Рус
Eng

Вопрос дня: должны ли дети мигрантов учиться в российских школах?

Аналитика
Вопрос дня: должны ли дети мигрантов учиться в российских школах?
Вопрос дня: должны ли дети мигрантов учиться в российских школах?
30 августа, 12:05Фото: Соцсети
Противники такого способа социализации мигрантов забывают, что именно в школе легче всего воспитать в ребенке гражданина России.

Иван Зубов

Скандальное заявление сделал глава СПЧ РФ Валерий Фадеев, написав в своем канале, что не говорящие по-русски дети мигрантов не должны зачисляться в школы в России: «Мы также считаем, что не владеющие русским языком дети мигрантов не должны зачисляться в наши школы. Иначе обучение всего класса будет сорвано.»

Где они должны учиться, Фадеев не уточнил. Он также добавил, что у мигрантов, приезжающих на временную работу в РФ, нет оснований привозить сюда свои семьи. «Тем более, что многие намеренно приезжают сюда рожать».

Разумеется, что в преддверии начала нового учебного года это заявление вызвало целую общественную дискуссию. К примеру, экономист Никита Кричевский провел голосование на своем канале на тему: прав или не прав Фадеев? Характерно, что две трети читателей решили, что прав.

Московский преподаватель Леонид Кацва объясняет, чем вызвано беспокойство Фадеева (который, между прочим, родился в Ташкенте, так что тоже может считаться трудовым мигрантом, или ребенком такового):

«В ряде московских школ, особенно на окраинах это превращается в огромную проблему. К сожалению, ни за два месяца, ни за полгода дети язык на том уровне, который достаточен для полноценного усвоения учебной программы, не осваивают, в учебе катастрофически отстают, что становится проблемой и для них, и для школы. Особенно тяжела бывает ситуация тогда, когда таких детей достаточно много для того, чтобы они общались между собой на родном языке, тем самым выпадая из русской языковой среды.

Возможно, нужны не лингафонные кабинеты, а курсы с более современными техническими средствами. Но уже в 6-7 класс сажать ребенка, не говорящего по-русски, невозможно. А приходят дети мигрантов отнюдь не только в начальную школу. И это гораздо более серьезная проблема, чем может показаться со стороны. Это проблема, и очень серьезная. И ее надлежит решать именно языковым интенсивом, а не бросанием не знающего языка ребенка в школу, где на этом языке ему будут преподавать самые разные предметы от химии до истории и русской литературы. Еще раз отмечу, что речь о средней и старшей, а не о начальной школе.»

Стоит напомнить по этому поводу, что недавно Путин поддержал идею о создании адаптационных центров для мигрантов в России. А руководитель Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) Игорь Баринов заявил, что одним из наиболее эффективных механизмов адаптации мигрантов является создание специализированных центров. «У нас сейчас этой инфраструктуры нет. Мы бы с коллегами начали работу на нескольких пилотных региона.» Однако пока суть да дело, трудовые мигранты, приехавшие в Россию с детьми могут оказаться в сложном положении.

Популярный канал «Малюта Скуратов» так оценил слова Фадеева:

«Ладно бы такое мнение высказал бы какой-нибудь Слуцкий. Но нет, это позиция главы совета по правам человека. Хотя само существование такого совета выглядит уже анахронизмом. Но он есть и имитирует наличие каких-то прав. Как можно судить по словам Фадеева, даже имитирует – плохо. И от такой позиции совсем недалеко до ситуации, когда у нас в стране будет просто большое количество неграмотных детей, чье будущее предопределено – обслуживать коренное население…»

Более того, известный российский телепропагандист и депутат Госдумы Евгений Попов подверг критике заявление главы СПЧ:

«Если это официальное решение, то оно глубоко ошибочно и недальновидно. Носителей русского не будет больше, если русскому языку не учить…»

Между тем, существует прекрасный пример того, как можно безболезненно адаптировать детей мигрантов к жизни в другой стране. И этот пример – Германия. Вот что пишет по этому поводу блогер Ирина Самахова:

«В Германии обязаны ходить в школу абсолютно все дети, проживающие на территории государства. Нет никаких исключений. Маленькие мигранты быстро осваивают немецкий от ровесников, и это гораздо эффективнее, чем любые курсы. В обычной мюнхенской школе, где учатся мои племянники-близнецы, во всех классах есть и беженцы, и трудовые мигранты, и временные жители со всего мира (например, дети разноплеменной университетской профессуры). Я там сделала открытие, что в немецкой школе детей в первую очередь учат быть немцами. То есть, учат правилам человеческого общежития в национальном варианте. Например, наши первоклассники терроризируют родителей вдруг проснувшейся страстью к порядку. В обычной безалаберной русской семье это очень трудно дается - ставить все вещи на свои места. И никогда не опаздывать. И безоговорочно подчиняться учителю и вообще начальству. А господину Фадееву почему-то не приходит в голову, что школа - в первую очередь мощный инструмент социализации. Язык и арифметику сейчас легко освоить просто сидя перед компом…»

И с этим трудно поспорить, если, конечно, не принимать во внимание ксенофобскую атмосферу, царящую в российском обществе. Не стоит также забывать и о тяжелой демографической ситуации в стране, которая с каждым годом ствновится только хуже.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter