«Каждое па можно объяснить по-разному!»:
Антон Корсаков о философии русского балета
Как классическое искусство продолжает жить в современности? Мы поговорили с артистом балета и балетмейстером Антоном Корсаковым об артистизме,зрителях и о том, что отличает русскую школу балета от западной.
Антон Корсаков – лауреат российских и зарубежных премий, обладатель звания «Танцовщик года-2005» по мнению критиков журнала «Dancer of Europe», заслуженный артист Российской Федерации и участник театрализованной церемонии закрытия XXII зимних Олимпийских игр в Сочи – родился в полной «танцующей» семье… Балету посвятили свою жизнь оба его родителя: отец был солистом в «Ленконцерте», а мать после сольной карьеры балерины начала преподавать в балетных школах.
По этому же пути пошел и сам Антон – после окончания Академии Русского балета имени Вагановой он попал в труппу легендарного Мариинского театра, где стал Первым солистом – там он и выступал, не меняя театра, всю свою танцевальную карьеру. Всего в его послужном списке – больше 50 ролей. «Жизель», «Баядерка», «Корсар», «Спящая Красавица», «Дон Кихот», балеты Джорджа Баланчина, «Завод Болеро» – персонажи абсолютно разные!
При этом, Корсаков утверждает, что заинтересовался балетом уже в сознательном возрасте, после первого самостоятельного выхода на сцену в сольной партии Паяца в «Щелкунчике», когда он почувствовал аплодисменты, которые принадлежали только ему.

– На тот момент мне было 12 лет. Как и любому маленькому ребенку, мне хотелось гулять и играть в футбол, а не испытывать на себе все «спартанские» балетные ограничения, которые накладывало на меня балетное училище. Но благодаря тем аплодисментам и моим замечательным педагогам, я переосмыслил для себя все, чем является танец, балет в целом.
«
«
На понимание философии балета повлияли и видеозаписи с танцами предшественников. Если раньше этот вид искусства больше ассоциировался с девушками, то Рудольф Нуриев, Юрий Соловьев и Михаил Барышников вывели, по словам Корсакова, мужской танец вперед: они были новаторами того времени, на них равнялись, в их творчество невозможно было не влюбиться!

При этом наставники рассказывали и объясняли танец жеста, танец тела, а не фокусировались на голой технике. И музыка, музыка, придающая спектаклям особый шарм. Она завораживала Антона. Все это и помогло ему искренне полюбить балет.
Кстати, о технике. С труппой «Мариинки» Антон Корсаков гастролировал по Европе, США, Китаю, Японии. И заметил, что российская и зарубежная школы танца отличаются: виной тому, по его мнению, культурные различия.
– Движения могут называться одинаково, но разница есть, и существенная. И она – в философии исполнения, каждое па в русском языке можно объяснить разными красивыми способами, а за рубежом больше приняты какие-то шаблонные описания. У нас воспитывается в первую очередь культура движения, а не бездумное исполнение. Нам объясняют, что означает и выражает то или иное па, уделяют внимание поведению на сцене, сценическому образу и контексту. А на Западе больше привязываются к моторике, нежели к объяснениям.

«
«
– Для меня важно преподавать и нести ученикам ту философию, которую в меня заложили мои педагоги, продлевать красивый век балета. Не только трюки и голая, пустая гимнастика. Классический спектакль – это обязательно сюжет, это история, это выстраивание отношений со зрителем. Большая практика – договориться со зрителем, влюбить в себя, чувствовать публику. У нас немой вид искусства, и при этом каждый должен раскрыться: и танцор, и тот, кто смотрит. Ну и соблюдение традиции, каноны классического спектакля, нужно не уходить целиком в технику. Важно помнить, что балет – это эстетично, правильно и логично.
«
«
В этом и есть наследие русского классического балета, которые Корсаков сейчас передает молодому поколению танцоров – с 2015 года он занял должность балетмейстера в Санкт-Петербургском Театре Балета им. П. И. Чайковского.

– Для меня важно преподавать и нести ученикам ту философию, которую в меня заложили мои педагоги, продлевать красивый век балета. Не только трюки и голая, пустая гимнастика. Классический спектакль – это обязательно сюжет, это история, это выстраивание отношений со зрителем. Большая практика – договориться со зрителем, влюбить в себя, чувствовать публику. У нас немой вид искусства, и при этом каждый должен раскрыться: и танцор, и тот, кто смотрит. Ну и соблюдение традиции, каноны классического спектакля, нужно не уходить целиком в технику. Важно помнить, что балет – это эстетично, правильно и логично.
В этом и есть наследие русского классического балета, которые Корсаков сейчас передает молодому поколению танцоров – с 2015 года он занял должность балетмейстера в Санкт-Петербургском Театре Балета им. П. И. Чайковского.
Есть ли у русского балета будущее? Для Антона Корсакова такого вопроса просто не стоит: конечно, есть. И он делает все возможное, чтобы донести красоту и философию этого вида искусства до тех, кто готов и хочет его понять, ведь балет – это всегда очень индивидуальная история.
Made on
Tilda

<~>