Рус
Eng
Чем закончится суд между российскими бизнесменами в Нью-Йорке

Чем закончится суд между российскими бизнесменами в Нью-Йорке
Мнение

19 июля 2018, 09:37
Алексей Мухин
Генеральный директор Центра политической информации
Для России заокеанский судебный процесс с участием Блаватника и Вексельберга не менее важен, чем недавний мундиаль

В нашей стране закончился месяц футбольных баталий, который подтвердил то, что было очевидно и без этого, но требовало, наверное, учитывая сегодняшние напряженные отношения с Западом, дополнительной зримой визуализации: наша Россия – это не только могущественная держава, но и, в то же время, гостеприимная, дружелюбная страна. В этом убедились болельщики со всей планеты и, что очень важно, эти грани национального характера открыли в себе и мы сами.

Между тем в десятки тысяч километров от Москвы, в американском Нью-Йорке уже несколько лет идет совершенно другой чемпионат: в судебном процессе на 2 млрд долларов состязаются между собой истец, российский инвестор Леонид Лебедев, и ответчики, бизнесмены Лен Блаватник и Виктор Вексельберг. Спор между ними идет за долю от продажи ТНК-BP, которую, как утверждается в иске, ответчики должны истцу в соответствии с давними договоренностями между тремя сторонами сделки. Сумма приличная – особенно если учесть, что бизнес одного из бывших партнеров – Виктора Вексельберга – в последнее время сталкивается со всё новыми угрозами. Сначала правоохранительные органы России возбудили уголовные дела против топ-менеджеров подконтрольных ему компаний «Т Плюс» и «Ренова», а этой весной США, с которыми Вексельберга связывают разветвленные предпринимательские интересы, ввели в его отношении режим санкций, обвиняя во вмешательстве в американские президентские выборы.

Чем так интересен этот судебный процесс, помимо громких имен вовлеченных в него персоналий и внушительной суммы рассматриваемых денежных притязаний? И почему эту тяжбу, которая началась еще в 2014 году, можно сравнивать с мировым футбольным чемпионатом?

В отличие от завершившегося недавно мундиаля, который, по признанию всех экспертов, был безукоризненно организован не только в плане логистики и безопасности, но и в вопросе судейства, ответчики Вексельберг и Блаватник, по мнению ряда влиятельных журналистов, нарушают в своем противостоянии с Лебедевым «правила игры». О конкретных признаках такого, как подозревают, не очень джентельменского поведения недавно поведала «Новая газета», известная своими громкими журналистскими расследованиями.

Согласно статье в «Новой», Вексельберг и Блаватник не ограничивают себя в своем споре с Лебедевым стенами суда, а чуть ли не применяют внесудебные методы давления на последнего, а именно, пытаются вовлечь полицию одного из российских городов – Твери – в решение важных для них вопросов. Так, Московский районный суд упомянутого города, удовлетворяя запрос местного следователя, постановил «произвести выемки» документов в Ирландии, на Кипре и на Британских Виргинских островах. К тому же, пишет издание, по инициативе МВД России по Тверской области запросы об этих же документах поступили в отделения «Интерпола» в нескольких странах, включая Великобританию, Германию, Македонию и Хорватию. Что странно: во всех этих запросах упоминается компания Coral, не имеющая никакого отношения к расследованию тверской полиции, речь в котором идет о долгах местной компании ТКС за природный газ, но зато вовлеченная в судебный процесс в Нью-Йорке.

Издание, основываясь на беседе со своими источниками, делает интересный вывод, согласно которому «уголовное дело в Твери, изначально выглядевшее как вмешательство полиции в «спор хозяйствующих субъектов», сегодня производит впечатление ответвления от процесса в Нью-Йорке, главная цель которого, предположительно, не расследование преступления на Волге, а давление на участников процесса на берегах Гудзона и сбор информации для адвокатов, представляющих в суде Нью-Йорка интересы фигуранта санкционногосписка Минфина США». Газета в связи с этим говорит даже «об охоте на Леонида Лебедева» со стороны тверской полиции, которая началась еще в то время, когда последний был еще сенатором в Совете Федерации, и пишет, что адвокаты Вексельберга и Блаватника получили доступ к бумагам, составляющим российскую государственную тайну.

Иными словами, спор хозяйствующих субъектов в одном из российских регионов, касающийся исключительно местных реалий и никак не связанный с процессом в Нью-Йорке, используется, по данным российского издания, для того, чтобы надавить на Леонида Лебедева и вынудить его отказаться от своих требований на сумму в 2 млрд долларов. Попутно в деле всплывает масса подробностей, которые как будто бы списаны из уже ушедшей вроде бы в историю эпохи «лихих 90-х»: здесь и попытки запугать свидетелей, и дезинформация в адрес государства, и разглашение гостайны со стороны следствия в угоду коммерческим структурам, и использование служебного положения в личных интересах.

Очень, очень странная история, из которой напрашивается целый ряд выводов. Судя по всему, далеко не каждый бизнесмен, попавший в санкционный список Минфина США, по умолчанию заслуживает поддержки со стороны российского государства: тем более, что, как все мы знаем, в последнюю итерацию этого документа американские чиновники занесли без разбора всю первую сотню списка миллиардеров, опубликованного раннее российским Forbes. Под западными санкциями находятся сейчас многие представители российской элиты, так или иначе отстаивающие интересы нашей страны, но попадание в этот список не должно означать какой-то индульгенции попавшим в него бизнесменам со стороны регулятора и правоохранительных органов. Любопытно также, что вплоть до относительно недавнего времени пакетом акций энергокомпании «Т Плюс» (когда она еще называлась КЭС), то есть одного из стратегических для российского государства активов, входящих в перечень системообразующих предприятий России, владел американский гражданин – партнер Вексельберга Лен Блаватник.

Возникает также вопрос, охватывает ли реализуемая сейчас российским правительством программа по амнистии капиталов именно тех лиц, которые этого заслужили, и каковы должны быть критерии для бизнесменов, подпадающих под действие такой программы?

В феврале этого года нашумела история об инициативе Бориса Титова, который встретился в Лондоне с рядом российских бизнесменов, имеющих те или иные проблемы с российским же законом, и пообщался с ними на предмет готовности этих лиц вернуться на родину вместе с накопленными ими средствами. СМИ тогда не без основания писали, что в обществе из-за «прощённых богачей» может возникнуть негативный резонанс, и что каждый такой случай амнистии необходимо рассматривать в индивидуальном порядке, взвешивая все «за» и «против» и уточняя причины, по которым бизнесмен покинул пределы нашего Отечества. И как раз на примере с Лебедевым мы видим интересный пример, который мог бы стать прецедентом для российской практики амнистии капиталов. Претензии, предъявленные ему в сентябре 2016 года в связи с долгами одной из российских компаний за поставки газа и ставшие формальным поводом для возбуждения в его отношении уголовного дела, похоже, имеют «второе дно». К тому же эти претензии имеют, скажем так, региональную окраску: правоохранители заинтересовались Лебедевым, скажем так, не на федеральном уровне.

В конце концов, долговые проблемы – это одна из основных болезней, присущих российской энергетической отрасли, в которой чуть ли не каждая компания имеет неисполненные денежные обязательства перед другими участниками рынка. Почему же гражданско-правовой спор перерос в уголовное дело именно после того, когда обвиняемый предъявил двум олигархам иск на крупную сумму? И почему уголовное дело против Лебедева продолжается, если долги за газ со стороны компании, ставшие поводом для вопросов правоохранительных органов в г. Твери, уже погашены? Полагаю, что редакция «Новой газеты» справедливо отмечает, что это – очень странное совпадение.

И наконец, возникает вопрос, который можно отнести к разряду философских. Суть его состоит в следующем: насколько применимы в бизнесе жесткие и даже «болевые» приемы в ситуациях, когда на кону находятся многомиллиардные долларовые состояния? Что касается футбола, весь мир недавно стал свидетелем честного судейства, в ходе которого на стадионах пресекались и наказывались любые попытки фола. Образно говоря, назначат ли теперь, после того, как пресса зафиксировала возможные нарушения честной игры, Вексельбергу и Блаватнику серию пенальти в судебном процессе в Нью-Йорке? Может, ответчикам светит даже «красная карточка»? Коллизия складывается интересная, и думаю, что многие экономисты, юристы, политологи и журналисты будут следить за развязкой этого судебного процесса с не меньшим интересом, чем за перипетиями только что закончившегося мирового футбольного чемпионата.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter