Рус
Eng

Советская фантастика на службе государства

Советская фантастика на службе государства
Мнение

2 августа, 22:13
Алина Витухновская
Писатель
Я уверена, что самопальное политическое зло, с которым мы сейчас столкнулись и идеологически формировавшее его евразийство не могли возникнуть вне благодатной почвы, которой являлась пошлая и бездарная в большинстве своем советская культура.

Эта культура олицетворяла собою примитивное лубочное «добро» — беззубое, простодушное до патологии. Поэтому и зло здесь такое же лубочное, тупое, инфантильно-садистическое, черпающее энергию в той же утопической болотистой среде.

Так, например, футуризм, космизм и советская фантастика были элементами управления псевдопрогрессивным советским обществом. Что такое псевдопрогрессивное общество? Это общество, которым манипулируют с помощью создания образов будущего (в частности, в виде новых космогонических мифов). Когда вы в очередной раз нахваливаете советскую фантастику, вы подпитываете бездарную неосоветскую диктатуру.

Советская фантастика сама по себе — курьез. Скорей социальный, чем литературный. Так и вся советская литература за редким исключением — сплошной курьез. Нынешнее зло не имеет каких-либо мистических или истинно идейных корней. Оно проистекает из легитимированной бездарности. Этого «и так сойдет» под гитарку. Из бездарности, бессмысленности, серости, каким был Советский Союз во всех своих проявлениях. Советское искусство лишь номинально оппонировало власти. И смеялось оно лишь по указке. Что хуже советской фантастики? Разве что только советский юмор.

Адвокат из Хабаровска Константин Бубон пишет:

«Как могут люди, которые читали в детстве добрую советскую фантастику... Стругацких... Булычева.... Как они могут» (потом следует заламывание рук, из глаз слезы, из носа — сопли).

Что представляет собой мир Стругацких? В центре этого мира лежит тайная организация Комкон-2, военизированная и иерархическая. Главным страхом и угрозой, а как минимум проблематизируемым существование другой тайной организации. Перед нами этика тайной вооруженной организации, идеология которой построена на вульгарнейшем безальтернативном историцизме. Большинство сотрудников этой организации по профилю — спецназовцы, но есть и идеологи, хотя и неглубокие.

Я думаю, все уже поняли, но на всякий случай я оговорюсь здесь, что именно такими (тайными пастырями тупого стада) видят себя только сотрудники КГБ. Советская «образованщина» — шестидесятники насквозь пропитаны всем этим. Однако имея этику КГБ, поклоняясь эстетике КГБ и полностью разделяя цели КГБ, образованцы не имели специфических возможностей, которые были у настоящего КГБ. Это обстоятельство порождало сильную фрустрацию, в основе которой лежала, на самом деле ревность и зависть по отношению к КГБ.»

И вместо того, чтобы признать фиаско советской культуры, согласиться с тем, что она является не более, чем социальным недоразумением, нелепым артефактом, сейчас, в этот трагический исторический момент, различные ЛОМы, самозванные психологи, коучи и иже с ними, продолжают протаскивать ее как актуальный и работающий феномен.

Вся эта вымученная псевдодуховность, истощенность книжным опытом и унылые, измученные излишествами лица, где болезненность выдается за трагизм, а попытка устроиться — за тоску о судьбах родины, все это не более, чем вычурная поза ментальных провинциалов. Но не мифическое имперское величие движет ими, а выпуклое бесстыдство, посконное аферистическое «и так сойдет».

Что же касается «имперского величия», свойственного условному россиянину, то это сконструированное, выдуманное чувство. Скорее он всегда ощущал некоторую свою ущербность по отношению к глобальному миру. И это подавленное чувство сейчас на наших глазах выливается в кровавый ресентимент. Это месть самому себе, направленная вовне.

Итак, корни происходящего следует искать именно в советском проекте. Который сейчас доходит до своего логического предела. Фактически не застала советское время, скорее то, что оставалось от него. Это был концентрат негатива. О котором хотелось забыть как о страшном сне. Болотистая, лицемерная, бессмысленная черно-белая реальность. В которой было буквально физически невозможно находиться.

Советская культура создала инфантильных людей, не приспособленных к жизни. И эти же люди создали жизнь, не приспособленную к людям. Но не совсем смерть, нечто пограничное. А теперь почти совсем.

Постсоветские зрители критикуют сериал по Хаксли. Их тошнит от этих «вечно позитивных людей». Ну да, здесь же принято вечно страдать! Россиянин отторгает психологический комфорт просто из садомазохистского драйва. «Вечная позитивность» — это нечто сродни «вечной батарейке», превращающей вас в успешный механизм. Не хотите? А я хочу.

Увы, современная цивилизация не особенно стремится избавить человека от душевных недугов и депрессий. Хотя могла бы. Но зачем? Именно счастливый, самодостаточный человек неуправляем. Человеку вечно должно быть плохо. От плохо до «немного выносимо» и обратно. Экзистенциальные качели иллюзий и абсолютной безысходности. Человеку должно быть плохо! Это главный секрет мировой политики, доведенный в России до своего апофеоза.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter