Рус
Eng

С корнем и по варварски. Зачем переводят музей Александра Меня в Москву?

С корнем и по варварски. Зачем переводят музей Александра Меня в Москву?
Мнение

3 октября 2018, 13:15
Александр Зорин
Поэт, публицист
Для подмосковного поселка этот музей такой же живой организм, как Ясная Поляна для Тулы или музей Чайковского для Клина.

Перевести музей отца Александра Меня из Семхоза в Москву равносильно тому, как если бы кто выдрал с корнем многолетнее благородное дерево и по-быстрому прикопал его в другом месте. Музей — живой организм: в Клину — музей Чайковского, в Константиново — Есенина, в Ясной Поляне — Толстого. Органическую – природную и культурную — среду вбирает в себя пространство настоящего Музея.

В Семхозе отец Александр прожил 20 лет. Здесь написал многие свои книги. Его окружали не только приусадебный участок и дубовая роща, но и барачная архитектура советской эпохи: Семхоз — посёлок городского типа, куцые четырёхэтажки. Не исключено, что с чердака соседней дом его пристально просматривался. Посёлок — обязательный фон, без которого экспозиция музея ущербна, искажена.

Нелишне, наверное добавить, что о. Александр был крещен в Сергиевом Посаде, по благословению о. Серафима Батюкова. Елена Семёновна, его мать, с детьми жила под Сергиевым Посадом самую опасную зиму с 1941-го на 1942 г., когда немец уже был совсем рядом. Провидение спасло еврейскую семью от фашистов. Он знакомится со своей будущей женой, Наташей, в Институте, разумеется не зная, что она живет под Сергиевым Посадом. Ну и наконец, убивают его на тропе преп. Сергия тут же. Будучи евреем по крови, о. Александр высочайшим образом ценил русскую культуру, философию и центр русской духовности — Сергиев Посад.

Устроители этой затеи, якобы Фонд Меня, обещают для любознательных оставить «мемориальный кабинет в его доме». Но дом имеет уже другой вид: гаражи, железная рифлёная крыша, каменные тумбы забора, железные ворота, всё это воздвигли позже. Священник, лёжа в крови, умирал здесь у дощатой калитки… Да и в кабинете интерьер несколько подновлён.

В архиве при музее сотни единиц хранения — плод слаженной и кропотливой работы. В зале, где расположена экспозиция, проводились литературные встречи, читались доклады, собирались конференции. В музей заказывались экскурсии из Москвы, из Сергиева Посада, из Александрова, из других городов. Музей был притягательной достопримечательностью края.

А перемещают его в Москву, в Библиотеку иностранной литературы. Где недавно был ликвидирован научный религиоведческий отдел, основанный, между прочим, тем же отцом Александром, а также отдел искусствоведения и культурологии. Символическое совпадение.

Настораживает и сам документ о переезде музея, изложенный языком брежневского косноязычия.«К глубокому удовлетворению всех тех, кому интересен жизненный путь, творчество и богословское наследие протоиерея Александра Меня, ходатайство Фонда поддержано Правительством Российской Федерации и дано поручение о переводе экспозиции в ВГБИЛ им. М.И. Рудомино»

Откуда бы знать составлявшему документ чиновнику про «глубокое удовлетворение» «всех тех»?.. Опросов ведь не проводилось. Событие это больше напоминает трагедию двадцативосьмилетней давности, случившуюся здесь. И не просто напоминает, а продолжает её.

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter