Рус
Eng

Игорь Минтусов: почему внутренняя политика России не белая и не пушистая

Аналитика
Игорь Минтусов: почему внутренняя политика России не белая и не пушистая
Игорь Минтусов: почему внутренняя политика России не белая и не пушистая
30 декабря 2020, 13:11
Власть, которая не имеет ресурсов мотивировать общественно-социальные группы и сосредоточена лишь на удержании достигнутого и отсечении своих потенциальных конкурентов, не может называться сильной

Президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов подвел на канале «Кремлевский безбашенник» внутриполитические итоги уходящего 2020 года.

«Вы можете выбрать машину любого цвета, при условии, что этот цвет будет черным»

Генри Форд, основатель компании «Форд»

На пресс-конференции 17 декабря журналист ВВС Стивен Розенберг задал президенту России вопрос, краткая суть которого заключается в том, что Россия винит в постоянной напряженности между ней и странами Запада внешние силы. Чувствует ли сам президент ответственность за это, или российские власти «белые и пушистые»?». «По сравнению с вами – да! Мы белые и пушистые», - ответил президент.

Можно согласиться с президентом России, что во внешней политике российские власти по сравнению с США действительно выглядят как «белые и пушистые», когда речь идет о паритете в гонке вооружений, которые США в последние годы методично разрушают.

Однако, насколько Россия «белая и пушистая» в своей внутренней политике? Существует много признаков, по которым, с моей точки зрения, власть «белой и пушистой» во внутриполитических делах в России назвать нельзя.

Власть баррикадируется

За последние месяцы уходящего 2020 года юридические строители баррикад вокруг интересов правящей партии и защищающей ее силовой элиты перешли на двухсменную работу без выходных. Бетонирование бетонных стен во внутренней политике России идет полным ходом. Ужесточение законодательства наглядно отражает своеобразную запретительную «idéefixe» власти.

Складывается впечатление, что ограничение или сокращение свобод и прав граждан в России стало главной целью работы Госдумы за последние месяцы. Ужесточение контроля над Интернет-пространством: закон о блокировке YouTube и Facebook за «цензуру», запрет на политагитацию в соцсетях. Законопроект о признании иностранными агентами физических лиц, в расширительную трактовку которого попадает большая часть российских граждан. Выйдя в off-line, мы видим пакет законопроектов об ужесточении проведения митингов и пикетов, штрафы за продажу гаджетов без установленного отечественного ПО и прочее, прочее, прочее.

Одержимость запретами, выраженная в принятии вышеперечисленных законодательных инициатив, вряд ли повлияет на жизнь россиян в положительном ключе. Но, помимо этого очевидного вывода, можно сделать и другой. Власть начинает чувствовать себя неуверенно по отношению не к внешним, а к внутренним угрозам в стране. А что такое «внутренние угрозы» для власти в стране? Общественная и гражданская политическая активность граждан , которая в теории может привести к смене власти. Поэтому власть компенсирует эту неуверенность ужесточением законов, направленных на усиление контроля за гражданами и их общественно-политической активностью. Отсюда и звонкие ярлыки «иностранный агент» для физических лиц, граждан России. Еще один шаг, и «иностранный агент» легко превращается во «врага России». Все это уже мы проходили в 1930-е годы в СССР. Все это было.

Выбор без выбора.

Журналист в своем вопросе Владимиру Путину не зря акцентировал внимание на том, что тот «находится 20 лет у власти». За 20 лет прошла очень большая эволюция взглядов власти на оппозицию. В 2002 году тогдашний президент России В.Путин отдыхал, катаясь на горных лыжах с лидером оппозиционной политической фракции СПС в Госдуме Борисом Немцовым. В 2003 году тот же президент поздравлял лидера партии «Яблоко» Григория Явлинского с преодолением 5% барьера по прохождению в Госдуму. (Позже выяснилось, что это было преждевременно, «Яблоку» в итоге не хватило 0,5%). И так далее, и так далее.

А что сейчас? Оппозиция, пользующаяся определенной долей поддержки населения, вынуждена справляться с бесчисленной плеядой искусственных (!) препятствий на пути попадания в законодательные, муниципальные, региональные органы власти. Я имею в виду знаменитый «муниципальный фильтр». Складывается впечатление, что «белая и пушистая» российская власть не может допустить на стратегически важные позиции в политических институтах представителей:

А) с иным мнением и повесткой, отличной от партии власти;

Б) ярко и активно критикующих ЕР и власть в целом.

На людей, которых уже не зазорно назвать «вечной несистемной оппозицией», заводятся административные (в лучшем случае) и уголовные дела по статьям, пространно и абстрактно написанным, формулировками которых можно объяснить неправомерность, по сути, любого действия любого гражданина. «Закостенелость» и необновляемость власти все больше становится похожей на нормальность и обыденность. Разве может являться «белой и пушистой» в глазах либеральных и лояльных граждан та власть, которая:

  1. Строит юридические бастионы, защищая себя от общественного контроля и делая себя, по сути, неуязвимой перед законом?
  2. Создает фактически невозможность проголосовать гражданам за тех, за кого они считали бы нужным и хотели бы проголосовать на выборах?

Из этих двух пунктов можно сделать вывод, что внутриполитически власть в России слаба. Сильная власть имеет достаточный набор мотивирующих идей, целей, программ, которые объединяют вокруг себя большие общественно-социальные группы и приводят эти группы в соответствующее движение по направлению к целям, результатам, достижениям. Слабая власть, не имея ресурсов мотивировать общественно-социальные группы, сосредоточена на удержании достигнутого и отсечении своих потенциальных конкурентов на дальних подступах к властным вершинам. Слабая власть не уверена, что она может победить в открытой конкурентной борьбе на выборах, поэтому открытые и конкурентные выборы слабая власть не устраивает. Это все ведет к негативной селекции, социально-политической стагнации и в итоге - к глубокому социально-политическому кризису, который будет не в следующем году. Это - мой оптимистичный прогноз на следующий год.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter