Рус
Eng
Наши юные смешные голоса

Наши юные смешные голоса
Мнение

25 февраля 2016, 00:00
Алексей МАЖАЕВ
Наши юные смешные голоса

Третий сезон телешоу «Голос. Дети» начался с музыкального номера с участием победительниц первых двух сезонов. Это Алиса Кожикина, съездившая после победы на «Детское Евровидение» и выпустившая несколько синглов, и... и... Как же ее... Стоило ли по ходу второго сезона менять правила конкурса, чтобы позволить победить Сабине Мустаевой, которая за прошедший год себя никак не проявила, и даже имя ее вспоминается с трудом?

Это, в принципе, все, что стоит знать о карьерных перспективах, которые открываются перед лауреатами проекта «Голос. Дети» (да и просто «Голоса»: куда, например, подевалась победительница третьего сезона Александра Воробьева?). На что рассчитывают родители, мечтающие сделать из детей звезд как можно раньше, предположить, конечно, можно, но рациональности в этих предположениях будет минимум. Никакие конкурсы никаких звездных карьер не гарантируют. Больше того, даже если все сложилось и юный организм с детства привык к славе и почитанию, это не поможет ему устроить столь же сладкую взрослую жизнь и карьеру. Из примеров испорченных судеб детей-звезд можно составить многотомник, а из примеров счастливой карьеры от десяти лет до девяноста – пару абзацев. Не будем далеко ходить и обратимся к судейскому креслу детского «Голоса», в котором сидит Пелагея. Известной она стала в очень нежном возрасте. Ее имя помнили и когда она подросла. А три сезона наставничества в «большом» «Голосе» добавили ей популярности и узнаваемости. Но попробуйте вспомнить какую-нибудь ее песню кроме кавер-версии «Валенок».

Новый наставник «Голоса. Дети» Леонид Агутин, сменивший в новом сезоне Максима Фадеева, перед стартом телеэфиров нового сезона дал неоднозначное интервью, в котором сообщил, что хорошо поющие дети в природе встречаются редко и что дети должны заниматься музыкой в свое удовольствие. Если же из них пытаются сделать звезду и вытолкать на гастроли, ребенок с большой долей вероятности и детства лишится, и популярным артистом не станет. Стало даже интересно, как столь здравые рассуждения Агутин сумеет совместить с правилами конкурса – отбором, турами на выбывание и т.д.

Собственно, дело даже не в мнениях наставников и не в том, кто продвинется дальше по «турнирной сетке». По большому счету, «Голос. Дети» – это шоу не про детей, а про взрослых, которые пытаются детьми как-то манипулировать. Возможно, поэтому и рейтинги неплохие. Конкурс, соревнование – это все для отвода глаз, а самое интересное – наблюдать за тем, как из честных и естественных в своих проявлениях малышей пытаются вылепить то маленьких взрослых, то роботов с заученными ответами, то куколок, заставляющих умиляться. Прекрасно, что дети далеко не всегда этим манипуляциям поддаются и – по крайней мере на начальных этапах шоу – выглядят зачастую более достойно, чем взрослые. Переживающие в кулуарах родители, внезапно начинающие сюсюкать ведущие, наставники, которым порой интереснее друг с другом поговорить, а не детей слушать, – все это было бы совсем мучительным зрелищем, если бы его не оттеняли талантливые и естественные детки. Они все, по счастью, очень разные, поэтому наблюдать за ними не скучно: всегда найдется кто-нибудь, кто отмочит нечто, не предусмотренное самым креативным сценаристом.

Правда, далее по ходу проекта увеличивается его спортивная составляющая – и в шоу остается больше маленьких целеустремленных биороботов. Толковые продюсеры, конечно, постараются внести в состав полуфиналистов какое-то разнообразие, но... Когда главной мотивацией становится не получение удовольствия от пения, а воля к победе (вполне бессмысленной, как мы уже знаем), телезритель понимает, что взрослые в который раз детей надули.

Автор – музыкальный обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter