НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ
СКОРОСТНЫЕ «КОВИДНЫЕ» СТРОЙКИ – НЕ НОВЫЙ СТАНДАРТ, А СЛУЧАЙНОСТЬ
Почему в России строительство за бюджетный счет обречено быть затяжным
Середина июля прошла под знаком ускорения. Ускоряли всё с легкой подачи вице-премьера Марата Хуснуллина, ударившего «кулаком по столу», и взявшего под контроль стройку домов и школ в Тулуне после прошлогоднего наводнения, строительство моста в Улан-Удэ и долгожданного моста через Лену в Якутии. Примеру последовали губернатор Челябинской области Алексей Текслер с дорогами в Магнитогорске, губернатор Саратовской области Валерий Радаев с детскими садами в Саратове, в Москве заммэра по строительству Андрей Бочкарёв дает ускорение строительству Большой кольцевой линии метро.

Что случилось? Чиновники массово вдохновились рекордно быстро возведенными «ковидными» госпиталями и решили действовать по принципу «если нельзя, но очень хочется, то можно»? Ждут ли нас теперь новые рекорды и может ли поменяться система строительства в стране после столь яркого и короткого опыта стройки карантинных больниц? Если да, то что мешало раньше? На эти и другие вопросы, связанные с проблемами госстроительства в России, попытались вместе с экспертами ответить «Новые Известия».
Сроки бюджетных строек:
рекорды и антирекорды
При желании, быстро у нас могут строить не только храмы (помните патриаршие «3 храма в сутки»?) и магазины «Магнит». Пандемия показала, что стройки за государственный счёт тоже могут проходить очень быстро – было бы желание и политическая воля высшего руководства страны. «Ковидные» госпитали появлялись, как грибы после дождя. Причём это не брезентовые палатки, как в сериале «Госпиталь МЭШ», а вполне полноценные строения. Новые корпуса московской больницы №68 и вовсе «рассчитаны на десятилетия». Посмотрим на пятёрку самых быстрых строек последних лет. Быстрых по российским меркам и с некоторыми российскими «особенностями».
ТОП самых выдающихся по скорости
бюджетных строек
Но, к сожалению, большинство случаев своевременных бюджетных строек (кроме таких, как с разворотной эстакадой) – исключения. Зато долгостроев не счесть.
ТОП самых долгих и знаменитых бюджетных долгостроев
Зато не как все
Такой острой проблемы с долгостроями, как в России, пожалуй, нет ни в одной развитой стране мира. А все заявления о том, что наши стройки «не имеют аналогов в мире» - примитивные попытки оправдаться. Самые известные долгострои Европы - Миланский собор (почти 600 лет) и собор Святого Семейства в Барселоне (строят с 1882 года и к 2025 году, как раньше обещали, его не завершат). Если отбросить всю «шелуху» вроде культурного наследия и гениальных архитекторов – то очень удобные примеры контрастного сравнения для наших чиновников получатся.

Зато стоимость наших строительных работ и правда не имеет аналогов в мире. Вот возведение «Эмпайр-стейт-билдинг» менее, чем за 1,5 года (с конца января 1930 года по начало мая 1931 года) действительно было прорывным. Но это не мешало довести темпы стройки до 14 этажей за 10 дней. Прошло 89 лет, а оно всё стоит. Скорость – не всегда враг качества.

Если уж ориентироваться на нынешних конкурентов, то на лучших. Лидер, без сомнения, Китай.
Построить 57-этажный небоскрёб за 19 дней – легко
Построить 30-этажную гостиницу за 15 дней – не вопрос
Полностью убрать старый и поставить новый мост с 8-полосной дорогой за 43 часа – тоже можно
Полностью убрать старый и поставить новый мост с 8-полосной дорогой за 43 часа – тоже можно
Построить железнодорожную развязку, соединив старые пути и новую высокоскоростную магистраль за 8,5 часов – хоть ежедневно
Построить железнодорожную развязку, соединив старые пути и новую высокоскоростную магистраль за 8,5 часов – хоть ежедневно
Все это - реальные проекты, которые можно сразу эксплуатировать.

Там толпы китайцев берут числом и строят абы как? Нет, всё дело в технологиях, планировании и подготовке. Президент Союза инженеров-сметчиков Павел Горячкин рассказывал, что в плане строительства Китай давно уже обогнал не только нас, но и весь мир… «Сейчас речь не идёт о ручном труде, когда согнали миллион китайцев и они лопатами вырыли какой-то котлован. Нет! Мы говорим о высокотехнологичном строительстве. Сегодня китайцы выпускают на своей территории практически весь спектр необходимой строительной техники и оборудования. Китайские инженеры учатся в лучших вузах мира, стажируются на лучших стройках, и это всячески поддерживается государством» - отмечал эксперт.
Можем строить быстро. Но не будем
С китайцами всё понятно, а вот наши рекордные стройки вызывают вопросы. Пока ничего не развалилось, жалоб не слышно, но почему тогда не строят так быстро у нас?

Сергей Полонский
Сергей Полонский, имеющий богатый опыт больших строек Mirax Group, отмечает, что девелоперу выгоднее сделать всё побыстрее:

- Чем быстрее строится – тем меньше плановые накладные, расходы на менеджмент. Поэтому нормальные девелоперы ускоряют процесс: оптимизация позволяет сэкономить 10%-15%.

Максим Перов
профессор международной академии архитектуры
Аналогичного мнения по поводу ускорения сроков строительства придерживается и Максим Перов, профессор международной академии архитектуры

- С одной стороны, одномоментно увеличивают число рабочих, и ночные смены дороже. Но в целом, это выходит дешевле, чем стройка, которая тянется 3 года, например.

Так почему, когда речь идет о бюджетных средствах, ускоряться никто не желает? Ведь какая хорошая была бы экономия денег налогоплательщиков – то есть наших с вами. Дело в том, что бюджетные стройки у нас – это вообще не про экономию и уж тем более не про сжатые сроки. «Ковидные» госпитали – счастливое исключение.

Максим Перов
профессор международной академии архитектуры
- Это был аврал в мобилизационном режиме поперёк всех регламентов. В штатном режиме надо соблюдать базовые регламенты, иначе получим строительный хаос.

Владимир Бельский
генеральный директор архитектурного бюро Метаплазм
- Только государственная экспертиза проектной документации для объекта капитального строительства по регламенту длится 2 месяца. До этого исходно-разрешительная документация, технические условия и проектирование – минимум 6 месяцев, после, - строительно-монтажные работы – условно для больницы на 200 мест минимум 2 года. Плюс существуют сроки проведения конкурсных процедур на подрядчиков по проектированию и строительству.

Бюджетные стройки – это история денег, больших денег - даже в том случае, когда речь заходит о недостаточном объёме финансирования. Очень показателен пример долгостроя краевой больницы на Камчатке, на который сейчас есть только 500 млн рублей из необходимых 4-5 млрд рублей.

Владимир Ефимов
журналист, глава регионального отделения партии «Яблоко»
- Стройка [краевой больница на Камчатке – прим.ред.] встала потому, что люди, близкие к губернатору, не могли договориться, как попилить эти деньги. Освоили уже прядка 1,5 млрд рублей при общей стоимости порядка 4 млрд рублей. Всё дело в коррупции. Корейские строители, которые изначально должны были возводить здание, не были готовы к «откатам». Им предложили – они отказались. А местные строители были не готовы к таким объёмам.
Да и как отказаться от старых добрых советских традиций долгостроев? Ударные показательные «витринные» стахановские стройки – это одно, но попытки строить по более менее адекватным принципам без надежды на рабский труд зеков, были зачастую обречены. Недостроенную Ховринскую больницу в Москве снесли два года назад, а начали строить в 1980-м, в Екатеринбурге в 1983 году взялись сроить телевизионную башню высотой 361 метр, но остановились в 1991 году на высоте 219 метров, в Калининграде в 1970 году начались работы над Домом советов, которые прекратились только в концу 80-х, Богучарская ГЭС строилась с перерывом с 1974 по 2012 годы. Не так то просто отказаться от старых привычек просто бросать объект на полпути.

Масштаб стройки, её значение, на каком уровне осуществляется контроль – не останавливают. Даже по итогам строительства такого стратегически важного объекта как космодром «Восточный» было возбуждено 140 уголовных дел по факту кражи 10 млрд рублей. Для заказчиков-чиновников и подрядчиков стал открытием тот факт, что «распил» на стройке может как-то преследоваться по закону. Что говорить о тех случаях, когда стройка ведётся ради самой стройки без какой-либо реальной пользы для людей. Иногда - просто «для галочки», чтобы отчитаться перед вышестоящим руководством или получить симпатии электората накануне выборов. Не секрет, что после голосования эти цели утрачивают смысл. Вместе с начатым строительством... Или когда строят ради освоения бюджетных средств. Сезонная перекладка бордюров и хорошей плитки на другую хорошую плитку в Москве - как раз из этой серии. Повезло, если с таким подходом хоть что-то получается. А бывает и так, что объект консервируют, довольный чиновник уходит со службы, и процесс вообще останавливается.
Если нельзя, но очень хочется, то... все равно нельзя
Представим, что к каждому чиновнику, распределяющему средства, и подрядчику, приставили по кристально честному силовику (уже смешно)... изменит ли это ситуацию? К сожалению, по мнению экспертов, шансы на успех стремятся к нулю. Действующая система в большинстве случаев просто не позволит сделать всё быстро и качественно.

Николай Алексеенко
генеральный директор Рейтингового агентства строительного комплекса, член совета «Национальное объединение изыскателей»
- Краеугольная проблема – ценообразование. Заложенная стоимость часто не отвечает требованиям времени и ограничена возможностями в силу действующего законодательства своевременно внести корректировки даже, если они вызваны объективными причинами. Часто бывает, что у компании просто не хватает оборотных средств для продолжения работ. Проблема ценообразования не решается очень много лет. Потрачены миллиарды на разработку новых методов, но на них так и не перешли.

Еще компании, заявившиеся на конкурс, увлекаются необоснованным демпингом, снижая стоимость работ, а затем не могут справиться с ситуацией. Часто документация недостаточно проработана с точки зрения исходных данных. И в ходе работ выявляется необходимость проведения массы дополнительных работ, которые изначально не были учтены. Очень негативное влияние оказывает система допусков и саморегулирования. Она породила систему неквалифицированного посредничества и необоснованного демпинга.

А если все факторы сложились вместе, конкурс прошёл успешно, и цена отвечает требованиям, то заказ, как правило, получает одна из «привилегированных» компаний, близких к высшему руководству страны.

Заместитель гендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов рассказывал, что крупные инфраструктурные проекты достаются людям из правящей политической элиты России. «Каждый мегапроект, по сути, — некая форма кормления. Их получали братья Магомедовы, компании Ротенбергов, еще какие-то приближенные люди. Разумеется, когда „лучшим людям страны" раздаются денежные средства, говорить об их эффективном использовании не приходится» - отмечал Шуманов.

Причём для того, чтобы контракт получила компания приближённых людей, совсем не обязательно выстраивать коррупционные схемы. «Сейчас на рынке очень мало компаний, у которых есть достаточные финансовая подушка и организационная структура» - поясняет Николай Алексеенко.

В России просто нет достаточного количества подходящих строительных компаний. Взять то же строительство мостов: это либо Мостотрест Ротенберга (Крымский мост), либо СК Мост Руслана Байсарова, купившего бизнес Геннадия Тимченко (мосты во Владивостоке – их работа). Да и вообще ассортимент компаний, занимающихся инжинирингом и инфраструктурным строительством, у нас невелик. По данным рейтингового агентства «Эксперт», крупнейшие, помимо Мостотреста, это «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, «Стройтранснефиегаз», недавно купленный Газпромом у Геннадия Тимченко, «Мосинжпроект» правительства Москвы и «Велесстрой» хорвата Михайло Перевенчича. Вот оно - будущее бюджетных строек. Для рядовых компаний участие в крупных госстройках смерти подобно: из-за некачественного планирования предугадать реальный объем работ и затрат невозможно. Олимпийская стройка в Сочи и подготовка к АТЭС во Владивостоке обанкротили не одну компанию.

Стройки в руках государства – не более, чем пережиток советского периода, когда государственным было все. В современном развитом мире самое главное – качественное оказание услуг. Государство должно оказывать качественные медицинские, образовательные, транспортные услуги. Обязательно ли при этом плодить госстройки? Как показывает практика – вовсе нет. Собственник, который заинтересован в том, чтобы сделать все быстро и качественно, куда эффективнее. Ту же школу, парк, больницу может построить любой частный инвестор. И он будет заинтересован в том, чтобы всё сделать хорошо, быстро и без лишних дополнительных расходов. У стройки будет хозяин, которому нет смысла воровать бюджет проекта – зачем воровать у самого себя? А государственные деньги пойдут на оплату услуг – то есть когда объект уже будет использоваться. Концессия – на данный момент это наиболее эффективный способ развития.
Можно ли надеяться на то, что в обозримой перспективе стройка в адекватные сроки станет нормой? Надеяться можно, а вот рассчитывать на это было бы наивно. Пока у нас куда больше говорят о государственно-частном партнёрстве, чем делают. Ибо в случае повсеместного распространения этого механизма возможности для «освоения» вкусных бюджетов схлопнутся.