Рус
Eng
Степан Демура: «Обрушение рубля начнется уже в августе»
Аналитика

Степан Демура: «Обрушение рубля начнется уже в августе»

31 июля 2017, 12:13
Известный аналитик предрекает падение российской валюты и быстрое замещение российского газа в Европе американским

О том, чем реально грозят санкции российской экономике, бюджету и финансовым рынкам, Демура рассказал в интервью изданию «БИЗНЕС Online», «НИ» приводит самые интересные места из него.

Конечно, никакого сопротивления Европы этот санкционный пакет не вызовет. Дело в том, что Европейский союз некоторое время назад принял политическое решение о диверсификации источников поставок энергоносителей. По сути, это означает сокращение доли российских нефти и газа на рынке Европы и увеличение доли сжиженного природного газа, в том числе сланцевого из США и нефти из других стран-поставщиков. В ЕС долго запрягают, но быстро едут. И их принципиальное решение приведет к общему сокращению выручки от экспорта российских энергоносителей и, соответственно, падению доходов российского бюджета. А новые американские санкции лишь отражают стремление американцев воспользоваться этой изменившейся реальностью.

О сланцевом газе

Есть совершенно прозрачные цены спотового рынка газа. Сейчас американский газ уже после доставки в Европу и разжижения (то есть превращения обратно в газообразное состояние) стоит примерно 100 долларов за тысячу кубометров. В то время как для «Газпрома» ценовое дно, ниже которого продавать газ можно только себе в убыток, составляет где-то 150 долларов за тысячу «кубов». Что тут может быть для Европы невыгодного в плане переориентации на поставки сжиженного газа из США и Катара? Для европейцев увеличение его поставок — только плюс, поскольку поставки из-за океана диверсифицируют европейский газовый рынок и ведут к снижению цен на нем. Что касается мнения наших так называемых экспертов, то эти же люди говорили, что американский газ вообще никогда не придет на европейский рынок, а еще раньше про то, что сланцевая революция в Северной Америке не приведет к снижению цен на нефть и газ. Не стоит ориентироваться на подобные явно ангажированные оценки, поскольку жизнь уже неоднократно демонстрировала их ложность.

В Техасе начинает разрабатываться новое, очень крупное месторождение сланцевой нефти. На этом месторождении так много сопутствующего газа, что техасские нефтяники говорят: «Мы будем отдавать газ бесплатно при условии подписания контрактов на поставки нефти». Это показатель того, что такой энергоноситель, как природный газ, в условиях сланцевой революции становится очень дешевым.

Просто продукция «Газпрома» перестает быть конкурентоспособной на внешнем рынке. У нашего монополиста низкая себестоимость добычи газа (где-то 25 - 30 долларов за тысячу «кубов»), но все это делается на старой инфраструктуре, в том числе экспортной инфраструктуре. Создание новой и поддержание в рабочем состоянии существующей резко увеличивает стоимость газа для конечных потребителей.

О газопроводах

Зачем переживать по поводу судьбы «Северного потока — 2», когда «Северный поток — 1» стоит недозагруженный? Почему у нас заинтересованы в строительстве по сути ненужных новых мощностей по прокачке газа на Запад? Я думаю, все дело в подрядах на строительство. Земляные работы и прокладка инфраструктуры — это самые лакомые куски госзаказа, не говоря уже про откаты. Отсюда весь ажиотаж вокруг «Северного потока — 2», «Турецкого потока» или «Силы Сибири». Ребята роют землю, инфраструктура получается дороже золота.

Конечно, многие европейские компании окажутся в непростой ситуации, причем не только те, которые помогают нам прокладывать экспортные трубопроводы. Санкции по сути накладывают запрет на любые инвестиции в российский нефтегазовый сектор. Но не это главное. «Турецкий поток», кроме «Газпрома», никому не нужен. Дело в том, что израильтяне уже начали прокладку в Турцию своего газопровода с израильской части гигантского газового месторождения «Левиафан» в Средиземном море. Так что Турция по-любому превращается в хаб для поставок в Европу ближневосточного газа. Российский «Поток» для нее не имеет такого уж принципиального значения. Израильский газопровод в Турцию будет готов уже в следующем году.

О будущем рубля

Новый санкционный пакет очень сильно ужесточает позицию США в отношении России. Мы и так в значительной мере были отрезаны от мировых финансовых рынков. Новые санкции делают это отрезание окончательным. Если Трамп подпишет закон о новых санкциях (в чем сомневаться на самом деле не приходится), это, во-первых, убьет рубль, потому что инвесторы не смогут осуществлять операции carry trade (заимствовать в стабильной валюте по низким ставкам и вкладывать в нестабильной валюте с высокими ставкамиприм. ред.) c российскими и государственными, и корпоративными ценными бумагами. Наш финансовый рынок эти ограничительные меры со стороны США просто уничтожат.

Во-вторых, начнутся серьезные проблемы с пополнением российской казны за счет газовых и нефтяных поступлений. Поэтому повторю: новые американские санкции — это очень серьезно и смеяться над ними могут только неумные и недальновидные люди.

Кроме того, что еще хуже для российской экономики, теперь санкционный режим в отношении России пришел действительно надолго. Ни Трамп, ни какой-либо другой президент США, согласно тексту нового закона, не сможет своим решением отменять антироссийские санкции. Санкции теперь кодифицированы. Это закон, а не указы президента США или решения американского минфина. Теперь только конгресс может отменять санкции.

Возможный запрет на покупку российского долга ущерба американской и в целом западной банковской системе не нанесет, поскольку объем чисто государственного долга у России смешной. Правда, в совокупности с корпоративным долг превышает 500 миллиардов долларов, но по мировым масштабам это совсем немного. Для Запада ущерба от запрета кредитования России и наших эмитентов не будет, а вот по рублю это ударит очень сильно, учитывая предстоящие выплаты по долгам «Роснефти», «Газпрома» и остальных контролируемых государством корпораций. Обычно долг рефинансируется, то есть для выплаты старых долгов берутся новые займы. Если Запад вообще откажется нас кредитовать, придется для выплаты долга отдавать накопленные валютные резервы, а это ударит (и очень сильно ударит) по рублю.

Возникнет проблема невозможности финансирования целого ряда госпрограмм ввиду недостатка средств в бюджете России. Будет еще больше ограничен доступ к технологиям. Также возможны корпоративные дефолты. У наших «любимых» олигархов и так пассивы превышают активы, а этот шаг конгресса США только усугубляет ситуацию.

Рубль посыплется в первую очередь. Однако к санкциям это имеет не самое прямое отношение. Российская валюта должна обвалиться в ближайшей перспективе и без ужесточения антироссийских санкций, поскольку рыночная ситуация для нее негативна. Вскоре начнется падение рынков и бегство из рискованных активов, к которым относятся облигации развивающихся стран и их компаний. Спекулянты вошли в эти рискованные активы с огромным «плечом» (покупки ценных бумаг на заемные средства брокеровприм. ред.). Вскоре сработает принцип толпы, когда несколько игроков начнут сбрасывать рублевые активы, решив, что риск уже слишком велик, а остальные последуют их примеру. Несмотря на то, что доллар на словах — самый ненавидимый актив, спекулянты побегут именно в доллары. Я думаю, обрушение рубля начнется уже в августе.

Первые цели атаки спекулянтов на рубль — это 97 и 125 рублей за доллар. Когда спекулянты пробьют эти цели — в этом году либо в следующем, — сказать сложно. Точное время не так уж и важно, главное, что целевые показатели курса рубля обозначились весьма определенно.

Причем с президентскими выборами ситуация на валютном рынке никак не связана. Да и повлиять на нее российские власти по большому счету не могут. У ЦБ нет свободных денег, наш финансовый рынок полностью во власти «горячего» западного капитала. В основном речь идет о долговом и валютном рынках. Аналитики, конечно, будут говорить о том, что перед выборами курс рубля держат, или, напротив, рассуждать о том, почему власть не удержала рубль от обрушения накануне выборов. Но все это не имеет отношения к реальным рыночным процессам.

Резервный уже потратили практически полностью, а Фонд будущих поколений процентов на 40 куда-то уже раздербанили, то есть инвестировали. Поэтому золотовалютные резервы оказываются уже не такими уж и большими. особенно если сравнить остатки этих резервов с совокупным внешним долгом — корпоративным и государственным. Всего, чем сейчас располагает ЦБ, если еще вычесть оплату импорта, который необходим стране на 3 - 6 месяцев, не хватит на выплату даже большей части российских долгов. Ликвидных резервов у ЦБ сейчас в 2 - 2,5 раза меньше, чем совокупный внешний долг. ЦБ неспособен обеспечить долговременную стабильность рубля. На это элементарно нет денег. Отсюда и введение плавающего курса, что на практике означает, что в любой момент рубль может рухнуть раза в два.

О ценах на нефть

Санкции на нефтяной рынок не влияют. Если даже большая заваруха на Ближнем Востоке — военные действия в Сирии, Ираке да еще и добавившаяся к этому дипломатическая война саудитов с Катаром — никак не повлияла на цены на нефть, то что уж говорить о новых антироссийских санкциях. В их списке нет же прямого запрета на импорт российских энергоносителей, что могло бы, наверное, удержать нефтяные котировки от нового падения.

Нефть росла из-за действий спекулянтов, в первую очередь из-за переизбытка долларовой ликвидности, из-за «количественного смягчения», то есть накачки западной экономики деньгами. События на Ближнем Востоке лишь использовались спекулянтами как информационный повод, чтобы еще больше разогреть рынок и подтолкнуть цены вверх. А вот когда цена на нефть падает (опять же по причинам чисто финансовым и даже психологическим), политические события ничего поделать с падением рынка не могут. Рынок просто не обращает внимания на этот так называемый форс-мажор. Не разнообразные политические события определяют движения рынка, а движения рынка определяют наше восприятие этих событий.

Сейчас нефть зависла в районе 50 долларов за баррель, потому что такое зависание всегда завершает коррекцию цен на нефть перед новым падением. Нефтяной рынок просто взял паузу перед тем, как пойти хорошо вниз — процентов на 15 до 34 -35 долларов за баррель (сейчас выше 48 долларовприм. ред.).

Причем фундаментальных причин для этого особых нет. Главная причина — полмиллиона нефтетрейдеров и так называемая волновая теория их поведения. Постфактум падение можно объяснить чем угодно. К примеру, замедлением мировой экономики, падением спроса на нефть или еще чем-то.

Даже реальное изменение динамики потребления энергоносителей никак не влияет на рынок нефти. Простой пример: все мы были свидетелями того, как цена на нефть меньше чем за год упала со 140 долларов за баррель до 30 долларов. При этом баланс реального спроса и предложения по нефти изменился максимум на 2 процента. Вот и все. Никак этот баланс на движения рынка не влияет.

Но и на нынешних уровнях цена нефти не останется. Стоимость барреля будет колебаться в диапазоне от 30 до 60 долларов, я бы сказал, до марта 2018 года (как раз до выборов президента России, но это чистое совпадение). Потом произойдет обвал нефтяных цен до 12 или даже 9 долларов за баррель.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter