вы, хипстеры болотистой мглы, пившие в двухтысячных коньячок по «Жан-Жакам»?

К слову, «новая русская успешность», выставляемая напоказ гипертрофированная роскошь — есть не что иное, как ответ на псевдоэлитарные потуги хипстерни со стороны нагловатой обслуги нынешних консервативных реакционеров.

То есть, это та самая конкурентная борьба, которую вы проиграли. Цивилизованную же конкуренцию вы сами отменили, никого не пуская в свои круги и бюджеты. Вот пришла рыба покрупней и легким движением хвоста просто вас подвинула, вышвырнула на обочину.

Я пишу этот текст для того, чтобы зафиксировать данную ситуацию в качестве важного исторического момента. Без этой болезненной, но необходимой процедуры невозможно осознанное и последовательное движение вперед.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter