Рус
Eng
«Грэмми» разных народов

«Грэмми» разных народов
Мнение

19 февраля 2016, 00:00
Алексей МАЖАЕВ
«Грэмми» разных народов

Из прошедшей на днях в Лос-Анджелесе 58-й церемонии вручения премии «Грэмми» больше всего запомнилась одна картинка. Объявляют лучшую песню. Трансляция разбивается на квадратики, в каждом из которых волнуется номинант. Ведущий произносит имя победителя, в своем квадратике вскакивает и начинает прыгать от радости Тейлор Свифт. «Граммофон» за лучшую песню отправляется Эду Ширану. Тейлор радуется гораздо сильнее триумфатора. Она подбегает к смущенному Эду и почти душит его в объятиях. Рыжий Ширан на голову ниже 180-сантиметровой, не считая шпилек, Тейлор. «Похоже, это искренняя радость», – озадаченно произносит ведущая российской телеверсии Яна Чурикова, которая вела «Фабрику звезд» и много телешоу, связанных со звездным соперничеством. Она умеет отличать искреннюю радость от изображаемой.

Уверен, что режиссеры церемоний вручения многочисленных отечественных премий тоже смотрят «Грэмми» и мечтают когда-нибудь сделать так же. Некоторые рецепты повторить даже несложно. Так, в этом году много музыкальных номеров было посвящено недавно умершим музыкантам – Дэвиду Боуи, Гленну Фраю, Морису Уайту, Би Би Кингу и другим. Трогательную картинку из этого сделать не трудно, найти хороших исполнителей для трибьюта, в общем-то, тоже. Вообще составить музыкальную программу из любимых в народе номеров довольно просто, и с этим режиссеры наших премий в принципе справляются. Но вот с атмосферой натянутых улыбок они ничего поделать не в силах, как и с исторически сложившимся разделением на враждующие форматы.

В западном шоу-бизнесе тоже хватает конфликтов. Прямо накануне премии Канье Уэст выпустил альбом, в одной из песен которого наговорил (он рэпер) гадостей про ту же Тейлор Свифт. Блондинка не стала сводить счеты, но, получая одну из своих «Грэмми» (в этот вечер у нее их было три), слегка намекнула на тех, кто пытался мешать. Как говорится, кто не понял, тот поймет. Разумеется, на «Грэмми» обыграли и натянутую ситуацию между новинкой от Адели Hello и старым одноименным хитом Лайонела Ричи. Ведущие пошутили, Ричи поулыбался, после чего Адель и Лайонел наконец-то познакомились и разошлись, вполне довольные друг другом. На церемонии в дуэтах выступали представители совершенно разных жанров, все пели вживую, и некоторые лучше, чем под фонограмму. Не обошлось и без накладок, которые на следующий день смаковали интернет-«тролли». Организаторы ответили им с обезоруживающими улыбками: мол, а что же вы хотели, это многочасовой прямой эфир.

Кстати, этот эфир Первый канал постарался уложить в два часа, временами вызывая ощущение, что телеверсия монтировалась с помощью топора. Тем не менее по ходу этого галопа вряд ли у кого-то из наших телезрителей – даже тех, кто целыми днями смотрит программы про злокозненную Америку, – возникли мыслишки типа «все куплено», «поющие деньги» или «любовник подарил премию». А когда смотришь наши премии без таких предположений... ну, вы понимаете.

«Грэмми» весьма интересно выглядела на контрасте с телеверсией юбилейного «Золотого граммофона», которую в трех частях показывал Первый канал и как раз недавно закончил. Надо сказать, что «Золотой граммофон» еще двадцать лет назад задумывался как некая русская пародия на «Грэмми» – начиная с внешнего вида статуэток и заканчивая юмористическим стилем ведения шоу. Победа и даже номинация на «Грэмми» – весомая строка в резюме любого артиста. Организаторы нашего «Граммофона» при всей кажущейся легкости подхода постарались сделать так, чтобы и «Золотыми граммофонами» победителям можно было гордиться. Для этого был придуман достаточно прозрачный критерий определения обладателей премии. Никаких номинаций и голосований не было, а статуэтку вручали за песни, определенное количество времени продержавшиеся в чартах «Русского радио». Тут, конечно, можно придираться к тому, как некоторые из них туда попали, но в целом критерий был справедливым: откровенно «коммерческая» песня в эфире могла появиться, но не могла бы там долго продержаться. То есть большинство «граммофонов» за эти двадцать лет действительно ушли исполнителям реально популярных в народе песен.

Но на этот раз кое-что изменилось. Юбилей премии решили отметить широко, перенесли действо из традиционного ГКД в огромный «Олимпийский» и раздавали статуэтки не за творческие достижения за год, а за совокупность успехов за 20 лет. Смена концепции совпала со сменой руководства в «Русской медиагруппе», а у новых начальников оказался довольно, скажем так, необычный взгляд на то, что такое достижения за 20 лет. Поэтому со статуэтками ушли не только ветераны эфиров «Русского радио», но и, например, группа «Земляне», все хиты которой родились задолго до появления радиостанции, а также другие подопечные Владимира Киселева и его дети. Например, ребенок Юра получил «Граммофон» за спетую дуэтом со Стефанией Маликовой никому не известную песню. Здравомыслящий Дмитрий Маликов потом почти извинялся за Стешу, которая вроде как и не собирается становиться певицей – а статуэтки, по предположению Дмитрия, «кажется, просто давали всем выступающим». Ну и как могут всерьез относиться к этой церемонии даже те, кто не имеет ничего против действительно лучших поп-песен двух десятилетий? Какой смысл в трогательных номерах, если даже штатные ведущие Ургант и Нагиев выдавали конферанс из дежурных пренебрежительных шуток друг о друге и о выступающих? Зачем, худо-бедно научившись ставить шоу, возвращать шоу-бизнес в 1990-е, когда победителями премий порой становились, минуя списки номинантов?

Поскольку утешительных ответов на эти вопросы все равно нет, рекомендую пересмотреть нарезку лучших моментов из свежей «Грэмми». Наблюдение за хорошо делающими свое дело, живыми и искренними людьми как-то успокаивает.

Автор – музыкальный обозреватель «НИ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter