Новые известия
Почему российские казино сыграли в ящик
На протяжении десяти лет, с тех пор как в России прошлись катком по казино и прочим игорным (и по большей части нелегальным) забавам для любителей острых ощущений от денежных ставок, идут отчаянные попытки организовать легальные игорные зоны. Кусок это лакомый, за его счет бюджет страны вполне может пополниться немалыми доходами. Но на практике пока не выходит. Успешный опыт Лас-Вегаса в США и Макао в Китае выглядит заманчиво. Даже в Беларусь люди едут, чтобы испытать судьбу в рулетке и прочих азартных играх! Что же и когда пошло не так с большой игрой в России – в материале «Новых Известий».
Новые известия
Почему российские казино сыграли в ящик
На протяжении десяти лет, с тех пор как в России прошлись катком по казино и прочим игорным (и по большей части нелегальным) забавам для любителей острых ощущений от денежных ставок, идут отчаянные попытки организовать легальные игорные зоны. Кусок это лакомый, за его счет бюджет страны вполне может пополниться немалыми доходами. Но на практике пока не выходит. Успешный опыт Лас-Вегаса в США и Макао в Китае выглядит заманчиво. Даже в Беларусь люди едут, чтобы испытать судьбу в рулетке и прочих азартных играх! Что же и когда пошло не так с большой игрой в России – в материале «Новых Известий».
В конце октября Дмитрий Медведев подписал распоряжение о создании в Крыму игорной зоны «Золотой берег». Местные жители против: кто-то по этическим соображениям, а кто-то переживает, что посёлок Кацивели с приходом казино больше не будет тем тихим и малолюдным местечком со свободным доступом к морю. А вот власти Крыма видят в игорной зоне неплохой источник доходов благодаря потоку платёжеспособных туристов. Только вот опыт уже ранее созданных в России игорных зон, почему-то практически никто из сторонников крымского казино не вспоминает.
Игорный бизнес за рубежом, казино, игроки, азартные игры
Илья Гращенков
Директор Центра развития региональной политики
«В Европе в плане казино – другой уровень культуры. Там нет нуворишей, которые проигрывают деньги. Но даже казино экстра-класса в Монако в подмётки не годятся тем, которые открыты в развивающихся странах. Яркий пример – Белоруссия. Туда уехали все казино из России уровня «Шангри Ла», «Голден Пэлас» и так далее. Сегодня – это казино самого высочайшего уровня в мире. Только белорусские казино представляют полный спектр обслуживания: тебе оплатят авиабилеты, бесплатно поселят в отель, даже, если проигрался, вернут 20% от проигранных денег. При этом всю дорогу будут кормить, поить и развлекать. Главное, чтобы ты проигрывал. Эта инфраструктура возможна при тех объёмах, которые могут позволить себе игроки».
Игра по-русски
В России свободная деятельность казино была официально запрещена в июле 2009 года. Но были выделены особые игровые зоны, где размещать казино можно: Краснодарский, Приморский и Алтайский края, а также Калининградская область.
Идея властей была проста и понятна: с одной стороны, оградить людей от пагубного влияния азартных игр, а с другой - создать места притяжения туристов и точки «выпуска пара». Если бы просто запретили все азартные игры, то это привело бы к массовому распространению нелегальных казино. Правоохранительные органы, кстати, буквально через пару дней после распоряжения Медведева о создании новой игорной зоны, «накрыли» в Крыму незаконную сеть игорных заведений с миллиардным доходом. Совпадение? Или начали готовить площадку для легального казино? Есть, над чем задуматься. Однако посмотрим, как обстоят дела в других регионах страны, где играть разрешено.
Краснодарский край
Именно этот регион стал первооткрывателем игорных зон: в 2009 году здесь открылась игорная зона «Азов-Сити», в которой расположились 4 казино с гостиницами. Ежегодно в «Азов-Сити», расположенный более чем в 100 км от Ейска, среди полей, приезжало по 400 – 500 тыс. человек, а краевому бюджету казино принесли более 500 млн рублей дохода. Ради игорных заведений прокладывали дороги, тянули электричество, создавали инфраструктуру. Однако в конце прошлого года вышло распоряжение правительства закрыть эту игорную зону. Сотни людей остались без работы и какого-либо альтернативного трудоустройства.
А закрыли казино потому, что по закону в одном регионе может быть только одна игорная зона, и никак иначе. Власти же решили отдать приоритет «Казино Сочи» в Красной поляне, развитие которой активно лоббировал Александр Ткачёв – бывший губернатор Краснодарского края и министр сельского хозяйства. Он ещё в 2010 году в официальном письме Дмитрию Медведеву предлагал отказаться от игорной зоны «Азов-Сити».
Выглядит «Казино Сочи» нарядно, но есть ли прок от него для региона? Финансовые показатели пока не убедительны. По данным системы «СБИС», выручка у компании хорошая: 4,2 млрд рублей в 2017 г и 5,06 млрд рублей в 2018 году. Но толку от этого не много: чистая прибыль в 2017 г. составила 2,2 млн рублей, а в 2018 и вовсе нарисовался убыток в 44,5 млн. рублей. Налог на прибыль от такой деятельности – что от палатки с шаурмой. В любом случае, прибыль, если бы она и была, уходила за границу. Учредителем ООО «Домейн» (именно они работают под маркой «Казино Сочи») является компания Silverron International pte.ltd, зарегистрированная в Сингапуре.
Кстати, поступления в бюджет Кубани от игорного бизнеса по итогам первого полугодия 2019 года сократились на 27,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года: все из-за закрытия «Азов-сити». Члены правительства, видимо, плохо в школе изучали поговорку о том, что не надо пилить сук, на котором сидишь.
Алтайский край
Игорная зона на Алтае, состоящая из одного единственного казино с гостиницей, расположенного в районе горы Каим, где вообще нет по близости никаких населённых пунктов, в 40 км от Горно-Алтайска и 280 км от Барнаула, должна была, по задумке властей, в первую очередь привлекать китайцев и россиян, приезжающих отдохнуть на Алтай.

Инвестиции в этот комплекс были немалые: 1,7 млрд рублей. Всё-таки гора Каим – не самое проходное место и подходящей инфраструктуры там просто не было. Но одно единственное казино, расположенное на отшибе, не смогло заинтересовать туристов. В Прошлом году выручка казино сократилась с 2,1 млрд. рублей до 823 млн рублей, а прибыль – со 112,7 млн. рублей до 56 млн. рублей. Так что и здесь на колоссальные доходы региону рассчитывать не приходится.
Игорная зона «Сибирская монета», фото letim-visoko.ru
Наталья Зубаревич
Профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова
«Наличие игровой зоны почти нигде не влияет на экономику региона. Все они созданы далеко, на периферии. Основной игорный бизнес переместился в Беларусь. Там и «Шангри Ла», и «Вулкан» - на каждом шагу».
Калининградская область
Если коротко, то слабенькое начало переросло в масштабное развитие, но в итоге все закончилось «пшиком». Игорная зона «Янтарная» началась с одного зала игорных автоматов, но в 2017 г. открылось самое большое в Европе казино «Sobranie» (ООО Юни Гейминг Компани).
Статус обязывает соответствовать. Но ни инвесторы, ни европейские туристы, у которых и так своих казино хватает, не спешат везти деньги в пригород Калининграда. Выручка по итогам прошлого года значительно не дотягивает до сочинского казино: 2,8 млрд рублей, а прибыль составила 36,8 млн. рублей после убытков в 158 млн в 2017 году. К концу 2019 года власти калининградской области планируют заработать на игорном бизнесе 131 млн. рублей. Это примерно 0,1% от всех доходов Калининградской области.

Приморский край
Если посмотреть на дальневосточное казино «Tigre de Cristal», то первое впечатление будет не самым плохим. За четыре года работы инвестиции в игорную зону «Приморье» составили 16,8 млрд рублей, а государство, по данным краевой адсинистрации, ежегодно зарабатывает свыше полумиллиарда рублей (более половины уходит в краевой бюджет). По тем же оценкам, игорный бизнес даёт порядка 9% налоговых поступлений в бюджет Приморского края. Здесь ситуацию спасает близость Китая и возможность оформить электронную визу для иностранцев. Именно китайцы дают порядка 90% доходов казино.

Но есть нюанс: казино «Tigre de Cristal» также принадлежит китайцам. Китайцы тратят деньги, китайцы же их в итоге и забирают. Да и развитие игорной зоны оказалось замороженным. Отсутствие гарантий стабильности привело к тому, что ключевой инвестор Summit Ascent во главе с миллиардером Лоуренсом Хо в 2017 г просто продал казино.
Наши эксперты не разделяют показного энтузиазма администрации Приморского края, и с сомнением относятся к перспективам игорных зон в других регионах.
Илья Гращенков
Директор Центра развития региональной политики
«Говорить о том, что та игорная зона, которая была на Дальнем Востоке, работала, было бы большим преувеличением. Скорее, её использовали для отмывания денег».
Наталья Зубаревич
Профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова
«Пока из выделенных в России игорных зон ничего не получилось. Все они – не жильцы. Во Владивосток ехали играть китайцы, которым запрещено это делать на родине. Там этот инструмент работает, потому что он нацелен на зарубежный туризм. В Калининград никто не поехал. Истории успеха нет. Как-то держится Дальневосточная игорная зона за счёт китайцев, но там большие проблемы с развитием, потому что российские силовики наехали на тех, кто этой зоной занимался. Китайцам трудно найти партнёров в России».
Редакция «Новых Известий» также направляла в Министерство экономического развития вопрос о том, какую же пользу принесли регионам игорные зоны и был ли от них прок, но ответа на момент публикации так и не поступило.
Почему игорный бизнес в России скорее мертв, и ждать ли «воскрешения»
В нашей стране до сих пор так и не появился свой Лас-Вегас. Главная причина проста: инвесторы не могут быть уверены в завтрашнем дне, никто не знает, чего каждый раз ожидать от российских властей, которые зачастую ведут себя как собака не сене.
Началось всё ещё в 2009 году с «Азов-Сити». Изначально это должен был быть совместный проект Краснодарского края и Ростовской области, которая тоже начала строить дороги к будущим казино, потом Ростовская область осталась не у дел (а вместе с этим остановилось и строительство подъездов со стороны области), потом инвесторов отпугнули внезапной идеей перенести игорную зону в Анапу, которую активно продвигал Александр Ткачёв. В конце концов - полное закрытие зоны. Инвесторы вложили 6 млрд рублей, и остались ни с чем. Были попытки вернуть часть этих денег, потраченных на окружающую инфраструктуру, но они закончились ничем.
Плюс ко всему правительство под игорные зоны выделяет порой совершенно удивительные места. Естественно, желающих ехать в глушь алтайских гор не много. У жителей Дальнего Востока есть своя игорная зона, китайцы скорее поедут в своё родное Макао, московским игрокам проще и ближе съездить в Беларусь, а покупательная способность местных жителей оставляет желать лучшего.
Илья Гращенков
Директор Центра развития региональной политики
«Для игорного бизнеса важен объём. Казино – это не только игровые столы. Чтобы оно работало, нужен объём потока. Казино перераспределяет доходы, если люди туда не ходят, оно не может существовать. У нас все игорные зоны были сосредоточены в местах, где этого потока изначально быть не могло. Считали, что в Калининград будут ездить из соседних стран, в Азове – рекреационные зоны, на Дальнем Востоке и Алтае ждали китайцев. Но в Китае своя колоссальная игорная зона – Макао, все, кто хочет поиграть, едут туда».
Каждое действие, каждое решение правительства намекает на то, что игорный бизнес в России вовсе не сверхдоходный, а сверхрискованный. Вот и в случае с Крымом нет никаких гарантий того, что казино возле Ялты сможет привлечь туристов и обеспечить регион значительными доходами.

Мировые игорные центры вроде Лас-Вегаса, Монако или Макао смогли стать таковыми по одной простой причине: им никто не мешал работать. Никто не указывал, в каком месте лучше расположиться, никто не отгонял от мест скопления людей, никто неожиданно не запрещал работу, никто не выпроваживал инвесторов. Власти контролируют и регулируют деятельность игорных заведений, но палки в колёса не вставляют.

К тому же многие игорные центры сложились в местах пересечения транспортных путей. В Макао сходились морские пути, Лас-Вегас когда-то был просто железнодорожным узлом, а теперь роль таких мест могут выполнять аэропорты. Европейские страны, кстати, этим активно пользуются. Эксперты видят в них неплохую площадку для эффективной реализации игорных проектов.
Илья Гращенков
Директор Центра развития региональной политики
«Сами подходы к организации игорного бизнеса не позволяют России выстроить адекватную структуру. Единственный вариант строительства игорных зон, чтобы у них была перспектива развития – открытие казино в крупных аэропортовых комплексах. Там есть пассажиропоток. То есть нельзя изолировать территорию, как это было в Калининграде или на Алтае».