РЕЙТИНГ РЕГИОНОВ-ДОЛЖНИКОВ
Новые Известия проанализировали, какие регионы страны погрязли в долгах, как это скажется на условиях жизни населения и позициях региональных властей.
Откуда берутся и из чего состоят госдолги регионов
Все знают, как важно учитывать свои задолженности: просрочил выплаты, пришли коллекторы, и остался без штанов. Это личная ответственность каждого физического лица. У субъектов Российской Федерации (области, республики, края) тоже есть долги, которые куда более серьезны по масштабам и последствиям. Они возникают, если у региона нет средств на выполнение социальных обязательств перед жителями: зарплаты бюджетникам, строительство дорог, больниц и школ, развитие инфраструктуры, поддержка предпринимателей…

Регионы получают 46% от всех налоговых сборов, остальное идёт в федеральный бюджет. Правительство распределяет им дотации на выравнивание бюджета, выдаёт субсидии и субвенции под конкретные проекты. Дотации, например, два раза в год. А расходы присутствуют на постоянной основе. Возникает так называемый «кассовый разрыв», то есть нехватка денег, которые когда-то будут, но не прямо сейчас. Эти разрывы покрывают за счёт кредитов и других займов. Как в любой бытовой истории: занял «до получки», получил – отдал. С кем не бывает. Но проблемой такой принцип становится для тех, кто живет не по средствам.

Так и с регионами, у которых есть государственные кредиты, кредиты коммерческих банков, государственные гарантии и облигационные займы.

Доходы регионов, за счёт которых погашаются долги, состоят из налогов, акцизов и пошлин, которые мы с вами, граждане страны, платим. То есть это деньги людей. Чем больше денег уходит на обслуживание кредитов, тем меньше остается на развитие региона – считают эксперты. По мнению директора Института стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева, чем выше госдолг, тем больше средств из бюджета требуется, чтобы его обслуживать. Соответственно, если увеличивается эта доля, то уменьшается объём средств, которые могут быть выделены на другие нужды. В том числе – на социальные расходы.
Чудес не бывает. Всё из общего котла. В этом и опасность растущего госдолга. Благосостояние населения уменьшается. Если очень много средств требуется на то, чтобы обслуживать госдолг, уровень жизни может понизиться
- поясняет эксперт.
Действительно, кредиты и займы – удовольствие не дешёвое. Если в предыдущие три года регионы спасались за счёт недорогих госкредитов под символические 0,1% (по данным Минфина, было выдано госкредитов на 1,2 трлн. рублей), то теперь все по-другому. Правительство договорилось с крупнейшими банками, чтобы те выдавали кредиты регионам по ставке, равной ключевой ставке ЦБ + 1%. Сейчас это 8,25%. Стоимость обслуживания облигационных займов также близка к кредитным.
Для начала хорошая новость: за 6 месяцев 2018 года, по данным Минфина, совокупный госдолг всех регионов сократился на 5,4% - до 2,19 трлн. рублей. Но, увы, не потому, что регионы молодцы-стахановцы, а потому что их буквально прижали к стенке, заставив подписать ради реструктуризации госкредитов соглашение, предусматривающее сокращение госдолга минимум на 5% в год. За невыполнение этого условия – штраф в 1 млрд. рублей. Кнут сработал.

Уровень госдолга – один из показательных индикаторов уровня жизни населения в регионе. Но здесь нельзя судить лишь по тому, кто сколько денег задолжал. Как в бизнесе: один понабрал кредитов и обанкротился, оставшись должным всем подряд, а другой – успешно эти деньги заставил работать, и не только вовремя без ущерба раздал все долги, но и остался в плюсе.

Эксперты отмечают, что одной из причин увеличения госдолга в ряде регионов стали майские указы президента о повышении зарплат бюджетникам. Так, по мнению профессора кафедры экономической и социальной географии МГУ Натальи Зубаревич, у регионов просто не было денег, чтобы эти указы выполнять. И они залезали в долги. Хорошо, что населению прибавили зарплаты. Но с точки зрения расходов бюджета – момент не очень положительный, потому что приходится ужимать важные расходы на образование, здравоохранение.

Новые Известия проанализировали свежие данные статистики по госдолгу российских регионов, оценив положение дел по ряду критериев. Рассмотрим, конечно, и сами суммы долгов, но самое главное – их структуру, на что тратят, насколько эффективно управляют финансами, сокращают или увеличивают этот долг.
Где, кому и сколько задолжали
Итак, по данным Минфина, на 1 июля 2018 года в России только два региона, полностью свободных от госдолга: это Севастополь и Сахалинская область. 2 региона из 85. Не густо. Но есть и позитивный момент: 45 регионов смогли снизить свой госдолг за первое полугодие 2018 года. Из хорошего, собственно, все. 11 регионов сохранили госдолг на прежнем уровне, а 27, к сожалению, увеличили.
Долги российских регионов
Общая долговая нагрузка
Для начала рассмотрим, сколько всего регионы задолжали кредиторам и инвесторам.

Затяжной экономический кризис – это не повод сидеть, сложа руки. Практика показывает, что работать по сокращению госдолга можно и нужно. Более того, для этого не обязательно быть Москвой или каким-нибудь нефтеносным регионом. И следующие показатели регионов – яркое тому подтверждение.
Вот так выглядит картина региональных долгов по стране.

С количественным изменением госдолга по госкредитам разобрались, теперь пора перейти к самому интересному. Важнейшее в кредитах – это их стоимость. Если они недорогие, то можно смело пользоваться. Именно поэтому европейцы и американцы фактически всё время живут в долг. У регионов бывают дешёвые бюджетные кредиты, с которыми можно смело работать (не забывая, конечно, о том, что их придётся возвращать в соответствии с жёстким графиком, а иначе - миллиардный штраф), чтобы не попасть в списки аутсайдеров, и постепенно обеспечивать приемлемый уровень жизни населения.

Госкредиты – меньшее из зол. Они, хоть и создают неприятности, но, в целом, недорогие, и их можно реструктуризировать. Вот что точно является поводом для серьезного беспокойства, так это банковские кредиты.
Банковские кредиты
Как могут аукнуться долги по банковским кредитам, хорошо показывает печальный опыт Новгородской области, которая летом 2015 года не смогла провести обязательный платёж банку ВТБ, потеряв всякое доверие кредиторов. Власти региона готовы были взять новый кредит даже под грабительские 24,5% (вот уж радость жителям области), но и на таких условиях ни один банк не согласился дать денег в долг.

Что же происходит с долгами регионов России по банковским кредитам? 32 региона не имеют дорогостоящих кредитов от коммерческих банков вовсе. В 12 регионах доля коммерческих кредитов не превышает 20%, в 34 регионах доля дорогих кредитов находится в пределах от 20% до 50%, а в 5 регионах их доля превышает 50%.
Доля коммерческих кредитов
российских регионов
Всего же регионы накопили банковских кредитов на 416,6 млрд рублей. Сумма немалая, но по сравнению с началом года – и это прорыв. По состоянию на 1 января 2018 года на банковские кредиты регионам приходилось более 1 трлн. рублей. Прорыв прорывом, но на обслуживание этих 416 миллиардов в течение года будет потрачено порядка 45 млрд. рублей! Примерно столько же требуется, например, по словам губернатора Рязанской области, на приведение в порядок 50% дорог в его вотчине к 2025 году.
Тройка аутсайдеров
среди регионов-должников
Дагестан
Магаданская область
Хабаровский край
Разбор полетов: простят ли главам регионов расточительство
Итак, по данным Минфина, на 1 июля 2018 года в России только два региона, полностью свободных от госдолга: это Севастополь и Сахалинская область. 2 региона из 85. Не густо. Но есть и позитивный момент: 45 регионов смогли снизить свой госдолг за первое полугодие 2018 года. Из хорошего, собственно, все. 11 регионов сохранили госдолг на прежнем уровне, а 27, к сожалению, увеличили.

Можно ли оправдать высокую долговую нагрузку и высокую долю дорогих кредитов в структуре долга заботой о населении? Скидку можно попытаться сделать разве что Дагестану, глава которого Владимир Васильев не так давно закинут в регион в качестве «спасательного круга» для решения совсем другой проблемы. Дагестан - самый «клановый» регион России. Искореняя отголоски средневекового уклада в отдельно взятом регионе страны, которая готовится к технологическому прорыву, явно не о госдолге в первую очередь думаешь. В любом случае, очень скоро мы сможем увидеть, были ли оправданы такие размеры займов с точки зрения экономики Дагестана.

Эксперты также соглашаются с доводом о том, что вряд ли госдолг Дагестана в ближайшее время сильно повлияет на позиции Васильева. Политолог Юлий Нисневич тоже подчеркивает тот факт, что в Дагестане важнейшая проблема - клановая система. «Госдолг – отдельный аргумент в чистке высшего руководства, связанной не с самим госдолгом как таковым, а с этой клановостью. С ней идет главная борьба при поддержке федеральных силовиков. Госдолг, может, где-то и фигурирует, но в качестве дополнительного фактора» - поясняет эксперт. В свою очередь руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков отмечает, что если деньги занимаются для решения каких-то важных социальных вопросов – завершения строительства социальных объектов, погашения долговых обязательств, и прочих нужд населения, это может выправить ситуацию перед выборами.
В Дагестане как раз основные проблемы связаны с нехваткой социальных инфраструктурных благ: удалённые сёла, дороги надо строить, школы открывать и прочее
- считает Гращенков.
В Мордовии, например, деньги пошли на развитие инфраструктуры и подготовку к ЧМ по футболу. Кроме того, республика полученные деньги направила на поддержку предпринимательства, сформировав неплохой потенциал для развития: сегодня она в числе лидеров по темпам роста обрабатывающей промышленности. Индекс обрабатывающей промышленности за 5 месяцев 2018 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 11,5%. Это один из лучших показателей в стране (среднее значение – рост на 4,4%)! Вот только потенциал этот пока ещё не реализован: зарплаты в Мордовии одни из самых низких в Приволжском федеральном округе. То есть на условия жизни обычных жителей Мордовии поступившие денежные средства никак не повлияли. Не почувствовали на себе люди плюсов от таких мер. А вот минусы могут настигнуть, как только наступит очередной срок расплачиваться по счетам. Вместо ремонта дорог, соцподдержки, строительства новых стадионов и бассейнов, деньги могут уйти кредиторам, оставив регион на голодном пайке.
А вот руководству Магаданской области и Хабаровского края сложно будет найти доводы для оправдания такой вольной финансовой политики. Например, Магаданская область показала худшее в России изменение реальных доходов населения за первые четыре месяца 2018 года. Они упали на 8,2%. Среднее же значение по России, если верить данным Росстата, выросло за этот период на 4,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Безработица в Магаданской области в прошлом году выросла с 4,4% до 5,3%. Опять одолженные деньги пролетели мимо населения. В Хабаровском крае тоже не купаются в золоте: показатель реальных доходов населения меньше среднероссийского значения. Добавляют черных красок и другие показатели: за январь-май 2018 года обрабатывающая промышленность в крае показала спад на 1,2% (при этом в среднем по России рост составил 4,4%).
Так на что же уходят все эти деньги? Просто проедаются управленческим аппаратом этих регионов? Или проведение предвыборной кампании губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта все «съело»? Независимо от того, станут ли в Кремле задаваться подобными вопросами и разбираться детально, очевидно одно: такое «управление» вряд ли будут долго терпеть. Хабаровский губернатор уже успел собрать целое цунами негатива своими действиями: СМИ давно пишут о том, что бизнес в регионе поддержки от властей не получает (а вот давление – пожалуйста), зато зарплата самого губернатора и его замов растёт, устраиваются многомиллионные банкеты, а закупку чартерных рейсов исключительно для губернаторского пользования остановили только активисты ОНФ. Список ошибок Шпорта велик. Взять хотя бы выявленные Счётной палатой нарушения при строительстве дамбы на 600 млн. рублей, или обманутых дольщиков, проблемы которых никак не решаются. И ещё показательный момент: госдолг Хабаровского края на момент прихода Шпорта к власти составлял всего-то 175 млн. рублей вместо нынешних 46,6 млрд. рублей!

Если новый врио губернатора Магаданской области Сергей Носов и глава Хабаровского края Вячеслав Шпорт не пересмотрят политику управления финансами, то контроль над расходами в этих регионах может взять федеральное казначейство. Так уже произошло с Костромской областью. Теперь там региональные власти вообще не могут распоряжаться собственными средствами по своему усмотрению.

Губернаторские выборы совсем скоро, в начале сентября они пройдут и в Хабаровском крае, и в Магаданской области, и большой госдолг может превратиться в дамоклов меч над головами глав регионов-должников. С одной стороны, чиновники концентрируются на своих политических проблемах, не обращая внимания на финансовые показатели. А с другой стороны, большие долги ведут к непредсказуемым последствиям и переходу в режим жёсткой экономии. Счётная палата в июне уже взяла госдолг Магаданской области под особый контроль. Какие еще сигналы нужны Носову, что бы задуматься о перспективах собственной карьеры к сентябрю, если перспективы развития области его не так заботят?

О том, что госдолг региона может стать серьезной причиной для беспокойства губернаторов за свои кресла, говорят и эксперты.
Ситуация с выборами во многом предрешена, серьёзной конкуренции нет, но существует конкуренция элитная. Мы понимаем, что губернатор, находящийся по уши в долгах становится для элит уязвимой мишенью, поскольку госдолг перед федеральным центром – тот крючок, на котором глава сидит, и это его основной минус. Когда Кириенко пришёл в администрацию, одним из критериев эффективности губернатора стала долговая нагрузка регионов. Если губернатор показывает снижение долга, значит, он работает в нужном направлении
- отмечает руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

«Новые Известия» считают долги регионов одним из важных показателей эффективности работы регионального руководства страны. Поэтому на основе мониторингов долговой нагрузки мы продолжим публиковать и анализировать рейтинги регионов-должников.