Рус
Eng
Беспорядки в США: эпидемия коронавируса может перерасти в пандемию террора
Аналитика

Беспорядки в США: эпидемия коронавируса может перерасти в пандемию террора

30 мая , 17:27
В социальных сетях бурно обсуждают события в Америке, спровоцированные убийством чернокожего юноши.Больше 20 городов США охвачены массовыми беспорядками, которые начались со зверского убийства полицейским чернокожего юноши в городе Миннеаполис.

В этом случае положение усугубилось еще и пандемией, которая особенно сказалась на этой стране. Адвокат Юлия Николаева живет в калифорнийском городе Сан-Хосе, который тоже затронули беспорядки. Вот что она думает по этому поводу:

«Бывшему полицейскому Дереку Шауину (Derek Chauvin) предъявлено обвинение по двум статьям - непредумышленное убийство (до 25 лет) и причинение смерти по неосторожности (до 10 лет). Он арестован. Остальные трое участников задержания Джорджа Флойда уволены из полиции, но никаких обвинений им предъявлено не было. Протесты, тем временем, разлились по всей стране.

Тема протеста расширилась до общей проблемы необоснованной жестокости и безнаказанности полиции, но акцент, конечно, на непропорционально более жёстком отношении полиции к афроамериканцам. Очень больная в Америке тема. Каждое подобное убийство заканчивается массовыми протестами, но полицейских, как правило, либо не привлекают к уголовной ответственности вообще, ограничиваясь служебной проверкой с заключением о правомерности действий полицейских, либо их оправдывают в суде. Некоторые такие протесты перерастали в настоящие бунты, сродни тому, что сейчас происходит в Миннеаполисе. Погуглите "Rodney King riots Los Angeles 1992". Прошло почти 30 лет, но воз и ныне там - полицейские регулярно превышают полномочия и применяют совершенно неоправданное насилие. Не только к черным, но к черным значительно чаще. Далеко не все такие случаи попадают на камеру и бОльшая их часть остаётся неизвестной.

Я посмотрела все доступные видеозаписи инцидента с Флойдом. Это дикость. То, что делал с ним полицейский подпадает под определение пыток. Невооруженный, не оказывающий сопротивления человек, пригвожденный коленом к асфальту в области шеи на 8 минут 46 секунд. При этом он много раз повторяет, что не может дышать. Прохожие возмущаются. Полицейский и не думает сдвинуться. Слез только когда понял, что Флойд потерял сознание. Видеть эти кадры убийства в прямом эфире невыносимо. И да, они рождают ярость. Протест, тем не менее, начался совершенно мирно. Но как в любых значимых событиях, им воспользовались разные маргинальные группы от антифа до простых уличных хулиганов. В мероприятия такой численности всегда втискиваются провокаторы, таков закон толпы...»

Российский активист Кристина Потупчик не верит, что правительство Трампа прервать эту дурную традицию, напоминая, что эти беспорядки могут существенным образом повлиять на осенние выборы президента:

«Такое случается нередко, но тут есть кое-что необычное. Во-первых, убитый оказался близким другом бывшего игрока НБА Стивена Джексона, который опубликовал видео в инстаграме (это стало одним из спусковых крючков общенационального восстания). Во-вторых, последние слова Флойда «Я не могу дышать» оказались лозунгом, который описывает самоощущение подавляющего большинства американцев. Им в прямом смысле слова тяжело дышать из-за масок, из-за сидения дома, из-за обрушившегося на них экономического кризиса и туманных перспектив. Разумеется, американские звёзды тут же выступили с призывом наказать виновных в убийстве.

(...)

Но я не согласна с теми, кто утверждает, что этот протест будет сколько-нибудь отличаться от остальных, которые мы видели в США в последние годы. В 2014 году ситуация обострилась в городе Фергюсон, где полицейский застрелил безоружного 18-летнего Майкла Брауна. Волнения продолжались несколько дней, а потом возобновились с новой силой, так как суд присяжных отказался предъявлять полицейскому обвинение за отсутствием состава преступления. На следующий год эпицентром волнений стал Балтимор (штат Мэриленд), где в результате травм, полученных в связи с действиями полиции, скончался 26-летний Фредди Грей. Пострадало около сотни полицейских, было арестовано более 200 человек. В 2016 году внимание оказалось приковано к городу Шарлотт. Когда подключают Национальную гвардию, все быстро возвращается на круги своя.

Будет так же и в этот раз, с той лишь разницей, что мы пока не знаем, в чью пользу. В ноябре этого года должны состояться выборы президента США. На фоне ограничительных мер, коллапса в экономике и общей усталости, одна такая искра, как убийство афроамериканца в Миннеаполисе, может стоить очень многого для всех заинтересованных сторон...»

Журналист Павел Пряников полагает, что дело не в конкретном президенте, а в застарелой американской проблеме – в отсутствии в богатейшей стране мира социальной справедливости :

«Бездарные наши медиа как попугаи копипастят новости из гущи бунта в Миннеаполисе, но не дают контекста. Почему стало возможным такое ожесточенное противостояние с погромами, залпами резиновых пуль и газовыми атаками? Почему в город вошли броневики и пехота Нацгвардии, а журналиста CNN заковывают в наручники в прямом эфире.

Дело не в Трампе или Обаме(при нем аналогичная битва разгорелась в городе Фергюсон, такие «расовые бунты» (race riots) будоражат США уже более ста лет. Эта дурная традиция родилась на стыке двух противоположных культур – американского легализма и мира гетто. Даже сейчас, когда подключился президент, ФБР и другие службы следователи не торопятся предъявлять обвинения уволенным под давлением общественности копам.

Так было всегда – довести до суда дело о копе-убийце стоит невероятных усилий, ведь за ним не только могущественный профсоюз, но и все американская система правосудия, заточенная на защиту «своих». Обычный человек может получить пожизненное даже за умысел на предумышленное убийство, а в 2017 году коп-садист, сделавший на своей винтовке гравировку «Приди и возьми» (отсылка к спартанцам), изрешетил стоявшего на коленях безоружного парнишку – его пытались посадить на 25 лет, но в итоге тихо отправили на пенсию по здоровью как пострадавшего от «посттравматического расстройства». Так работает американское правосудие, воспетое в бесчисленных фильмах и сериалах.

А еще в США очень много бедных. Многие из них черные, живущие в своих гетто по близким и понятным «понятиям». Когда такой простой человек встречает законника с пушкой на бедре – может случиться беда. Впрочем, расовый вопрос еще дополнительно раздувается активистами вроде Шона Кинга – это восходящая звезда правозащиты. Бывшие друзья из прогрессивной и ЛГБТ тусовки обвиняют его в гигантских растратах пожертвований и провале всех общих начинаний. Зато в соцсетях у него миллионы людей и Шон умело разжигает пожар «раховы» – по мнению таких активистов, белые супремасисты и копы ведут против чернокожей общины священную расовую войну.

Это конечно не так – есть официальная статистика, согласно которой в 2019 году копы в США убили 1004 человек: 370 из них были белые, 235 – черные. Из 40 невооруженных погибших: 19 – белые, 9 – черные. Сюда стоит добавить, что только в Чикаго каждый месяц десятки люди становятся жертвами разборок между бандами, но их смерти не вызывают бунты. Ведь это «внутренняя война», а когда встречаются представители двух миров – чернокожий житель трущоб и призванный держать его «в стойле» законник – вот тогда начинается настоящий ад.

Ад, вызванный, прежде всего социальными проблемами: вот почему бедные люди, начав с протестов против полицейской жестокости, перешли на мародерство и грабеж магазинов. Социальная справедливость даже в такой богатой и могущественной стране как США по-прежнему остается такой же редкостью, как и хваленая «американская мечта»...»

Публицист Егор Седов уверен, что существуют протесты «правильные» и «неправильные», и это разделение не зависит от конкретной страны. Американские события напомнили ему события на Донбассе в 2014 году:

«Как отличить "свои" протесты в любой стране мира от "не своих"? Это очень просто. Когда происходили протесты в Гонконге (сейчас, после решений КНРовских властей, наверняка будет вторая волна), ничего похожего на фото мы не видели. Бои с полицией - да. Но вот таких сцен грабежей - нет, не было. Когда происходили протесты в Украине, когда был Майдан, мы тоже ничего похожего не видели. Да и как можно себе представить грабеж предпринимателей, если предприниматели составляли значительную часть протестующих? И в Москве, во время Болотной или во время прошлогодних протестов, вот этого не было! А в Миннеаполисе все как-то иначе... А где мы все это уже видели? Донецк, 2014 год. Разграбление супермаркета темы самыми, которые орали "введи войска!" Потом боевики опомнились, порядок попытались навести, да поздно - а, надо думать, и сами неплохо поучаствовали. Там, где люди выходят за права и свободы, грабежей, как правило, не бывает. А в Миннеаполисе вот этим их погибший бро - пофиг. Трампу не пофиг ("не позорьте память погибшего!") - а им пофиг. Причем, как пишут, грабят своих же, "цветных" предпринимателей. На солидарность им тоже пофиг.

На последнем фото - не Миннеаполис, а Донецк. Оказывается, как раз сегодня исполняется шесть лет со дня разгрома супермаркета "Метро". Великая была победа над частной собственностью, раз до сих пор вспоминается.

К чему я все это? А к тому, что не всякие протесты должен вызывать восхищение. И не всякое их подавление должно вызывать неприятие. Не только по данному показателю. Вот в Иране в 1978/79 были массовые народные протесты. Против диктатуры, кстати-кстати. Вполне представляю, что творилось бы в феврале 1979-го в соцсетях, если бы они тогда были. "Они победили, героический народ восстал и победил, а мы, а мы, а мы!.." Ну, вот и допротестовались, и допобеждались - до пыток, зверской порки, побиваний камнями, виселиц, погружения в Средние века...»

Сетевой аналитик Анатолий Несмиян выносит проблему социальных протестов в общемировой контекст, считая, что это неизбежное кризисное последствие пандемии:

«Пока говорить о масштабных протестах в США рано, хотя российская пресса уже оживилась - в конце концов, появился повод рассказать, как у них всё плохо. Особых сомнений в том, что беспорядки будут локализованы, пока нет.

Тем не менее, проблема реально существует - эпидемия коронавируса, которая во многом стала эпидемией террора недееспособных властей в десятках странах, которые за редкими исключениями утратили возможность штатно реагировать на чрезвычайные ситуации в силу общей деградации управления по всему земному шару - эта эпидемия постепенно переходит в еще одну. Эпидемию психических расстройств, обострения психических заболеваний и самой настоящей пандемией психоза по всей планете. Растет и уровень агрессии, и уровень самоубийств, причем во всех странах.

Все это наслаивается на резко рухнувший уровень жизни, полную дезадаптацию миллионов людей, деградацию управления. Логично предположить, что вспышки насилия, подобные миннесотским событиям, будут возникать случайным образом повсеместно. Другой вопрос, что они все будут носить локальный характер и вряд ли закончатся чем-то очень серьезным. Впрочем, возможно, что в каких-то особых случаях спонтанный бунт может очень даже содействовать чьим-то сугубо политическим планам и замыслам.

Однако главное в таких психических вспышках насилия - это конечно, сам факт того, что безопасность рушится по всей планете. И спокойных мест становится все меньше...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter