Новые известия
В надежде на «умный город»
Почему Петербург проигрывает Москве и Сочи
Полгода назад бывший в то время губернатором Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко сообщал о том, что из северной столицы нашей решили сделать «smart-city». Умный город. Это когда во все городские системы интегрированы современные информационные технологии для эффективного управления: системы управления общественным транспортом, Wi-Fi на остановках, электронные дневники в школах и многое другое передовое и прорывное. Правда, пока Питер «умнел», выяснилось, что в XXI веке там все еще существует проблема… городского освещения. Хотя в год на это выделяется порядка 2,3 млрд. рублей (из них 300 млн. - на проектно-изыскательные работы). Но, чтобы довести иллюминацию Санкт-Петербурга до ума, согласно программе развития современного городского освещения, представленной в декабре 2018 года в Смольном, нужно добавить еще 156 тыс. фонарей. И тогда огни города засияют в полную мощь. Правда, по плану, лишь к 2030 году.

«Новые Известия» сопоставили грандиозные планы местных чиновников с питерской реальностью, и обнаружили, что странный «провал во времени» с жизнью в полумраке из-за дефицита элементарных фонарных столбов – не единственный признак отголосков прошлого, а то и позапрошлого столетия, в атмосфере которых протекает жизнь петербуржцев.

Мрак и полумрак
петербургской жизни
Питер туристический поистине прекрасен: восхищённые туристы, как завороженные, ходят под впечатлением от Эрмитажа и Исаакиевского собора. Но стоит только свернуть с Невского проспекта, и отойти от Дворцовой площади, город предстает перед нами, как дама без макияжа на утро. Дама не первой свежести: обшарпанные дома, грязные подворотни, обитатели местных переулков могут и улицу с туалетом перепутать.
Здесь если и туризм, то экстрим-туры. Дома хотя бы оштукатурить, какая уж там цифровизация… А Апраксин двор с окрестностями и вовсе возвращает людей во времена диких 90-х годов с бесконтрольной торговлей контрафактом различными маргинальными элементами. Вице-спикер питерского Заксобрания Сергей Соловьёв год назад даже с трибуны цитировал репортаж, в котором рассказывалось, как «за год на «Апрашке» продают контрабандные товары на сумму более 1 млрд рублей, оказывают услуги без налогообложения еще на столько же, хранят контрафактные товары на многомиллиардные суммы». Апраксин двор и его окрестности - место действительно злачное. В самом отрицательном смысле. Неподалёку от него, например, до сих пор спокойно размещается брошенная на тротуаре машина, из багажника которой открыто торгуют «палёными» сигаретами.
Вот как объясняет сложившуюся ситуацию координатор движения «Красивый Петербург» Красимир Врански:

«Это плохая работа чиновников в сфере ЖКХ. Блок вице-губернатора Николая Бондаренко вообще не работает. Что касается незаконной торговли и торговли контрафактными товарами – это недоработки районной администрации, которая обязана следить за тем, чтобы всё изымалось, налагались штрафы на незаконных торговцев. Просто всё пущено на самотёк. Каждый делает всё, что хочет, и из-за этого создаётся картина хаоса. Город уже прославился тем, что является столицей проституции. На каждом шагу реклама проституции – на тротуарах, на фасадах, на столбах. Незаконная торговля везде – со столов, с картонок на асфальте. Так, как это было в девяностые годы. Это не проблема недофинансирования, это проблема неэффективного управления городом. Здесь явные нарушения законодательства»


Впрочем, работающие автомобили тоже в Санкт-Петербурге использовать по назначению не так-то просто. Организация движения в северной столице - «вещь в себе»: оставленные в 2-3 ряда на узких улицах или припаркованные прямо на перекрёстке машины – привычное дело. Общественный транспорт спасает далеко не всегда: доступ к метро, например, есть только на трети всей площади города.

Жить в долг и мечтать
о прекрасном –
за счет госбюджета
Что же, кроме фантастических прожектов, предлагает местная власть? Например, вице-губернатор Игорь Албин, недавно отправленный в отставку, как все помнят, сочинял знаменитые истории про бакланов, разрушающих рекордно дорогую «Зенит-Арену». И метод этого комбинатора оказался весьма востребованным. Местные чиновники его доработали каждый на свой лад:
Комитет имущественных отношений (КИО) Санкт-Петербурга не платит налоги
В «лучших традициях» отечественного бизнеса эпохи становления рыночной экономики, продав городское имущество за 5 лет на 2,3 млрд. рублей, заплатили Федеральной налоговой службе только 13 млн. рублей НДС вместо положенных 427 миллионов.
Городские власти согласовали строительство самого высокого здания Европы – «Лахта-Центра», но не нашли денег на строительство дороги к нему
Власти города обратились к федеральному центру с просьбой выделить городу в ближайшие 5 лет 88,29 млрд. рублей на транспортную инфраструктуру
В общем, подход ко всему творческий. Даже очень.

Как неоднократно признавал врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов, город живёт не по средствам, наращивая госдолг. И эти замашки разорившегося дворянина очень сильно тормозят наступление того самого smart-будущего для Петербурга. Только в 2019 году на погашение долгов потратится 16 млрд. рублей.
112 млрд. руб
В таком объёме госдолг запланирован на 2020 год
620 млрд. руб
А это все доходы городского бюджета на 2020 год
Город живёт в долг, требует ещё дополнительных субсидий, но, по-прежнему, очень далек до звания «самый лучший город на Земле». Даже по скромным российским меркам, Санкт-Петербург находится если не на задворках, то точно на вторых ролях.

Согласно исследованиям Финансового университета при Правительстве РФ, в 2018 году Питер занимает только 7 место по качеству жизни среди городов России. Впереди Тюмень, Грозный, Москва, Казань, Сочи и Екатеринбург.

Есть ли объективные обстоятельства, которые не позволяют северной столице развиваться опережающими темпами? «Новые Известия» таковых не нашли. Зато сравнили принципы получения и трат бюджетных средств в Петербурге и других городах России, оказавшихся более комфортными для жизни.

Можно было бы списать все проблемы на дефицит средств. Вот только Санкт-Петербург – уникальный город не только с исторической точки зрения. Он и город, и субъект РФ (как область или республика) одновременно. А значит, получает деньги, которые идут и в региональный, и в местный бюджеты. Таких уникальных городов в России только три: сам Питер, Москва и Севастополь. Все остальные города заработанные деньги отдают в региональный и федеральный бюджеты. (53% всех сборов уходит в федеральный бюджет, а оставшиеся деньги уже делят между собой бюджеты регионов и бюджеты муниципалитетов. Санкт-Петербург, поскольку является отдельным субъектом РФ, может распоряжаться всеми этими деньгами).

Однако и при таком привилегированном положении, денег почему-то не хватает. Во вском случае, так оправдываются местные чиновники. По мнению Красимира Врански, «сейчас самая актуальная проблема – спасение парков и скверов. Они в ужасном неблагоустроенном виде. Там невозможно гулять. Есть недофинансирование на уход за парками. Как заявляет комитет по благоустройству, они получают 1/3 от необходимой суммы. Мне кажется, что это проблема конкретного комитета: я ни разу не слышал, чтобы они вышли и сказали депутатам, что им не хватает денег. А отвечая на вопросы петербуржцев, почему парки и скверы в таком ужасающем состоянии, почему улицы грязные, не убранные, сотрудники комитета заявляют, что у них нет денег».

Если сравнивать запланированные доходы бюджетов, то на фоне московских, доходы питерского бюджета на 2018 год объёмом в 538,7 млрд. рублей скромны: Москва должна получить 2,5 трлн. рублей. Но и население белокаменной намного больше. Так что, разница расходов на душу населения не такая уж яркая: в Москве на каждого жителя приходится 168 тыс. рублей в год, а в Санкт-Петербурге - порядка 100 тыс. рублей.

Но неужели и в Казани, Екатеринбурге или Сочи доходы бюджета значительно больше в расчёте на одного жителя? Конечно нет. Поскольку эти города не являются отдельным субъектами РФ, они вынуждены делиться с бюджетами республики, области и края соответственно. В Казани на одного жителя приходится только 21,3 тыс. рублей, в Екатеринбурге – 28,2 тыс. рублей, в Сочи – 21,2 тыс. рублей. Совсем другой порядок расходов! Санкт-Петербургу в этом смысле точно жаловаться не на что.
Москва, конечно, является магнитом для новых предприятий. Хочешь успешный бизнес со стабильными деловыми связями – покоряй в столицу. Сделали ли хоть что-то власти Санкт-Петербурга для того, чтобы переломить эту ситуацию? Определенные движения были. Но весьма своеобразные. Опять же – творческие. Петербургские чиновники рассудили, что главный успех Москвы заключается в присутствии крупных компаний, которые задают тон в экономике, и переманили к себе офисы Газпрома. Не помогло: инвестиции в основной капитал Питера в I полугодии 2018 года сократились на 19,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Бизнес не желает развиваться в Санкт-Петербурге. Иначе как провалом эту ситуацию не назовёшь: ведь в среднем по России инвестиции выросли на 3,2%. А без бизнеса питерский бюджет не имеет потенциала роста: в городе на Неве нефть не добывают, и 29,3% от всех доходов – это доходы на прибыль организаций.
Бездумные траты и растущие запросы: транжирить деньги планируют с усиленным рвением
Так куда же уходят деньги, которые должны направляться на улучшение условий жизни питерцев?
Похвально, что образование в приоритете, однако эффективность этих расходов вызывает массу вопросов: на каждого питерца в среднем выходит 20,8 тыс. рублей в год по статье «образование» - вполне себе столичный уровень (в Москве в среднем - порядка 24 тыс. рублей). Вот только зарплаты у питерских педагогов вполне провинциальные: в среднем, по оценке Росстата, порядка 46,5 тыс. рублей. Это куда ближе к средней зарплате учителей по стране (34 тыс. рублей), чем к Москве, где получают порядка 89 тыс. рублей. Социальные расходы вопросов не вызывают – это важная статья. Зато недостаток финансирования здравоохранения особенно ярко выражен на фоне трат по статье «национальная экономика»! В этом разделе собраны все расходы, которые могут повлиять на улучшение экономической обстановки в регионе – на инфраструктуру, например. По большей части деньги ушли на транспорт и дороги. Такая расстановка приоритетов. Эксперты ставят под сомнение такой расклад. Вот что говорит депутат Законодательного собрания Петербурга, профессор кафедры политологии РГПУ им. А.И. Герцена Борис Вишневский:

«Главное, что меня не устраивает в городском бюджете, это то, что мы тратим несколько миллиардов рублей на выплату в рамках соглашения о государственно-частном партнёрстве на скоростную дорогу – Западный скоростной диаметр, обеспечивая им гарантированную прибыль, что нам бы делать не следовало, но городские власти отказываются пересматривать это соглашение».

Закатывать деньги в асфальт куда приятнее и веселее: никто же толком не может посчитать, сколько асфальта и опор эстакад выклевали бакланы. Кстати, в рейтинге качества дорог и парковок,
составленному по опросу горожан порталом Domofond.ru, Санкт-Петербург не вошёл и в десятку лучших. Развитие общественного транспорта тоже не соответствует амбициям города. За последние 3 года было сдано только 2 станции метро (и то с недоделками), городские власти не могут обеспечить должный контроль за выполнением работ. Станции были сданы к Чемпионату мира по футболу с незавершёнными работами в объёме 3%, Смольный сейчас пытается отсудить у Метростроя 1 млрд. рублей. А обещали-то целых 5 станций в 2018 году! Но зато 28 млрд. рублей потрачены.
Борис Вишневский считает, что для Петербурга есть куда более острые проблемы – расселение коммунальных квартир и ремонт исторического центра. «Были бы ещё деньги, лучше бы на это их потратили» - говорит эксперт..

А вот сфера ЖКХ осталась фактически за бортом внимания: на неё в 2018 году должны были потратить по 7,7 тыс. рублей на человека в год. В Москве на одного человека приходится 37,5 тыс. рублей. Почти в 5 раз больше! Напомним, что среднедушевые расходы в Москве больше не в 5, а в 1,7 раза. Так что здесь, опять-таки, вопрос расстановки приоритетов.

В общем, по мнению экспертов, большие сомнения закрадываются относительно эффективности трат бюджетных денег в Санкт-Петербурге. «Есть большие проблемы с расходованием средств, которые выделены на строительство метрополитена, потому что есть проблемы с запаздыванием проектной документации, есть проблема с отсутствием готовности земельных участков под строительство новых станций, и они решаются годами. Есть проблема со строительством новых школ, детских садов и поликлиник – то, что называется адресная инвестиционная программа», - отмечает Вишневский. Однако на следующую трёхлетку бюджет всё равно свёрстан по старым канонам. В 2019 году синхронно вырастут и доходы города - с 538,7 млрд. до 591 млрд. рублей, и расходы – с 595,4 млрд. до 643 млрд. рублей. В основе бюджета – опять увеличение госдолга, верхняя граница которого в 2019 году будет установлена на уровне 192,4 млрд. рублей, а
в 2021 – уже на отметке 266,5 млрд. рублей! Продолжаем жить в долг в надежде, что потом всё как-нибудь само собой образумится или перейдет «по наследству» другому губернатору.

В целом питерский бюджет на следующий год кардинальных изменений не претерпел и приоритеты остались прежними. По-прежнему, превалируют расходы на транспортную инфраструктуру, которые, судя по способам «освоения» в предыдущие годы, незаметно растворятся в пространстве: люди так и не увидели обещанные много лет назад станции метро. И пока строится «smart-city» с умным освещением, питерцы вынуждены ходить под осыпающимися фасадами. А то и кусок балкона может на прохожего упасть, как это
произошло весной на Большом проспекте. А теперь еще расходы на строительство метро на 2019 год урезаны на 10 млрд. рублей до 18 млрд. Этого хватит, чтобы прокопать чуть более 2 км метрополитена (1 км оценивается городскими властями в среднем в 7,5 млрд. рублей). Поэтому новых станций придётся ещё долго ждать…

Но так уж ли необходимо выделять космические суммы в миллиарды рублей, чтобы навести порядок на улицах и избавиться от нелегальных торговцев, уродливых, заслоняющих всё вывесок на фасадах исторических зданий, разобраться с парковкой? Борис Вишневский уверен, что «Нет никакой необходимости тратить миллионы на это. Вообще, установка вывесок - это вопрос согласования с комитетом градостроительства и архитектуре и комитетом по охране памятников, если речь идёт об историческом здании». Вполне логичное предложение... или, например, просто усилить контроль со стороны полиции, ДПС, принять законы, регулирующие уличную рекламу.

Правда, в таких подходах маловато места для творчества. Это вам не истории про птиц-диверсантов придумывать. Рациональность для местных властей, видимо, слишком скучна. Остается только надеяться, что с приходом эпохи «smart-city» в Санкт-Петербурге появятся и «smart-чиновники».