26 лет с начала Первой чеченской войны:
воспоминания российских военнослужащих и их семей
В ноябре 1994 года началась Первая чеченская кампания - вооружённый конфликт между Российской Федерацией и самопровозглашенной республикой Ичкерия. Возможно, одна из самых спорных страниц в истории нашей страны. Кто-то называет это контртеррористической операцией, кто-то - борьбой за независимость. Но люди, попавшие в зону боевых действий, знают: в Чечне была война. От нее страдали чеченцы, русские, ингуши - жители соседних республик единого государства - Советского союза. Война коснулась не только участников активных боевых действий в Грозном, но и мирного населения, пострадавшего от терактов сепаратистов и семей, не дождавшихся с войны своих родных.
Личные архивы участников войны
Left
Right
Начало войны
1990 год (год до распада Советского Союза)

Чечено-Ингушской автономной республикой руководит первый секретарь обкома КПСС Доку Завгаев. Начинается выход республик из состава СССР. Часть населения Чечни также выступает за отделение.

Возникает Общенациональный конгресс чеченского народа. Им управляет Джохар Дудаев, бывший генерал советских Военно-воздушных сил, фактически второй руководитель республики.

В Чечне двоевластие.
В июне 1991
в столице Чечни, городе Грозный, революция. В Доме политпроса побоище. Официальная власть сдаётся. Образуется Временный высший совет, который готовит легитимные выборы. Но лидеры чеченской революции не признают временное правительство.
8 июня 1991 года
Конгресс провозгласил республику Ичкерия, не зависящую от СССР и Ингушетии. Чётких границ у "нового государства" нет. Дудаев становится президентом, но его власть значительно ограничивает парламент. Завязывается конфликт.
Почему Ингушетия и Чечня разделились?
Чеченцы и ингуши происходят от одного народа, вайнахов, и исповедуют одну религию, ислам. За время существования Чечено-Ингушской АССР население сильно смешалось. Когда распался Советский Союз, Ичкерия стала добиваться автономии, а Ингушетия путем референдума в 1992 году вошла в состав России. В 1993 году Дудаев и первый президент Ингушетии Руслан Аушев подписали договор, по которому между республиками устанавливались границы, формально существовавшие до 1934 года.
1993 год
Дудаев упразднил парламент.
1994 год
Россия начинает в республике "План по восстановлению конституционного порядка". Фактически это военная операция. Ее цели: включить Чечню в состав России, ликвидировать двоевластие, остановить распространение экстремизма.
Подполковник российской армии в отставке, 49 лет
(имя скрыто по просьбе собеседника)

"Агрессивные чеченцы начали беспредельничать на границах с Россией и брать в заложники людей, требовать за них выкуп. Скот угоняли к себе со Ставропольского края, с Моздока. Бывший российский генерал Дудаев сыграл на национализме чеченцев и дал им власть. У них были государственные нефтеперерабатывающие заводы, они их захватили. Нефть стали воровать и сделанный из нее бензин использовали для личного обогащения. Разграбили воинские части, которые там стояли. Захватили склады с оружием. Там как раз мой друг служил и рассказывал, что почти все солдаты сбежали. Осталось пять офицеров в части, поэтому чеченцы спокойно ходили и грабили, оружие мешками таскали. С Дудаевым было несколько безуспешных переговоров, офицеров к нему посылали. После этого решили навести порядок. Но у чеченцев было уже слишком много оружия".
Подполковник российской армии в отставке, 59 лет

(имя скрыто по просьбе собеседника)

"Помню, почти все СМИ в тот период не поддержали кампанию, кроме «Красной звезды». Публиковали и транслировали негативные критические материалы, которые могли бы стать причинами деморализации бойцов из-за общественного давления. Причем мы знали и понимали, что это идет с подачи Запада".
Олег, 29 лет. Сын погибшего в Чечне российского офицера
"Могу вспомнить мелочи из разряда того, что в нашем военном городке, где мы жили, периодически возникали палатки. Такие большие шатровые палатки, в которые собирались люди, для того чтобы попрощаться. Это было относительно регулярное мероприятие в нашем закрытом воинской частью районе. На таком отшибе люди собирались в палатках попрощаться с ушедшими".
Валентина, потеряла мужа в Первую чеченскую войну

"Мы жили в городе Прохладный, это республика Кабардино-Балкария, Северо-Кавказский регион. Мой муж служил срочником. Он закончил КБГУ с военной кафедрой, ему присвоили звание младшего лейтенанта, и после окончания университета призвали в армию. То есть это была служба не по контракту, он был не кадровым офицером, а срочником в звании офицера. Служба проходила с лета 1994 года, поэтому когда началась Чеченская война, мы все события прекрасно чувствовали, боялись, переживали... По закону уроженцы Кавказа, в отличие от других российских срочников, могли отказаться от участия в боевых действиях в Чечне. Но Саша [муж Валентины] не отказался из внутренних побуждений, было неудобно перед другими товарищами, которые служили с ним. Ему еще задолго до гибели предлагали заключить контракт после срочной службы, остаться. Но он говорил: "Нет, я не буду служить".
Как это все началось? Это мнение обычного человека, у меня нет документов, у меня нет доказательств, просто что знаю я: в Чечне начались беспорядки, туда поступало оружие, то есть это кем-то планировалось, подогревалось. Это было покушение на целостность территории, причем финансируемое и руководимое из-за границы. Не внутри Чечни созрел этот план. Дудаев повел свой народ на путь свободы от России. А свобода от России - это зависимость от какой-нибудь другой страны… Конечно, многие из сепаратистов были идейными, ими двигали не деньги, а идея свободы".
Война
В декабре 1994 года
войска РФ после продолжительной осады занимают Грозный, но город разрушен почти полностью.
В 1995 году
при поддержке Москвы в нем укрепляется новая власть: возвращается Доку Завгаев и Верховный совет.
Взять под контроль горные районы Чечни до конца Первой военной кампании Россия так и не сможет.
с 1994 по 1996 год
Чеченские боевики совершили более семи крупных терактов на территории РФ. Среди них: захват заложников в больнице Буденновска (более 1,5 тысячи человек), нападение на больницу в Кизляре (около 2000 человек), захват пассажирского парома "Аврасия" (более 200 человек), взрывы в столичном метро.
Валентина, потеряла мужа в Первую чеченскую войну
"Наше руководство очень долго не принимало никакого решения, то есть не было такого человека, который взял бы на себя ответственность жестко это все задавить в самом начале, поэтому так получилось.

Начались беспорядки. Должны были ввести российские войска. Их подтянули и они зашли в Чечню, но был приказ: не стрелять. То есть наши вошли как пушечное мясо. Наводить порядок, но с целью, так скажем, "уговорить". А люди, которые их встречали, были готовы уничтожать.
Мы все видели, как Грачев, Ельцин, другие генералы были то не на связи, то болели, то еще что... Иными словами, они боялись издать приказ. То есть войска зашли и остались без командования, а в армии ничего нельзя делать без команды. Потом Россию уже просто втянули против воли, не было это планом правительства - начать войну в Чечне. Россию втянули в очень кровопролитную войну со своими же гражданами. Наши вошли туда в 1995 году и долгое время никаких боевых потерь не было. Они вахтами ездили: уезжали на три недели, домой приезжали на три дня, потом снова уезжали. Одно подразделение меняло другое, не ведя при этом никаких боевых действий, а просто находясь на территории. Потом были самые крупные потери. Одна из таких - это тот бой, в котором погиб мой муж".
Подполковник российской армии в отставке, 49 лет

"Сроки [службы] не оговаривались. Только у внутренних войск, которые с России, с центра, было оговорено. Например, на 3 месяца. У нас, у тех, кто служил на Северном Кавказе, на сколько пошлют, столько мы там и были. Пока не закончится.

Продовольствия было много, в еде не нуждались, потому что ели скот с чеченских деревень. Хлеб был, мясо было. Жили в палатках, в землянках, в кабинах машин. Вши заедали. Их было так много, что все ходили в красных пятнах. Уезжали на разные сроки: кто-то на полгода, кто-то больше, кто-то меньше. У нас был свой определенный график. Когда колонны ходили за продовольствием в Прохладный, мы по очереди разбивались и ездили домой на побывку. На день, на два… Было это раз в два или три месяца.

Как часто проходили бои? Каждой воинской части был определен маршрут, куда надо было идти и что надо было захватить. Когда часть продвигалась, по дороге нападали боевики, обстреливали, делали засады, мины ставили".
"Мам, как жалко, что папы нет" - фрагмент интервью с сыном погибшего офицера
Олег, 29 лет
"Я не понимал того, что это навсегда и что это реальная трагедия. Чем это объяснить, я не знаю. Может, это была какая-то защитная реакция. А может, я действительно был слишком маленьким. Но тот момент, когда к нам пришли и сообщили [о смерти отца], я отчетливо помню. Только восприятие меняется. Сейчас это глобально воспринимается не лично мной, а через призму семьи. Это называется одним словом. Опустошение. Это было просто опустошение".

Видеозаписи из личного архива семьи Олега и фрагмент интервью
Конец войны
1996 год
Боевики Дудаева отбили Грозный. В течение месяца враждующие стороны подписали Хасавюртовские мирные соглашения. Однако чеченские сепаратисты, не соблюдая условий договора, продолжали отстаивать автономию Ичкерии.
В сентябре 1999 года
в Чечне начнется контртеррористическая операция - Вторая военная кампания. Она продлится до апреля 2009 года.
Подполковник российской армии в отставке, 49 лет

"Я был и на Первой чеченской, и на Второй. После ранения мы еще и Гелаева [прим. чеченский полевой командир] ловили. Еще была целая эпоха. Нас то вводили, то выводили, то были затишья, то снова "разгоралось". Вплоть до того момента, пока я не ушел из армии в 2009 году. Когда я был замкомандира полка, в 2008-2009 г., нас подрывали чеченцы, у меня погибло человек, наверное, десять".
Валентина, потеряла мужа в Первую чеченскую войну

"Мне было 25 лет, мужу моему, соответственно, тоже 25 лет, ему оставалось служить до мая месяца, но это случилось 29 марта. То есть буквально перед демобилизацией. Мне потом рассказывали офицеры, как это произошло: они объезжали территорию, и была там какая-то низина под горным поселением Турты-Хутор, Веденский район. Командир батальона распорядился одному взводу вместе с ротным спуститься вниз, проверить, что там".
Турты-Хутор
Место гибели мужа Валентины
Left
Right
Ротный просил сначала прострелять низину, а потом спускаться, а командир батальона сказал: "Нет, мы не будем простреливать, сразу быстренько спустимся, проверим и поднимемся". Они все спустились, и их начали там убивать, потому что эта низина была окружена. Боевики сидели чуть повыше, и наши попали под обстрел. Мой муж, он был командиром второго взвода, остался наверху со своим солдатами, но увидел, что внизу начался бой и оттуда поднялась машина. Это взводный вывез командира батальона, который был ранен. А Миша, командир роты и друг моего мужа, и бойцы остались там. Саша принял решение, что должен помочь. На одной из машин с бойцами он поехал вниз, чтобы вытащить Мишку.
Как мне потом рассказывал командир, Саша не должен был этого делать, он был не кадровый офицер, поэтому принял неправильное решение: нужно было ждать наверху. Поворот был пристрелян, и попадание в эту машину было предугаданным. Я им задавала вопрос, на который они мне не дали ответа: "А как же вы оттуда выехали, по этому повороту? Ведь вы же смогли выехать, поэтому он и принял решение спуститься, помочь". Но он не успел. Снаряд попал в тур, в противотанковую ракету, которая установлена на самой бронемашине. Этот снаряд взорвался, и они все погибли сразу, не спустившись вниз".
"Бой был примерно в шесть часов вечера. В тот же вечер уже сообщили в часть. Утром, на следующий день, я пришла забирать Олежку [сына] и его друга с рисования, а там ждал отец этого второго мальчика, тоже офицер, на машине. Он сначала подошел, как будто хотел нас забрать, потом сел на машину и уехал, ничего не сказав. Мы с мальчиками пошли пешком. Прошли какую-то часть пути - он опять подъехал. Мы все сели. Он со мной не разговаривал. Видимо, просто не мог сказать, поэтому приехал-уехал, приехал-уехал. Мне показалось это странным. Я подумала: "Что с ним такое?". Потом мы подъехали к военному городку, он остановился и сказал, что мой сын пойдет к ним в гости. Я выхожу из машины и смотрю - идут люди. Идет моя мама, с ней моя знакомая, еще какие-то женщины, и стоят офицеры возле подъезда.
И я еще подумала : "Ремонт что ли кто-то делает, столько солдат столпилось". Я выхожу, они подходят ко мне, окружили. Я говорю подруге: "Вика, что случилось?". Она молчит. Я опять повторяю вопрос. Мама моя плачет, и они говорят: "Саши больше нет".
Друг моего мужа нашел его шапку, отстирывал ее от крови. Я это давно не вспоминала. Когда мы с Леной [женой второго погибшего офицера] вместе все переживали, мы с ней думали о том, как мы будет говорить об этом спустя лет 20… И это казалось невозможным, что когда-то мы будем спокойно об этом рассказывать. И до сих пор не получается. Это просто история гибели одного подразделения, одной части обычного мотострелкового батальона…"

Валентина у могилы мужа
Зачем говорить о войне?
"Кого, например, из москвичей интересовало, что там в Чечне? Никого. Они жили, наслаждались, а пацаны гибли, спали на земле, в грязи палатки ставили…"
Подполковник российской армии в отставке, 49 лет

"Про это можно разговаривать только с тем, кто там был. Остальным этого не понять. Даже песни в то время были о том, что в Москве все живут, развлекаются, "кабаки" работают, а что в Чечне творится и что там пацаны погибают, никто не знает. Кого, например, из москвичей интересовало, что там в Чечне? Никого. Они жили, наслаждались, а пацаны гибли, спали на земле, в грязи палатки ставили… А после Чечни психика у людей ломалась.
Нужно ли это вспоминать? Нужно, потому что погибло очень много людей. У кого-то были маленькие дети, кто-то был после школы, еще не успел жениться, кто-то был отцом большой семьи. Это наша история. Но на настоящее, я думаю, этот опыт не повлияет. Сейчас тоже погибают люди".
Подполковник российской армии в отставке, 59 лет

"Помнить о любой войне нужно всегда, если хочешь жить в мире, а вот говорить… Стараюсь рассказывать только о курьезных и смешных моментах, которых было предостаточно".
Валентина, потеряла мужа в Первую чеченскую войну

"По прошествии времени становится понятнее, что было ошибками, а что было верным. Это все нужно помнить, чтоб не допустить такое впредь. На этой войне погибло очень много молодых людей, их жизни оборвались, некоторые даже не создали семьи. Было очень много горя. Они выполняли свой долг, правительственное задание, отстаивали целостность государства".



Над проектом работали:
Марина Тюлькина,
Алиса Шимборецкая,
Ксения Курашкина
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website