НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ
Миллиарды в кубышке и другие вестники грядущего экономического кризиса.
Прогноз экспертов на 2020-2021 годы.
У нас очень много денег! Их просто вот совсем много! Именно такой цитатой Анатолия Чубайса хочется описать все, что происходит сейчас с российскими финансами. А то, что подавляющее большинство граждан этих денег не видят, вовсе не означает, что их нет. Казначейство РФ отчиталось об исполнении консолидированного бюджета (это федеральный, региональные и местные бюджеты вместе взятые) за 10 месяцев 2019 года: доходы превысили расходы на 4,456 трлн рублей. На эти деньги, например, можно было бы в 1,5 раза увеличить Пенсионный фонд. Но его никто не увеличивает, налоги не снижают, да и инфраструктуру, в том числе коммунальные сети, никто не бежит обновлять ударными темпами. Эти деньги копятся. Зачем? Попробуем разобраться.
В этом году Россия постепенно вышла на 4 место в мире по объёмам международных резервов. По данным МВФ, впереди только Китай, Япония и Швейцария. Радоваться? Не торопитесь. Достаточно вспомнить, что наша экономика лишь двенадцатая в мире. Даже в США запасы в 4,2 раза меньше, чем в России. Но американцы что-то не спешат создавать себе такую «подушку» безопасности... Что же мы так остервенело копим? Самый очевидный ответ – на «черный день», считают эксперты. И, судя по накопленным триллионам, он не так уж далек.

Дмитрий Милин
Аналитик
«Власти копят резервы на случай кризиса. Такие огромные резервы могут поддерживать российскую экономику очень долго, особенно, если власти не будут их тратить на «спасение» рубля. При такой низкой инфляции и таких резервах у властей есть возможность поддерживать экономику эмиссией денег долго, не вызывая гиперинфляции».

Игорь Николаев
Директор Института стратегического анализа ФБК
«Власти не афишируют, но политика накопительства – свидетельство того, что готовятся к кризису. Но есть и другие мотивы. В кризис, когда начинают тратить триллионами, заработать очень большие деньги можно гораздо быстрее, чем в спокойной ситуации. Я думаю, отдельные предприниматели, лоббисты это хорошо поняли ещё в кризис 2009 года, когда начинают на фоне панических настроений триллионами спасать экономику и заодно – спасать «людей в костюмах от «Бриони». Получается, что выгодно в такой межкризисный период накопить, потому что потом можно будет много заработать. Поэтому, с одной стороны, да, действительно, деньги нужны, чтобы пройти этот кризис, а с другой стороны – есть резон копить, потому что потом это будут те средства, за счёт которых можно будет хорошо подзаработать».
«НИ» решили выяснить, стоит ли на самом деле бояться грядущего экономического кризиса, и оправданы ли стратегии накопительства, которые реализует правительство. А самое главное, что делать обычным людям - расслабиться и смело тратить деньги на всё подряд, или же закупаться тушёнкой, сооружая землянку на случай апокалипсиса.
Угрозы международного финансового кризиса
Торговые войны, реальные кровопролитные войны, передел нефтяного рынка, неспособность США выплачивать свой госдолг, кредитные пузыри – чем только нам не грозят зарубежные эксперты.
Один из ведущих инвестбанков мира JP Morgan Chase ещё в прошлом году начал грозить новым «суперкризисом». Исследования основываются на продолжительности роста мировой экономики, финансах крупнейших корпораций, стоимости активов и развитии финансовых инноваций. А, пожалуй, самый известный финансист мира Нуриэль Рубини также с прошлого года пророчит новый кризис из-за роста долгов во всём мире и уменьшения количества инструментов борьбы с тяжёлыми последствиями у правительств. Глава Международного валютного фонда Кристалина Георгиева делает акцент на замедлении темпов роста мировой экономики, что может привести к увеличению корпоративного долга с риском дефолта до 19 трлн долларов (даже и не пытайтесь представить себе такое количество денег) или до 40% от совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Министр финансов США Лоуренс Саммерс считает, что сейчас мы находимся в самом опасном с финансовой точки зрения моменте с 2009 года.

Но наш министр экономического развития Максим Орешкин успокаивает: период восстановления после кризиса 2008 года в мире ещё не закончен, а если что-то и случится, то Россия готова к потрясениям намного лучше, чем в 2008 и 2014 годах: «У нас есть бюджетное правило, инфляционное таргетирование, плавающий валютный курс» - заметил Орешкин.

В ЦБ в ответ на запрос «НИ» тоже заверяют в стабильности и безопасности:

«Любому государству важно обеспечивать макроэкономическую и финансовую стабильность. В условиях усиления в последние годы торговых противоречий и повышения неопределенности относительно экономической ситуации в отдельных странах важность этой работы только растет. Российская Федерация сейчас находится в хорошей форме с точки зрения макроэкономической стабильности. В частности, годовая инфляция стабилизируется вблизи 4%, федеральный бюджет, по прогнозу Минфина, в текущем году будет исполнен с профицитом, а уровень госдолга значительно ниже, чем во многих развитых и развивающихся странах», - говорится в ответе регулятора.

А вот среди российских экспертов, опрошенных «НИ», единого мнения на этот счет нет.
Эксперты о вероятности мирового экономического кризиса
Эксперты о вероятности мирового экономического кризиса
Исходя из прогнозов экспертов, можно выделить основные угрозы, способствующие мировому кризису в ближайшее время.
Что будет с российской экономикой
В разных странах экономический кризис по-разному сказывается на гражданах. Если в США, например, кризис ставит под сомнение возможность обновлять свой дом и приобретать новую хорошую машину, то в России люди зачастую в ситуации кризиса оказываются на грани выживания.

Какова ситуация сейчас? Сможет ли наша страна на этот раз Россия остаться в стороне от мировых тенденций и увернуться от угроз кризиса? Эксперты сомневаются.
Что будет с российской экономикой? Мнение экспертов
Что будет с российской экономикой? Мнение экспертов
Как все скажется на людях
Если верить экспертам, получается, что, как ни крути, а простым людям все равно придется несладко. Будь то полноценный мировой финансовый кризис или просто «рябь на волне», или затишье, особого финансового благополучия ждать не стоит. Даже если всё будет стабильно, никто не обещает стремительного роста российской экономики. Прогнозы экономистов и рейтинговых агентств готовят нас к росту экономики до 2% в год, что весьма скромно после затяжного спада. Да и эти показатели будут достигнуты только за счёт реализации нацпроектов.

Игорь Николаев
Директор Института стратегического анализа ФБК
«Росстат может показать те цифры, которые нужны. Мы уже видим, что по итогам третьего квартала у нас вдруг реально располагаемые денежные доходы выросли аж на 3%. С 2014 года падали, а сейчас такой резкий разворот. Так что номинально могут вырасти. Они могут показать разворот, хотя и очень сомнительный, если оценивать это реально, но, если кризис примет затяжной характер, то чудес не бывает. Вряд ли будет рост располагаемых реальных денежных доходов населения».

Надежда Седова
Профессор кафедры национальной и региональной экономики Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова
«Людям следует ожидать застоя ближайшие 2 года, так как новые инструменты экономического роста Минэк не реализует в полной мере, а то, что реализуется, недостаточно в условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры».
Есть ли выход?
Если верить экспертам, не стоит питать иллюзии и надеяться, что России удастся «переждать» и отсидеться в сторонке в случае мирового кризиса. Так почему же правительство так уверено в том, что «кубышка» с миллиардами поможет? Если бы не Резервный фонд, то последствия обвала 2014 года были бы куда печальнее. К ноябрю 2014 года он накопил более 3,5 трлн. рублей, а переоценка после падения курса рубля подняла запасы до 5,8 трлн рублей к февралю 2015 года. Но все эти средства обнулились из-за необходимых вливаний в федеральный бюджет уже к концу 2017 года. 2 года и ничего не осталось.
ЦБ вновь убеждает нас, что всё хорошо:

Объем международных резервов на 1 ноября 2019 г. составил 540,9 млрд долларов. Россия уверенно выполняет все критерии достаточности резервов. В частности, комфортным считается уровень резервов, которого хватает для обеспечения 3-месячного импорта. Россия на 1 января 2019 г. обладала резервами, которых достаточно для покрытия 16 месяцев импорта. Основным источником пополнения резервов в последние годы являются покупки валюты в рамках бюджетного правила*.

*из ответа ЦБ на запрос «НИ»

Напомним: сейчас действует бюджетное правило, согласно которому сырьевые доходы, полученные от продажи нефти дороже 41,6 доллара за баррель, идут не в экономику, а на покупку валюты, откладываемой в запасы. В теории это позволяет обезопасить себя от некоторого падения нефтяных котировок и продолжать наполнять кубышку на «чёрный день».

Однако эксперты против такого метода. У них есть альтернативная точка зрения на вопрос формирования запасов и использования «свободных» денег.

Яков Миркин
Экономист, профессор, доктор экономических наук
«В 2008 году у России были очень значительные резервы, не спасло от самого крупного падения среди 30 крупнейших экономик. Спасаются не запасами, а ростом экономики. Никто не спорит с тем, что резервы надо создавать, но они не должны быть избыточными. Ресурсы, которые идут в резервы, могли бы быть использованы для инвестиций. Мы – экономика, которая ориентирована на запасы и стабильность, на защиту, но не на рост. Это в перспективе, да и в настоящем, может делать нас слабее».

Степан Демура
Финансовый аналитик
«Власти полностью забирают деньги из бюджета, забирают деньги из экономики, и всё засовывают в свой маленький «общачок» – ФНБ, вот только процентов 40 из этого «общачка» куда-то уже инвестируют. Про них можно забыть. Их нет. Стащили, грубо говоря. Они это называют инфраструктурными проектами или национальными проектами или какими-то еще «проектами»… То есть, осталось 60%. Их, может быть, хватит на год-полтора. Но это совершенно больная логика: убивать экономику сейчас, вынимать из неё деньги, чтобы потом прожить год».

Россия – не единственная страна мира, где любят делать запасы. Взять ту же Норвегию, там суверенный фонд является чуть ли не народным достоянием. Сейчас его объём превышает 1 трлн долларов. Но эти деньги не лежат мёртвым грузом и не проедаются. Во-первых, суверенный фонд Норвегии сам зарабатывает: его доходность превысила 13,5% в 2016 году (управление ЦБ в лучшем случае не приносит убытков), а во-вторых, средства фонда, которые были использованы в 2016 году на поддержание экономики, пошли на компенсацию сниженных налогов. В результате, несмотря на нефтяную зависимость, Норвегия практически не ощутила падение цен на нефть и курса кроны. Успехи несырьевого сектора, поддержанного запасами, с лихвой компенсировали потери нефтянки. Наш бизнес такой поддержки не увидел. Поэтому важно не только грамотно копить деньги, но и потом их правильно тратить.

Дмитрий Милин отмечает, что Государственные траты «эпически неэффективны», а частный бизнес зажат повышенными налогами и «регуляторным гнетом». Крупные компании не хотят инвестировать средства, предпочитая накапливать их на депозитах (по данным ЦБ объём вкладов юрлиц уже превысил 13 трлн рублей) и распределять их между акционерами, повышая дивидендные выплаты, а государство просто не может эффективно распоряжаться средствами.

По оценке Счётной палаты, в прошлом году государство не смогло потратить 770 млрд рублей, а в этом году – уже 1 трлн рублей.

Также Милин делает акцент на том, что в мировой практике частные компании оказываются намного эффективнее государственных, и именно ни них держится экономический рост. У нас же программа приватизации буксует не первый год.

Игорь Николаев уверен, что полезнее, создав какие-то резервы, направлять средства в экономику, попытаться «раскочегарить» её. Если входить в кризис с высокими темпами роста, то невозможно представить, что они упадут на десятки процентов.
«Они снизятся, но это будет примерно, как в Китае в 2008 -2009 годах: все упали, все в минусах, мы почти на 8%, а кризис в Китае – снижение темпов роста ВВП примерно до 7%. Вот это – кризис! Потому что экономика была быстрорастущая. Вот так надо готовиться к кризису, а не реализовывать политику накопительства» - подытожил Николаев.