«Не вижу причин не делать»
Ювелир Владимир Маркин о ремесленниках, методе работы с заказчиком, сочетании материалов и будущем ювелирного дела
Говоря о Владимире Маркине, хочется каким-нибудь способом подчеркнуть его своеобразие, его особенность. Эта его инаковость просматривается как в произведениях, так и в общении. Он один из тех ювелиров, к которым необходимо всегда приписывать слово художник. Он во многом самоучка, в немалой степени экспериментатор. Родился Владимир в 1979 году, вырос на окраине Москвы. В 1997 году закончил Московскую детскую художественную школу № 1 им. В. А. Серова, которую до сих пор считает важнейшим своим образованием.
Единственное базовое знание, которое я приобрёл - это художественная школа, в которой я получил вот эту живописную и композиционную прививку, в которой были очень хорошие преподаватели. А дальше... Дальше пришлось всему учится самому.
В дальнейшей профессиональной биографии нашего героя было еще многое. Большинство других на его месте обязательно бы отметили и время в Московской государственной художественно-промышленной академии им. С. Г. Строганова, и работу в «Carrera y Carrera» и других крупных ювелирных компаниях, затем создание собственной ювелирной лаборатории «M-A-R-K-I-N», возвращение к самостоятельной работе, а также бытность лауреатом Молодёжной Премии «Триумф», конкурса ювелирного искусства «Россия. XXI век» Гохрана России и многое другое. Все это, безусловно, сыграло важную роль, но для самого Маркина было не определяющим. Даже на его сайте раздел «обо мне» исполнен очень кратко и скромно, а приоритет отдан фотографиям работ.
Главная история, что я в принципе этим занялся. Я выбрал это направление, которое сформировало мою дальнейшую жизнь и деятельность. Все идёт, как идёт. Для меня, скорее всего, есть внешние изменения, но глобальных изменений в творчестве нет. Оно просто развивается.
Хочется добавить, что само по себе ничто не развивается. Со стороны невозможно оценить, сколько энергии, труда, душевных сил необходимо приложить, чтобы стать хотя бы достойным ремесленником. А уж художником ювелиром и подавно. Не существует (да и не нужно) волшебного учебного заведения, которое бы пачками выпускало такие кадры из своих дверей. Этому нельзя научить. Только научиться. А как, кстати говоря, обстоят дела с ювелирным образованием?
Ремесленников выпускают достаточно много всевозможных заведений, но мне кажется, основная проблема в неправильной подаче. В принципе, в том, что у нас почему-то не ценятся люди из сферы услуг. То есть, быть кем-то обслуживающим это стыдно. Если человек пришел работать в такси, это не от хорошей жизни, возможно. Или если он курьер. Или если не шеф-повар, а просто повар, то это не так престижно. И то же самое касается мастеров. При том, что большая часть учебных заведений выпускает ремесленников, большинство выпускников не развиваются в этом направлении, а зачем-то стараются войти в нишу художественную. Не имея при этом образования и базы. Из-за этого много проблем. Ремесленники пытаются своим ремеслом сделать какую-то "красоту", которой они не обучены, или просто не успели пройти этот путь, чтобы самообучиться. С другой стороны, сейчас есть некоторые заведения, которые абсолютно нацелены на коммерцию. Учат выпускать продукт, товар, чтобы быть в какой-то конъюнктуре рынка и успешно продавать. Не важно, из чего продукт сделан, и как он сделан. Заточка, насколько я наблюдаю, конкретная. Парадокс: при том, что у нас большинство учебных заведений выпускает ремесленников, очень не хватает классных профессиональных ремесленников, которые бы гордились своей работой.
Владимиру есть, чем гордиться. Его произведения не соответствуют канонам, а творчески их нарушают, обладают авторским почерком. Это и есть мастерство. Коммерциализировать свой талант, навык, свою интеллектуальную деятельность весьма непросто. Вот как оценить произведение, которому было отдано не только время, материалы, но и часть души? А как внести в эту стоимость опыт, наработанный десятилетиями?
Кольца «ваджра».
Золото, титан, огненный опал, аквамарин, сапфиры, бриллианты, параиба.

Это очень сложная задача - как оценить свою работу. При том, что я в последнее время много использую материала не такого ценного, как традиционные ювелирные. Сложный вопрос. Мне жена помогает как-то определить стоимость. Я сам очень редко могу объективно назвать цену за свой труд. Какие-то вещи продаю намного дешевле, чем они могли бы стоить. Иногда, даже бывает, что дарю.
Кроме того, ювелирное дело касается предметов очень личных. С древнейших времен изделия становились драгоценными не только из-за работы мастера или использованных материалов. Они наделялись личностными качествами пары создатель\обладатель, их отношением, становились мистическими, религиозными, несли свою историю, благословения и проклятия. Владимир Маркин, судя по всему, трепетно относится к энергии, которой наделяет свои произведения созданные на заказ. У него сложился определенный ритуал: встреча с заказчиком, рассказ о себе, идея, эскиз, а затем... Все таинство скрывается в мастерской. Только авторский дизайн, никаких правок, пробных вариантов или набросков с утверждениями. В основе такого подхода любовь и взаимное уважение.
Так интереснее работать. В общении я узнаю что-то о человеке, о его эмоции (он сам может быть не до конца представляет), которая могла бы быть запечатлена, зафиксирована в этом ювелирном объекте. Очень приятно бывает угадать и сделать такую вещь, которая была бы приятной, связанной с какой-то историей жизни. Наверное, так. Ну, да, правок я не принимаю. В последние несколько лет могу принять правки только по эргономике. Если вещь неудобна, и если вещь объективно можно как-то улучшить, чтобы отвечала физическим особенностям человека, то это конечно. А какие-то художественные моменты - то что считаю нужным, я вполне могу сам решать. Если бы людям нужно было вносить какие-то правки, дизайнерские и художественные, то зачем в этой истории я, как художник? Наверное, я тогда не очень нужен.
Такой подход, в том числе, обеспечивает особенность и разнообразие произведений Владимира Маркина. Используются не только традиционные для ювелиров приемы и материалы. Отдельная работа или целая коллекция художника могут быть вдохновлены канцелярскими предметами, механической машинерией, или наполниться природными мотивами. Не избегает автор и общемировых тенденций. Ведь всякий сложившийся тренд можно творчески переосмыслить. Вот, хотя бы, взятый сейчас в мире "курс на титан".
Брошь «Абрикос»
Янтарь, титан, золото, бриллианты, абрикосовое дерево.

Титан используется уже очень давно, несколько десятилетий, но до России это повсеместное увлечение дошло недавно. Все его пробуют как материал, пробуют сделать из него разные вещи, и как-то его легализовать в качестве драгоценного металла. Поскольку недостаток цены компенсируется сложностью обработки. Если посмотреть большие ювелирные дома, титан используют в высоком сегменте, наряду с какими-то очень дорогими камнями и золотом. А сочетание материалов... Не хочется упираться и цепляться за один материал. Если вдруг я пойму, что мне нужен в работе, и он будет уместен, какой-то еще металл или дерево, камень, что-нибудь, то - я попробую. Недавно у меня была вещь, где было сочетание янтаря, титана и дерева. Вместе это вполне хорошо живет. Я просто не вижу причин, почему этого не делать, поэтому, наверное, и делаю.
В последнее время в работах Маркина прослеживается тенденция к натуралистичным природным элементам, флористическим символам. Так или иначе, подобные увлечения наблюдаются в биографии многих художников. Видимо, это часть человеческой натуры: познав в себе человека, обратить взгляд во вне.
Я пробую делать по-разному ту природу, которую я вижу. Иногда более буквально, иногда достаточно условно. Отражать ее. Это интереснее. Можно было бы пойти более простым путем, но тогда сути художника в этой вещи не было бы. Можно было бы взять тот же самый листик и сделать гальванопластику. Просто скопировать его, этот листик. Но при чем тут художник и автор?
Логично задаться вопросом: что дальше? Причем в контексте не только творческих планов Владимира Маркина, но и того, как он видит будущее ювелирного дела в России.
Брошь и серьги «Черника»
 Титан, золото, бриллианты, жемчуг
Про будущее говорить всегда, наверное, слишком самонадеянно. А сейчас уж тем более. Я побоюсь прогнозировать, что будет завтра или сегодня вечером, когда я дойду до дома. Но, если представить себе какой-то плюс минус идеальный мир... Возможно, обратно будет уход в более сложные механические вещи. Раньше у меня был период механизмов ради механизмов. Все вещи были достаточно жесткие, более мужские. Потом случился другой период в жизни. Стало больше нежности, больше детей и природы. Но работать со сложными материалами или формами все равно хотелось. Сейчас, возможно, будет момент, когда все это дело уже надо будет совмещать. Может быть пора объединять.

А про ювелирный российский мир...У нас есть сложности и неопределенности пока что, юридические и лицензионные. Я застал время, когда художник, вступив в какой-то творческий союз (московский союз художников (МСХ), как я когда-то вступил), получал разрешение в пробирной инспекции на использование драгметаллов, драгкамней в творческих целях. Это было достаточно приятное время. Потом стало все меняться. Чтобы работать, даже будучи членом МСХ, нужно было открывать ИП, нужно было вставать на учет в пробирную инспекцию. Сразу это влекло за собой учет в «росфинмониторринге», постоянные, практически ежедневные, отчеты, сверки с базами террористов... Это достаточно большая нагрузка, отвлекающая от работы. К счастью, у меня есть кому помочь с этим. Но многие художники ювелиры, с которыми я общаюсь, перестали работать как ювелиры. Многие перестали использовать драгоценные металлы. Кто-то ушел в подполье, кто-то сменил профессию. Просто люди не выдерживают такой бюрократической нагрузки. А с прошлого года у нас ввели систему учета государственного (ГИИС ДМДК). Эта система, через которую нужно проводить каждый шаг, каждую операцию по работе с драгметаллами, драгкамнями.

А со следующего года вроде бы отменяют упрощенную систему налогообложения для ювелиров. Теперь каждый, даже маленький ювелир, который ремонтирует что-то в торговом центре, если он хочет работать легально, должен платить 20% а не 6% налогов, с полной бухгалтерией. Поэтому, опять же, многие люди сдуются и не выдержат такой нагрузки. Возможно, в деле остаются самые упертые. С одной стороны. С другой стороны, бизнес укрупняется.
Полезна или нет такая зарегулированность, покажет время. К тому же, тенденции государственной политики в этой области сейчас могут сильно изменится. Такие времена. Не мы первые и не мы последние, кто переживает эпоху перемен. Заглянув в книги по истории культуры мы всегда сможем найти аналогии, хоть и любая аналогия ложна.
Серьги «морские»
Титан, золото, аквамарины, бриллианты, гранаты, сапфиры.
Как это бывает в истории? Если посмотреть на украшения периодов Первой мировой войны, Второй мировой войны, насколько они сильно менялись внешне, насколько становились интереснее, с художественной точки зрения, но проще в материалах. Те же самые заказы царского двора в компании «Фаберже» - вещи были очень простые, из латуни. И «Tiffany & Co», и «Cartier» во время Второй мировой войны делали вещи из таких простых материалов. Возможно, это ждет нас. У нас может быть тоже появится больше бижутерии, больше каких-то более легких и доступных украшений.
Made on
Tilda

<~>