Рус
Eng

Историки в шоке от идеи исторического просвещения по заветам Мединского: обзор мнений

Аналитика
Историки в шоке от идеи исторического просвещения по заветам Мединского: обзор мнений
Историки в шоке от идеи исторического просвещения по заветам Мединского: обзор мнений
31 июля 2021, 15:45
Судя по тому, как развиваются события в России, очень скоро занятия историей нужно будет согласовывать с государственными органами, а те, кто не станет этого делать, будут объявлены «иностранными агентами, не уважающими память предков.»

Как уже сообщили «Новые Известия», президент Путин постановил образовать межведомственную комиссию по историческому просвещению, которую возглавит небезызвестный историк Мединский, а ее деятельность обеспечат управление делами президента и администрация президента (АП). В ее состав комиссии войдут представители силовых ведомств - МВД, Минобороны, ФСБ, Службы внешней разведки (СВР), Следственного комитета России (СКР), Генпрокуратуры и аппарата Совета безопасности, а также и мирные люди из Минпросвещения, Минобнауки, Минцифры, Минюста и МВД, а также Росархива, РАН, общества «Знание», Российского военно-исторического общества и Российского исторического общества.

Новый орган будет призван обеспечивать за счет граждан страны взаимодействие органов и сообщества «в части, касающейся отстаивания национальных интересов Российской Федерации, связанных с защитой исторической правды и сохранением исторической памяти», а также для развития просвещения в области истории, отмечено в указе о формировании комиссии. На нее также будут возложены задачи по анализу «деятельности иностранных структур и лиц, наносящих ущерб национальным интересам» и подготовке «контрпропагандиских мероприятий». Комиссия получит право запрашивать информацию у организаций, общественных объединений, органов местной и федеральной власти, пользоваться базами данных АП и других госорганов.

Сказать, что эта инициатива вызвала шок в историческом сообществе, не сказать ничего.

Историк Иван Курилла удивляется: «Зачем режиму восстанавливать против себя весь исторический цех? Чтобы показать, кто тут начальник? Вот в дальней и даже среднесрочной перспективе каковы последствия для поддержки режима от таких решений?»

Другой историк, Игорь Курляндский надеется «на мертворожденность или низкую эффективность в будущем работы этой комиссии, - массовый отказ от сотрудничества с ней честных историков, саботаж ее установок и команд научными историческими институтами, противодействие гонениям в этой связи и т.д: "Вот что обращает на себя внимание. Это реальный ужас. Чекистский поиск врагов на историческом фронте, разоблачение их происков.Почему-то в цивилизованных странах историю в этом смысле оставляют в покое. Это просто удел историков, исторических институтов...»

Историк и гражданский активист Вера Афанасьева саркастично замечает:

«…Организация должна будет предупреждать попытки «фальсификации истории» и анализировать деятельность иностранных структур, «наносящих ущерб национальным интересам России в исторической сфере», а также принимать «оперативные меры по противодействию указанной деятельности».

А поскольку нет в мире ни одной независимой исторической школы, ни одного нормального исследователя, чьи научные взгляды совпадали бы с исторической концепцией Мединского, то «анализировать» будут всех и больно.

В общем, Трофим Лысенко нервно курит в сторонке. Мы окончательно приехали. А всем умным - да, приготовиться…»

Филолог и общественный деятель Николай Подосокорский вспомнил «подвиги» Мединского на историческом поприще, когда специалисты как раз его самого обвинили в фальсификации истории в своих трудах:

«В общем, теперь пиарщик-фальсификатор Мединский сможет защищать исторические мифы и бороться против неудобной исторической правды при помощи "контрпропаганды" и силовиков. Собственно можно будет со временем создать на основе этой комиссии и особую спецслужбу, занятую борьбой с теми, кто подрывает основы государственной версии истории, и наделить ее широкими полномочиями от проведения обысков до задержаний тех, кто проявил критически мало патриотизма при занятии исторической наукой.

Сам экс-министр выступит в роли своего рода силового инквизитора-контрпропагандиста от истории. Он будет определять степень виновности того или иного пишущего об истории гражданина и назначать ему соответствующее наказание. Назвать новую спецслужбу можно ФСОИ - Федеральная служба охраны истории. Ей, конечно, понадобится свое здание в центре Москвы - придется выселить и расформировать какой-нибудь вуз, музей или научный институт. Определенных затрат потребует и закупка новейшего технического оборудования для тотального мониторинга интернета в целях выявления исторической крамолы. При всех научно-образовательных организациях нужно будет учредить третий отдел, в котором специальный штат сотрудников ФСОИ будет визировать научные статьи, монографии и исследовательские проекты, затрагивающие вопросы истории. Начать же борьбу с фальсификацией патриотически правильной истории можно с той же Википедии, издав закон, запрещающий вносить в ее русскоязычную версию правки иностранцам и определенным группам россиян (иноагентам, экстремистам, нежелательным и тем, кто будет иметь новый ярлык - "неблагонадежный").

Независимое просветительство у нас в этом году запретили - вместо него просвещением будут заниматься политически надежные общество "Знание" с лекторами вроде Проханова и Тихона Шевкунова, Российская академия образования во главе с экс-министром просвещения Ольгой Васильевой, комиссия по историческому просвещению во главе с Мединским и мотоклуб "Ночные волки" Залдостанова (Хирурга). Так победим!

Кстати, с 1 сентября в российских школах уже начнут преподавать историю по учебнику под редакцией Владимира Мединского, и это не новость от "Панорамы"…»

Журналист Василий Аленин справедливо задается вопросом, а почему Соединенные Штаты, Британия, Франция, Германия не создают ничего подобного?

«Почему там у властей не возникает желания открывать против своих граждан исторический фронт и «планомерно наступать», вколачивая в головы пропаганду?

Наверное, это как-то связано со свободными выборами в западных странах – там надо в интересах избирателей делом заниматься – доходами граждан, безработицей, не допускать коррупции. Иначе в следующий раз не выберут. У нас иначе – начальство само решает, что народу лучше и сколько денег следует на это спалить, самому нажившись на процессе.

Но, в конце концов, создал Путин новую комиссию и создал. Мало их, что ли, бессмысленных? И за «историческое просвещение», как его видит себе начальство, можно быть спокойным – ничего не выйдет. Вообще, если хочешь, уверенно завалив работу, при этом повеселить публику, то поручи дело Мединскому. Но дело не в нем.

Сами-то начальнички историю изучить не сумели.

Уж как в Советском Союзе было поставлено дело «исторического просвещения»! Куда там нынешней России. Системно, планомерно, наступательно. Но краха власти номенклатуры это не предотвратило.

Вся эта славная советская история с революциями и победами в войнах вдруг как-то разом оказалась не нужна. И никакие ветераны Великой Отечественной не вышли в августе 1991 года защищать сгнивший строй тотального исторического вранья. Это стоит вспомнить накануне круглой даты – 30-летия тех событий.

Вообще, если мы правильно помним, то по Гумилеву, мемориальная стадия, в которую вступает государственный организм, - есть свидетельство потери пассионарности, знак умирания. Сколько ни бодри себя «наступательностью», но задумчиво бродить по музейным залам с засохшими в пыльных витринах экспонатами, размышляя о российско- украинской дружбе – есть способ бегства от реальности.

Тому, кто занят государственным творчеством, некогда думать о прошлом. Тем более, что новизна отрицает прошлое, она только и дает рост истории. Все когда-то случается впервые".

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter