Новые Известия
Инвестиции, которых нет
Бумага все стерпит. Как показывает практика, именно этим принципом руководствуются российские чиновники, продолжая «рисовать» приток прямых иностранных инвестиций в Россию . Неужели, наконец, создали благоприятные условия для бизнеса? На словах точно да. А вот на деле… За 2018-ый год нам наговорили и наобещали немало. «Новые Известия» сравнили громкие заявления чиновников с реальными показателями.
Деньги должны делать деньги, убеждены инвесторы. Поэтому многие крупные зарубежные компании, выбирая объекты для вложения средств, опираются на рейтинги. Один из таких - «Doing Business», который отражает легкость открытия и ведения собственного бизнеса в 190 странах мира. В 2018 году Россия в этом списке поднялась на 4 позиции, до 31 места. Шесть лет назад наша страна занимала 112-ю строчку. Казалось бы, прогресс есть, если бы не одно обстоятельство: в майских указах президента от 2012-го года речь шла о вхождении России в топ-20 «Doing Business». Но надежды Владимира Путина правительство не оправдало. Тем временем, лидерство в рейтинге в очередной раз подтвердила Новая Зеландия. Сохранили свои позиции также Сингапур и Дания, расположившиеся на втором и третьем месте соответственно. За ними следуют Гонконг, Южная Корея, Норвегия, США, Великобритания и Македония. Интересно, что обогнать по бизнес-климату Россию удалось даже Грузии. Она получила наивысший рейтинг среди стран Европы и Центральной Азии и заняла 6-е место.

Тем временем, грузинское правительство продолжает реформы, способствующие дальнейшему улучшению позиций страны в рейтинге, а российские чиновники спорят с агентствами за десятые доли процента роста ВВП.
Прямые иностранные инвестиции в российские активы — главный показатель привлекательности страны — переживают рекордный спад.
В январе – сентябре 2018 года они составили $2,4 млрд.
Для сравнения: за аналогичный период 2017 года достигли $25,8 млрд. Правда, тогда статистику улучшила продажа доли «Роснефти» за 10,2 млрд. евро ($10,86 млрд.).
С такими цифрами о высокой привлекательности России и отечественных предприятий говорить не приходится. И это при том, что сейчас Россия нуждается в средствах из-за границы, пожалуй, как никогда ранее, поскольку иностранные инвестиции – это свежие деньги в отечественной экономике. К тому же без них невозможно полноценное развитие промышленности. В конце концов, инвестиции — это рабочие места и зарплаты для миллионов рядовых россиян.

Но, как известно, под лежачий камень вода не течет. А наши чиновники, к сожалению, пока не демонстрируют стремления корректировать планы и искать пути скорейшего выхода из кризиса.

И здесь далеко за примером ходить не надо. В базовом сценарии среднесрочного прогноза Минэкономразвития предполагается, что за 2018–2024 годы инвестиции вырастут на 47%, а их доля в ВВП к 2025 году превысит 25%. Ведомство рассчитывает на среднегодовой рост инвестиций на 5,6% при среднегодовых темпах роста ВВП в 2,6%. Но каким образом чиновники намерены достичь таких небывалых результатов при нынешнем десятикратном падении иностранных инвестиций?
Интерес есть,
но инвестиций нет
Дело

В III квартале 2018 года был зафиксирован сильнейший отток иностранных инвестиций в истории современной России — на $6 млрд.

Тем временем за рубежом думают о санкциях, а вовсе не о сотрудничестве: в частности, Конгресс США готовится принять второй пакет санкций. Даже Китай тормозит сотрудничество с Россией. В Поднебесной не соглашаются на выпуск в нашей стране облигаций, номинированных в юанях. Кроме того, китайские банки стали отказывать в обслуживании юридическим и физическим лицам из России.
Интерес есть, но инвестиций нет
Слово
Дмитрий Медведев,
октябрь 2017 г.
«Несмотря на попытки экономической изоляции нашей страны, усиливается интерес к сотрудничеству с Россией и зарубежных инвесторов»
Антон Силуанов,
апрель 2018 г.
«Иностранные инвесторы, в том числе из США, по-прежнему проявляют интерес к России»
Антон Силуанов также считает, что нет никаких проблем на уровне министров:
"Нет, в принципе я не почувствовал (охлаждения — ред.). С теми коллегами, с которыми мы общались — так и продолжаем общаться, так же взаимодействуем» - так охарактеризовал отношения с иностранными инвесторами министр финансов.
Дело

В III квартале 2018 года был зафиксирован сильнейший отток иностранных инвестиций в истории современной России — на $6 млрд.

Тем временем за рубежом думают о санкциях, а вовсе не о сотрудничестве: в частности, Конгресс США готовится принять второй пакет санкций. Даже Китай тормозит сотрудничество с Россией. В Поднебесной не соглашаются на выпуск в нашей стране облигаций, номинированных в юанях. Кроме того, китайские банки стали отказывать в обслуживании юридическим и физическим лицам из России.

Госэкономика – враг,
но её стимулируют и поощряют
Дело
Ещё в 2016 году Федеральная антимонопольная служба признала государство главным врагом конкуренции. ФАС указывает, что в стране сложился «государственно-монополистический капитализм». По ее данным, вклад государства и госкомпаний в ВВП России вырос с 35% в 2005 году до 70% в 2015-м. На этом тенденция не остановилась. Процесс огосударствления идёт, причём с образованием нескольких крупных центров влияния. В основном это банки. ЦБ аккумулирует проблемные банки через Фонд консолидации банковского сектора (в некоторых случаях поглощённый банк полностью переводится на государственные рельсы: Промсвязьбанк стал банком для обслуживания гособоронзаказа). ВТБ владеет частью гипермаркетов «Лента», выкупил сеть супермаркетов «Магнит», только за последние пару месяцев ВТБ купил 3 коммерческих банка. Сбербанку вместе с ВТБ поручили создать новую региональную авиакомпанию, Яндекс с государственным Сбербанком создают глобальную экосистему для интернет-коммерции, Ростелеком сейчас ответственный за цифровое развитие, и скупает профильные компании. Примеров масса.
Госэкономика – враг,
но её стимулируют и поощряют
Слово
Дмитрий Медведев,
февраль 2018 г.
«Мы знаем, на чем сконцентрировать усилия. Прежде всего — на создании стабильных и предсказуемых правил игры для бизнеса, на росте инвестиций, на дальнейшем улучшении бизнес-климата».
Максим Орешкин,
декабрь 2017 г.
«Для улучшения инвестклимата в России необходима справедливая конкуренция. Но ей мешают региональный протекционизм и чрезмерная доля государства в экономике»
Дело

Ещё в 2016 году Федеральная антимонопольная служба признала государство главным врагом конкуренции. ФАС указывает, что в стране сложился «государственно-монополистический капитализм». По ее данным, вклад государства и госкомпаний в ВВП России вырос с 35% в 2005 году до 70% в 2015-м. На этом тенденция не остановилась. Процесс огосударствления идёт, причём с образованием нескольких крупных центров влияния. В основном это банки. ЦБ аккумулирует проблемные банки через Фонд консолидации банковского сектора (в некоторых случаях поглощённый банк полностью переводится на государственные рельсы: Промсвязьбанк стал банком для обслуживания гособоронзаказа). ВТБ владеет частью гипермаркетов «Лента», выкупил сеть супермаркетов «Магнит», только за последние пару месяцев ВТБ купил 3 коммерческих банка. Сбербанку вместе с ВТБ поручили создать новую региональную авиакомпанию, Яндекс с государственным Сбербанком создают глобальную экосистему для интернет-коммерции, Ростелеком сейчас ответственный за цифровое развитие, и скупает профильные компании. Примеров масса.
Спустя два года после публикации доклада ФАС ситуация только ухудшилась. Согласно результатам опросов Института Адезиса, проведённым в 2018 году, доля государства и госкомпаний в ВВП уже перевалила за 70%. Для сравнения: в СССР она оценивалась в 80% (не 100%, потому что колхозы не считались госсобственностью).

Одним из основных препятствий для инвестиций в российские активы, а следовательно развития нашей экономики, эксперты называют несовершенство правового поля.

«Очень важно заставить работать суды, чтобы возникало доверие между субъектами экономики. Сейчас в обиходе есть такое понятие как «спецсубъект». То есть судиться с крупной госкомпанией или каким-то органом исполнительной власти абсолютно бесполезно. Такой суд выиграть практически невозможно. Пока положение дел не изменится, мы так и будем очень сильно проигрывать в эффективности» -отмечает управляющий партнер и собственник Профессионального Юридического Центра «АЛИР» Александр Любосердов.

Как подчеркивает владелец группы компаний «ZENDEN» Андрей Павлов, развитие возможно только в том случае, когда игроки рынка находятся в равных условиях. «Инвестиционный и деловой климат в стране, безусловно, необходимо улучшать. И в первую очередь, за счёт законодательной базы по налогам».
Уильям Хогарт, «Суд»
Инвестиции должны быть привлекательными,
но выбивают деньги силой
Дело

На практике выясняется, что в России нет желающих вкладываться даже в нацпроекты, которые должны пользоваться всяческими преференциями и везде получать зелёный свет. Правительству даже приходится изобретать способы от российских компаний средств для инвестирования. Помощник президента Андрей Белоусов даже составил список компаний, у которых надо «изъять» прядка 500 млрд. рублей. Однако это «изъятие» обернулось тем, что правительство гарантировало этим компаниям возврат средств и доходность вложений. Такие вот добровольно-принудительные инвестиции.
Инвестиции должны быть привлекательными,
но выбивают деньги силой
Слово
Антон Силуанов,
сентябрь 2018 г.
«Инвестиции в российские проекты для компаний должны стать интереснее вывода средств за рубеж и выгоднее, чем вложение в бумаги или на банковские счета... Мы должны помочь компаниям — сказать, нам как государству нужны направления реинвестирования, в первую очередь инфраструктурные, где вы получите хорошие финансовые результаты».
Дмитрий Медведев,
февраль 2018 г.
«Одни бюджетные деньги не способны раскрутить экономику, поэтому нужно стимулировать коммерческие инвестиции, создавать привлекательные для инвестора условия».
Дело

На практике выясняется, что в России нет желающих вкладываться даже в нацпроекты, которые должны пользоваться всяческими преференциями и везде получать зелёный свет. Правительству даже приходится изобретать способы от российских компаний средств для инвестирования. Помощник президента Андрей Белоусов даже составил список компаний, у которых надо «изъять» прядка 500 млрд. рублей. Однако это «изъятие» обернулось тем, что правительство гарантировало этим компаниям возврат средств и доходность вложений. Такие вот добровольно-принудительные инвестиции.
Как отмечают эксперты, в настоящее время власти действительно прибегают к выбиванию инвестиций либо обещаниями «золотых гор», либо палками. Причем, по словам Александра Любосердова, проблемы привлечения денежных средств часто заключаются в их форме собственности:

«У госкомпаний нет определённого хозяина и, соответственно, долгосрочных интересов. Политика строится на том, чтобы успешно осуществить инвестиции (то есть госзакупки), чтобы решить какие-то свои конкретные корыстные интересы», — отмечает Любосердов. Эксперт также обращает внимание на то, что подход к инвестированию у государственных и частных компаний коренным образом отличается.
Не добавляет оптимизма также неопределенность в долгосрочной перспективе. Поэтому, как утверждает владелец консалтинговой компании «O2 Consulting» Анна Никитченко, бизнес старается минимизировать инвестиционную активность: «Бизнес опасается рисков, боится вкладывать в проекты с длительным сроком окупаемости. Существенное внимание следует уделить защите прав инвесторов, созданию понятных фиксированных во времени правил игры и повышению степени проработанности инвестиционных проектов в регионах» считает собеседница «Новых известий».

К тому же, все желание вкладывать средства в Россию у инвесторов отбивает недостаточная защищённость рынка: по словам Андрея Павлова, на пути инвестиционного потока уже более двух лет стоит вопрос ограничения беспошлинной трансграничной торговли. «Только 01.01.2019 г будет сделан первый и очень маленький шажок, планка с 1000 евро опуститься до 500. Надо смотреть на опыт своих конкурентов. В Китае уже сейчас -0 , в Европе -22 евро, скоро будет тоже 0. Объём ввоза товара растёт очень быстро , в этом году превысит $10 млрд.»

И плюс ко всему, по мнению Павлова, процесс сильно тормозится из-за отсутствия персональной ответственности чиновников:

«В стране есть ответственный за сбор налогов. И он прекрасно справляется с задачей, показывает рост на 20% на фоне практически нулевого роста ВВП. Хочется, чтобы кто-то стал решать задачу по росту ВВП от 7% и нёс за это ответственность. Тогда придётся принимать решения. А так мы теряем будущее», уверен эксперт.
Регионы должны работать
на привлечение инвестиций,
но денег на это им не дают
Дело

Более половины всех собранных налогов уходят в федеральный бюджет, и только оставшиеся деньги регионы делят с муниципалитетами. И тенденция такова, что регионы лишают собственных средств: в проект бюджета на 2019 – 2021 годы заложено сокращение доли топливных акцизов, поступающих в бюджеты субъектов РФ. У них просто нет собственных средств для развития инфраструктуры и повышения инвестиционной привлекательности.
Регионы должны работать на привлечение инвестиций, но денег на это им не дают
Слово
Антон Силуанов,
сентябрь 2018 г.
«Губернаторы должны думать об инвестициях, а не о федеральных деньгах».

Удивительно, но годом ранее министр финансов утверждал обратное:

«Основные условия для инвестиций реализуются в субъектах РФ. Через систему межбюджетных отношений мы нацеливаем субъекты на то, чтобы создавать благоприятный инвестиционный климат»
Дело

Более половины всех собранных налогов уходят в федеральный бюджет, и только оставшиеся деньги регионы делят с муниципалитетами. И тенденция такова, что регионы лишают собственных средств: в проект бюджета на 2019 – 2021 годы заложено сокращение доли топливных акцизов, поступающих в бюджеты субъектов РФ. У них просто нет собственных средств для развития инфраструктуры и повышения инвестиционной привлекательности.
Как подчеркивает Александр Любосердов, сейчас необходимо проводить налоговую реформу и перераспределять налоги в пользу бюджетов регионов и муниципалитетов. Средства, по словам эксперта, должны пойти на развитие этих же субъектов. «Нынешняя система крайне сконцентрирована в федеральном центре. При такой ситуации спрашивать результаты с регионов совершенно бессмысленно. У некоторых регионов доходы бюджета сопоставимы с выручкой среднестатистичекой компании крупного бизнеса», — сетует Любосердов.

Безусловно,межбюджетная политика государства — вопрос не одного дня. Но вряд ли кто будет отрицать нехватку инвестиций в отечественной экономике. Причем, речь идет о крупных суммах, необходимых для развития страны. Иначе россияне будут вынуждены попросту выживать (в общем-то, многие читатели, пожалуй, скажут, что именно это мы уже и делаем).

Впрочем, есть и те, кто придерживается другой точки зрения. В их числе бывший глава Минэкономразвития, а ныне глава Сбербанка Герман Греф. Цитата банкира и экс-чиновника (но по всей видимости, бывших чиновников не бывает) не нуждается в комментариях. Здесь вы не найдете подтекста и не нужно читать между строк. Устами господина Грефа озвучено, пожалуй, все – и отношение власти к нашей стране, к ее будущему и простому народу, который уже на протяжении десятилетий продолжает верить чиновникам, чьим сказкам позавидовал бы сам ученый кот Пушкина.
«Инвестиции - не самое главное, самое главное - это наличие компетенции, концентрация специалистов с высокой компетенцией и гибкой моделью управления. Это значительно более важно, чем большой объем капитала».
Герман Греф, октябрь 2018 г.
В общем, развиваться нам предстоит на чистом энтузиазме. А что? «Программировали» же люди в 80-х в своих тетрадках, проигрывая компьютерные программы у себя в голове из-за недоступности компьютеров. Заодно и воображение развивали – тоже неплохая компетенция.