Рус
Eng

Олег Пантелеев: “Авиапрому нужен единый новый бренд, чтобы скрыть родство с SJ100"

Аналитика
Олег Пантелеев: “Авиапрому нужен единый новый бренд, чтобы скрыть родство с SJ100"
Олег Пантелеев: “Авиапрому нужен единый новый бренд, чтобы скрыть родство с SJ100"
30 декабря 2019, 11:33Фото: aviaport.ru
Все производимые в России гражданские авиалайнеры могут переименовать и сделать линейку самолетов с единым названием. Эксперт отметил, что было бы полезно создать единый бренд для российского авиапрома, это может положительно сказаться на неблагоприятной репутации Superjet 100.

Гендиректор Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь заявил, что все производимые в России гражданские авиалайнеры могут переименовать и сделать линейку самолетов с единым названием.

Исполнительный директор агентства "АвиаПорт" Олег Пантелеев в комментарии “НИ” отметил, что такой подход, согласно международному опыту, является магистральным направлением, и было бы полезно создать единый бренд для российского авиапрома, причем он должен охватить не только продуктовую линейку, но и корпоративные структуры. Кроме того, ребрендинг может решить ряд проблем, связанных с не всегда благоприятным восприятием бренда, которое сложилось у бренда самолета Superjet 100:

“Мы видим, что есть мировая практика, которая показывает: в Северной Америке есть мощный бренд Boeing — причем это имя носят и гражданские самолеты, и ряд транспортных самолетов, и даже некоторые вертолеты; в Европе ситуация такая же, где под брендом Airbus объединена вся гражданская линейка этого авиастроительного, точнее аэрокосмического, гиганта, также Airbus Helicopters — это производитель вертолетов, который получил свое название тоже в рамках единого бренда.

Конечно, мощный бренд, который понятен потребителю, будет играть на пользу, когда речь идет о продвижении отечественного авиастроения на различные рынки. Причем, учитывая, что Объединенная авиастроительная корпорация рассчитывает быть широко представленной и на международном рынке, бренд этот должен быть интернациональным, т.е. не должен быть замкнут исключительно на российском рынке.

Соответственно, я бы не стал говорить о том, что появится именно русифицированное название Sukhoi Superjet. Хотя исключать такую вероятность полностью не стоит.

Подводя итог: мировой опыт показывает, что этот подход является магистральным путем. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы новый бренд охватывал не только продуктовую линейку, но и корпоративные структуры, потому что бренд ОАК абсолютно безлик, в нем нет ни каких-либо национальных черт, ни исторических привязок — это просто какая-то бюрократическая формулировка, не более чем. Хотелось бы, чтобы и сама корпорация получила новое имя”.

Если удастся решить какие-то проблемы, связанные с не всегда благоприятным восприятием бренда, которое сложилось у бренда самолета Superjet 100, то это будет хорошим побочным эффектом ребрендинга.

В целом, продуктовая линейка гражданского сегмента будет гораздо шире, и принципиально важно, чтобы все продукты, которые будет выпускать и продвигать ОАК, отвечали требованиям, пожеланиям и ожиданиям заказчика. Это примерно то же самое, что, условно говоря, смена фамилии, чтобы скрыть родство с человеком, который был в одном из поколений. Это одна из частей, но далеко не самая важная”.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter